Майдан по-французски и по-украински. Павел Шипилин

   Дата публикации: 06 Октябрь 2015, 12:20

 

Во Франции случился Майдан регионального значения. В парижском пригороде Руасси. Точнее, даже не регионального, а отраслевого — в штаб-квартире Air France. Руководство авиакомпании собралось обсудить антикризисный план, который предусматривал сокращение почти трех тысяч рабочих мест.

 

А рабочие собрались, чтобы помешать претворить этот план в жизнь. И временно в этом преуспели.

 

Майдан по-французски

 

Руководитель кадрового департамента Air France Ксавье Бросета получил несколько тумаков, потерял свой дорогой пиджак и сорочку. Ну, и лицо, конечно. Телохранителям удалось спасти топ-менеджера, перебросив его через забор.

 

 

Французы, имеющие, в отличие от украинцев, многовековую историю майданов, легки на подъем. Они любят и умеют проводить акции протеста, забастовки и шествия. Они слушают команды своих профсоюзов, которые стоят на страже интересов пролетариата. И им часто удается добиваться своего. Хотя чаще не удается.

 

В Руасси приехало несколько тысяч человек под руководством трех профсоюзов, чтобы помешать принять решение о сокращении. Они взяли штурмом штаб-квартиру авиакомпании и пробрались в зал заседаний. И тут учинили настоящий погром.

 

Генерального директора Air France Александра де Жуньяка эвакуировали довольно быстро. И тогда восставшие, лишившись главного объекта своего возмущения, отыгрались на начальнике департамента по персоналу Ксавье Бросета. То есть, персонал и отыгрался.

 

Каким-то чудом чиновнику удалось вырваться на улицу и сбежать. С чем его можно поздравить.

 

А мы с вами попробуем сделать выводы из этого инцидента.

 

Любой украинец скажет, что так майданы не проводят. Во-первых, без горящих покрышек, палаток и балаклав не считается. Во-вторых, авиакомпания, пусть даже такая крупная, как Air France, — цель мелкая и не достойная народного протеста.

 

Нужно было брать Елисейский дворец.

 

Нужно было скакать под крики «англичан — на ножи». Французам такой лозунг пришелся бы по душе, полстраны наверняка побросало бы свои дела и приехало в Париж свергать власть.

 

Потому что это весело.

 

Тем более что премьер-министр Манюэль Вальс уже опрометчиво выразил поддержку руководству авиакомпании. Этот предатель сказал следующее: «Применение насилия недопустимо. Ситуация в компании непростая, но оправдания такому поведению нет». То есть, поддержал олигархов.

 

Однозначно: Манюэль Вальс должен уйти. А за ним и Франсуа Олланд. Потому что все они друг с другом в сговоре.

 

И как только они уйдут, во Франции наступит процветание. Она выйдет из Евросоюза и Шенгенской зоны, напечатает кучу франков и заживет по-человечески. Разорвет торговые отношения с Великобританией и США. Помирится с Россией и в знак дружбы построит ей еще два «Мистраля». Может даже, за свой счет.

 

Правда, все эти цели прямо противоположны украинским. Которые, наоборот, рвутся в ЕС и пытаются дружить с англосаксами против России.

 

Но мы ведь говорим о технологии протеста, а не о его целях. Ибо любой майдан, как ни крути, это свержение действующей власти по какому-нибудь поводу. Чего дилетанты-французы понять никак не могут.

 

Они легкомысленно дорожат своей конституцией и законами. Боятся радикальных изменений и госпереворотов. Развала страны на регионы в результате революции. Гражданской войны. Потому что кто-то наверняка захочет остаться в Евросоюзе. Мятежная Корсика, например. Или, наборот, Бретань, которая наверняка захочет воссоединения с исторической родиной. А историческая родина, чего доброго, ей станет помогать, посылая гумконвои через Ла-Манш.

 

И против несогласных регионов придется организовать АТО.

 

Хотя гражданская война — это даже прикольно. Поначалу. И для тех, кто не принимает участие в боевых действиях на Донбассе, в Бретани и на Корсике.

 

А те, кто принимает, скорее всего, хотели бы мира. И чтобы протесты были локальными и адресными, без глобальных последствий для государства. Без антиконституционной смены президентов.

 

Между прочим, французы очень не любят Франсуа Олланда. Он их разочаровал. Но они, как дураки, ждут новых выборов, чтобы поменять его на другого, хорошего.

 

Дикие люди.

 

Украинцы так долго никогда не ждут. Поэтому Украина вовсе не вторая Франция, какой когда-то намеревалась стать, а первая. А та, которая была первой, теперь вторая. Если считать по количеству успешно проведенных майданов.

 

А если по ВВП по ППС, то Украина пока, конечно, не дотягивает. Однако есть надежный способ все изменить и здесь.

 

Французы должны взять пример со своих восточных братьев, чтобы этот показатель у них резко снизился. То есть, если Франция устроит у себя хотя бы один добротный майдан, то превратится во вторую Румынию. А после второго — во вторую Украину.

 

Чтобы украинцы ясно увидели проявление европейской солидарности, движение должно быть встречным и повсеместным. Каждая европейская страна должна провести у себя майдан, чтобы стать такой же, как Украина, — свободной и счастливой.

 

Странно, что в Европе не хотят пойти по этому пути, правда?

 

 

Павел Шипилин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
France_Maydan_
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1