Спор политических принципов: произвол против права. Кристофер Блэк

   Дата публикации: 02 октября 2015, 10:39

 

Заседание Генеральной Ассамблеи ООН 28 сентября и выступления лидеров крупнейших держав стали уроком использования власти и злоупотребления властью. Выступление президента РФ Владимира Путина резко контрастировало с речью президента США Барака Обамы. В то время как Путин подчеркивал тот факт, что международный мировой порядок и система безопасности покоятся на принципах, содержащихся в Уставе ООН, президент Обама сделал абсурдное утверждение, что США обладают правом игнорировать национальный суверенитет с целью «обеспечения безопасности» для представителей народов тех стран, которых угнетают те, кого он именовал «тиранами».

 

Путин, Обама, ООН

 

И это утверждение звучало эхом доктрины Буша, что США, если понадобится, будут действовать в одиночку или со своими союзниками, чтобы достичь нужных им целей.

 

Обама в очередной раз обвинил Россию в агрессии в Крыму и на Украине, обвинил Иран в спонсировании терроризма на Ближнем Востоке, обвинил Китай в нарушении международного права в Южно-Китайском море, упрекнул Кубу и ее народ за эмбарго, наложенное на них Америкой якобы за отказ от «сотрудничества», и снова потребовал ухода президента Асада из власти. Он еще раз подтвердил, что США имеют право налагать незаконные санкции в тех случаях, когда считают нужным это делать, и также в удивительном противоречии с фактами заявил, что именно Соединенные Штаты поддерживали мир на планете со времен создания ООН.

 

Президент Обама производил впечатление уличного хулигана, пытающегося взять прохожих на испуг — только он угрожал военной мощью Америки всем, кто не «сотрудничает» с Соединенными Штатами. Он говорил об «ужасающих конфликтах» по всему миру на протяжении последних 70 лет, но ни разу не обмолвился, что большую их часть развязала именно Америка. Он пообещал помешать третьей мировой войне, притом что как раз Америка угрожала ею много раз в прошлом и продолжает угрожать ею сегодня, когда пугает мир размещением более современных ядерных вооружений в Германии.

 

Он бахвалился ценой, которую пришлось заплатить тем, кто сопротивлялся американской гегемонии, вместо того чтобы сотрудничать с нею, и утверждал с невозмутимым видом, что порядок, навязываемый миру Соединенными Штатами, обеспечивает достоинство и равные возможности для всего человечества, забывая о том, что 1% этого человечества владеет всем богатством, в то время как все остальные должны трудом обеспечивать себе сносное существование.

 

За кризис с беженцами Обама полностью снял ответственность со своей администрации, перенеся ее на «авторитарных лидеров». Конечно, в соответствии с его представлениями кризис — дело рук Саддама Хусейна, Муамара Каддафи и президента Асада, вина которых заключается в том, что они заставили американскую администрацию напасть на них. Американцам приходится прибегать к подобной сюрреалистической логике, чтобы оправдать неоправдываемое.

 

Когда Обама говорил о контроле над медиа, о случаях подавления политических оппонентов и об ограничениях доступа к информации, он, видимо, метил в Россию, хотя подобные явления наблюдаются и в Америке, и в Европе.

 

Потом он пытался оправдать незаконные санкции против России, доказывая, что они работают и приносят русским неприятности, что и вынуждает их покидать страну. Он как-то не обратил внимания, что его слова представляют собой фактически пощечину ООН, поскольку санкции были введены США в одностороннем порядке в нарушение устава этой организации. Но скорее всего, он вполне сознательно продемонстрировал презрение к ООН и всему, за что она выступает.

 

Президент Путин, напротив, отверг всю эту фальшивую историю и фальшивое перечисление причин текущего мирового кризиса и возложил вину недвусмысленно на сами Соединенные Штаты и их союзников по НАТО, что и следовало сделать. Он начал с напоминания всем присутствующим, что проект ООН зародился на ялтинской встрече в Крыму в период войны с Гитлером и что ООН имеет долгую историю попыток помешать развертыванию тех или иных конфликтов.

 

Путин указал, что за жалобами американцев и их союзников в отношении несовершенства ООН стоит сожаление тем, что не все готовы подчиниться их воле, и подчеркнул, что различие во взглядах признавалось неизбежным со времени образования ООН и что право вето необходимо для того, чтобы избежать ситуации, при которой какая-либо одна держава могла бы доминировать над остальными. Он только напомнил каждому о факте, что США и ее союзники множество раз использовали право вето, когда это касалось их интересов, и что каждая нация, которая обходит ООН или же нарушает ее устав, действует незаконно и находится за рамками международного права.

 

Он добавил, что американское требование всем мировым державам после окончания холодной войны, если бы оно было удовлетворено, привело бы к возникновению мира, в котором господствовал бы эгоизм, и вместо равенства, демократии и свободы утвердился бы диктат, а независимые государства были бы заменены фактически протекторатами. В явной противоположности позиции Америки, согласно которой, государственного суверенитета не существует, Путин вновь подтвердил значение фундаментального принципа международного права, что государственный суверенитет имеет существенное значение для свободного развития нации и ее представителей.

 

 

Он проиллюстрировал свою точку зрения примерами агрессии США на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которая ввергла людей этих стран в состояние хаоса — исчезли стабильные государства. Агрессия привела к возникновению «Исламского государства» и других террористических групп, которые были созданы Западом как оружие против секулярных режимов. Путин обвинил Запад в лицемерном отношении к кризису беженцев, не мешающем ему в то же самое время финансировать и поддерживать «Исламское государство» и другие аналогичные группы. Он повторял, что никто, кроме вооруженных сил президента Асада и курдской милиции, не борется с этими группами.

 

Чтобы как-то справиться с текущим кризисом на Ближнем Востоке, Путин предложил создание широкой антитеррористической коалиции, схожей с антигитлеровской. Он призвал к сотрудничеству с исламскими нациями и религиозными лидерами в борьбе против общего врага и заявил, что государственность должна быть восстановлена там, где она разрушена, к предоставлению странам, находящимся в сложных ситуациях, военной, экономической и материальной помощи, и что это должно быть сделано в соответствии с Уставом ООН и международным правом. Он специально упомянул именно в этом контексте Ливию, Ирак и Сирию.

 

Он осуждал расширение НАТО после холодной войны и ложный выбор, который поставила Америка перед странами бывшего восточного блока — быть либо с Западом, либо с Востоком, — и указал с полным основанием, что именно эта агрессивная логика зажгла геополитический кризис на Украине, где общественное недовольство было использовано Западом, чтобы произвести военный переворот, который привел к гражданской войне. Он подтвердил приверженность России Минским соглашениям от 12 февраля 2015 года как единственному пути выхода из кризиса и подчеркнул, что интересы и права народов Донбасса должны приниматься во внимание, выбор этих людей должен уважаться и все шаги киевского режима должны быть координированы с ними.

 

Он затем сместил фокус к другой реальности борьбы за власть в мире, экономическому фронту, и настаивал на том, что должно создаваться общее пространство для экономической кооперации при использовании принципов ВТО для обеспечения свободной торговли, инвестиционного климата и открытой конкуренции, но американцы стараются обойти в настоящее время ВТО и установить сепаратные и секретные структуры, такие как проект Транс-Тихоокеанского партнерства, которым хвалился Обама.

 

Он также отверг использование санкций, налагаемых в одностороннем порядке в нарушение устава ООН, и утверждал, что они используются не только для политического давления, но и в целях устранения экономических конкурентов. Эти тренды могут привести к полному дисбалансу торговой системы и вызвать дезинтеграцию экономического пространства. Россия, с другой стороны, предлагает гармонизировать региональные экономические проекты, которые он называл «интеграцией интеграций», основанные на универсальных и прозрачных правилах международной торговли. Он уделил особое внимание планам объединения Евразийского экономического союза и китайского Шелкового пути и призвал к дальнейшей интеграции с ЕС.

 

Наконец, в то время как Обама произносил ритуальные слова о проблеме изменения климата, но не высказал никаких конкретных обязательств по уменьшению выбросов парникового газа, китайцы предложили снизить долю выбросов на 40% по отношению к уровню 2005 года. Путин пообещал еще больше — срезать долю выбросов по отношению к уровню 1999 года на 75% к 2030 году. Но он пошел еще дальше и призвал к созданию фундаментально новых технологий, основанных на силах природы, и к такому типу промышленного развития, которое находилось бы в гармонии с природой для того, чтобы восстановить равновесие между активностью человека и естественной средой, и призвал к созыву специального форума ООН, чтобы справиться с климатическими изменениями, и сказал, что Россия готова выступить коспонсором этого форума.

 

Таким образом, мы имеем ситуацию в мире, выразившуюся в речах этих двух людей. Президент Обама от имени США утверждал право действовать по собственной воле, навязывать эту волю с помощью военной силы всем, кто ей готов оказать сопротивление, для того чтобы обеспечить экономические преимущества для себя любой ценой, и все его утверждения покоились на отказе воспринимать любую другую нацию как равную и суверенную. Президент Путин от имени России высказывался в пользу твердой приверженности международному праву, выступил за общие усилия в борьбе против терроризма и угроз миру, за объединенное экономическое сотрудничество, и его утверждения покоились на принципах национального суверенитета, достоинства наций и отдельных людей. Таким образом, конфликт ясно обозначен. Линии размежевания прочерчены. Мы все в ожидании, как этот фундаментальный конфликт будет разрешен.

 

Кристофер Блэк, Канада

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1