Сирийский экспресс. Илья Крамник

   Дата публикации: 06 октября 2015, 15:58

 

Кто подставил плечо Башару Асаду

 

В мае 2011 года Евросоюз ввел санкции на поставки оружия в Сирию. Внутриполитический конфликт в этой стране, постепенно перераставший в гражданскую войну, тогда оценивался как прелюдия к скорому свержению правительства Сирии руками поддержанной Западом оппозиции. Однако вскоре ситуация изменилась.

 

Кто подставил плечо Башару Асаду

 

Россия, воздержавшаяся в свое время от блокирования резолюции 1973 Совбеза ООН, положившей начало открытому вмешательству НАТО в конфликт в Ливии, на сей раз прямо и недвусмысленно поддержала руководство Сирии. Это сразу придало конфликту в этой стране иной характер. Получая из России боевую технику и вооружение, а также благодаря помощи Ирана, Дамаск смог оказать вооруженным отрядам оппозиции, поддерживаемым западными странами, Турцией и монархиями Персидского залива, жесткое сопротивление, не допустив распада армии и силовых структур.

 

 

До «Алаида»

 

Военно-техническое сотрудничество РФ и Сирии поддерживалось и ранее, хотя его объемы были совершенно несопоставимы с советским периодом. С началом боевых действий они стали расти.

 

Номенклатура поставок, впрочем, серьезно изменилась. Раньше в контрактах с Дамаском весьма значительную роль играла авиация и системы ПВО, однако после того как конфликт разгорелся в полную силу, поставки боевых самолетов были фактически остановлены, а систем ПВО — значительно сокращены. В частности, Дамаску так и не передали обещанные системы С-300.

 

В условиях противостояния с многочисленными иррегулярными формированиями сирийские военные нуждались прежде всего в восполнении быстро расходуемых запасов техники и вооружения сухопутных войск, отодвинув амбициозные планы перевооружения на потом.

 

Заказанное Дамаском вооружение шло из России главным образом по морю — на зафрахтованных гражданских судах из балтийских или черноморских портов. И именно на море произошли два инцидента, послуживших главной причиной развертывания операции, которую в российской, а затем и в зарубежной прессе назвали «Сирийским экспрессом».

 

11 января 2012 судно «Чариот» компании Westberg Ltd под флагом государства Сент-Винсент и Гренадины, совершавшее рейс из Санкт-Петербурга в Латакию, было досмотрено в кипрском порту Лимассол. На борту находился груз компании «Рособоронэкспорт» — основного экспортера российского вооружения и военной техники.

 

Зенитная ракетная система С-300 на астраханском полигоне Ашулук

Зенитная ракетная система С-300 на астраханском полигоне Ашулук

 

Власти Кипра, несмотря на эмбарго ЕС, позволили судну продолжить путь, но с условием изменения маршрута. Ожидалось, что «Чариот» направится в Турцию, однако в итоге корабль прибыл в другой сирийский порт — Тартус, при этом с борта были снято оборудование системы AIS (Automatic Identification System), используемое для установления местонахождения и курса торговых судов.

 

Власти США обратились к российскому руководству с просьбой дать разъяснения о характере перевозимого груза. Москва от объяснений отказалась. Как сообщил на пресс-конференции глава МИД Сергей Лавров, действия России соответствовали международному законодательству. Министр добавил также, что Москва не будет руководствоваться односторонними санкциями, введенными другими государствами.

 

В июне 2012 года близ побережья Шотландии был остановлен сухогруз «Алаид», у которого по требованию британского правительства отозвали страховку, ранее выданную компанией Standard Club. Сухогруз доставлял в Сирию отремонтированные в России вертолеты Ми-25 (экспортная версия вертолета Ми-24Д) и системы ПВО.

 

Вертолет Ми-24

Вертолет Ми-24

 

«Алаид» находился в собственности компании Volcano Shipping NV, зарегистрированной на Кюрасао, оператором выступала сахалинская компания ФЕМКО. Корабль без последствий вернулся в российские воды, выгрузив военный груз в Мурманске, однако стало ясно, что схему поставок нужно менять. К риску ареста гражданских транспортов добавился еще один, не менее, если не более существенный: перевозчик такого груза мог лишиться страховки, что практически исключало возможность фрахта торговых судов для военных перевозок в Сирию.

 

 

Запуск экспресса

 

Оставалось только задействовать ВМФ, располагающий как набором вспомогательных судов, так и десантными кораблями. Главное преимущество военного корабля — его флаг, дающий права экстерриториальности. Попытка ареста или задержания такого корабля равносильна нападению на страну, которой он принадлежит.

 

Корабли ВМФ уже эпизодически использовались для транспортировки некоторых специальных грузов из России в Сирию, но теперь флот фактически превращался в единственного оператора, способного доставлять грузы такого рода.

 

Рейсы больших десантных кораблей (БДК) Черноморского флота по маршруту Новороссийск — Тартус начались уже летом 2012 года. Но на Черном море кораблей этого типа не хватало, пришлось задействовать и другие флоты. В восточном Средиземноморье иной раз находилось 5-6 российских БДК сразу.

 

 

Дальние походы

 

В ходе операции российские БДК проекта 775, в свое время построенные в Польше по заказу ВМФ СССР, продемонстрировали выдающуюся надежность. Не сильно уступали им и корабли проекта 1171 советской постройки 60-х годов.

 

Так, 18 декабря 2012 года на боевую службу из Балтийска вышел БДК Балтфлота «Александр Шабалин». Ожидалось, что поход продлится 2,5-3 месяца, но «Шабалин» побил все рекорды, вернувшись на главную базу Балтфлота лишь 14 января 2014 года. Корабль провел в море без малого 13 месяцев — 392 дня, в том числе 283 ходовых суток, пройдя 47,1 тысячи миль (более 87,2 тысячи километров, что больше двух длин экватора). За это время он разгрузился в Тартусе 12 раз. Кроме того, принял участие в учениях ВМФ России в Черном и Средиземном морях.

 

Российские корабли ненадолго заходили в Новороссийск для погрузки, Тартус или Латакию для разгрузки — и снова в море. Так, БДК Тихоокеанского флота «Пересвет» и «Адмирал Невельской» вернулись домой во Владивосток лишь спустя 281 сутки, проведя в походе 9 месяцев и 6 дней.

 

БДК «Адмирал Невельской»

БДК «Адмирал Невельской»

 

В среднем длительность боевой службы для «десантников» превысила полгода, причем многие корабли за это время прошли этот цикл два-три раза и более. В общей сложности Сирии помогали 16 из 19 БДК, находящихся в составе ВМФ России. «Сирийским экспрессом» по маршруту Новороссийск — Тартус (или до Латакии) прошли шесть из семи кораблей Черноморского флота, по четыре десантных корабля Северного и Балтийского флотов (все имеющиеся), и два из четырех БДК Тихоокеанского флота.

 

Длительными походами отличились и другие боевые корабли, многие из которых в период 2012-2014 годов провели на боевой службе 150 суток и более. Интенсификация ВМФ России в Средиземное море в целом совпадала с очередными обострениями у берегов Сирии, однако, к сожалению, возможности флота серьезно ограничивались старением корабельного состава и его резким сокращением в постсоветские годы. Россия наверняка держала бы у сирийских берегов более внушительную группировку ВМФ, однако из числа надводных кораблей 1-го ранга в боевой линии сегодня находится лишь крейсер «Москва», флагманский корабль Черноморского флота, ныне возглавляющий российское соединение в Средиземноморье.

 

Остальные крупные корабли «западных» флотов России, к сожалению, не готовы к походу в Средиземное море. Единственный российский авианосец «Адмирал Кузнецов» только недавно вышел из ремонта и еще не приведен в боевую готовность. Тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий» недавно встал на ремонт, который закончится уже после Нового года. Также пока не завершены ремонт и модернизация на однотипном с «Москвой» североморском «Маршале Устинове» и на самом ходовом корабле ВМФ России с 2000-х годов — БПК «Адмирал Чабаненко».

 

 

Дефицит инструмента

 

Конечно, на линию «сирийского экспресса» встали бы и предназначавшиеся для Тихокеанского флота универсальные десантные корабли типа «Мистраль». Транспортные возможности 20-тысячетонных УДК слишком привлекательны, чтобы от них отказываться. ВМС Франции, в частности, уже использовали корабли этого типа для доставки военного снаряжения в Сенегал во время операции в Мали в 2013 году.

 

Как известно, вертолетоносцы России не достались, но необходимость наращивания экспедиционных возможностей флота вполне осознается руководством страны. О планах постройки десантных кораблей новых проектов «Ленте.ру» сообщал и главком ВМФ адмирал Чирков, и представители Объединенной судостроительной корпорации.

 

Пока же остается надеяться, что флоту хватит ресурса и ремонтных мощностей для поддержания в исправности имеющейся группировки БДК, и ждать ввода в строй первого корабля нового проекта 11711 «Иван Грен». Сирийская глава не дочитана еще и до середины, а история не завершится и с ее окончанием.

 

Илья Крамник

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1