Граду и Миру от Темнейшего и Темненького

Дата публикации: 30 Сентябрь 2015, 00:20

Итак, то, о чем так долго говорили все, – свершилось. Изолированный и растерзанный в клочья Путин взошел на трибуну ГА ООН, и даже Керри перестал зевать. А когда всеми презираемый агрессор закончил, изящно вписавшись в регламент, ползала вышло вон, ибо стало совсем уж неинтересно.

 

 

Повезло президенту Польши, выступавшему на разогреве, его слова про то, как русские начали вторую мировую, человечество услышало. Видимо, Дуде позарез нужно было запечатлеть в умах, что это совсем не голубокровая шляхта делила с Адиком Шикльгрубером несчастную Чехословакию. Впрочем, эти мелочи уже никого не волнуют, ибо Вторая мировая уже встала в очередь на перепоказ.

 
В общем-то, Генеральная ассамблея ООН – это не место для дискуссий, и уж, конечно, не место для нагорной проповеди. Не тот коленкор. Давно разработанные обычаи предполагают совершенно иной уровень трансляции идей в массу человечества.

 

Фактически, выступление на трибуне ГА – ритуал, исполнение которого входит в обязательную программу каждого серьезного президента каждой маломальской сверхдержавы. Однако, что можно и нужно делать на малахитовом фоне, так это позиционировать себя в пространстве, презентовать свою страну как важнейшую часть мирового спектакля и ответственного участника мирового сообщества. Т.е. объяснять, зачем ты встал к пюпитру, какое право имеешь, и почему твой народ имеет, что сказать.

 

В этом смысле интересны не столько речи Путина и Обамы в отдельности, сколько очевидная дуэль между двумя лидерами. Ни Обама, ни Путин не сказали ничего нового, не открыли и не закрыли Америку (а так хотелось, чтобы последнее случилось), они лишь оформили разрозненные спичи и мысли, кочующие из интервью в интервью и из заявления в заявление, в Речь.

 

У Обамы все же получилась проповедь. Причем проповедь-извинение. Несмотря на то, что Барак Хуссейнович продолжал бить себя тапкой в грудь и утверждать американскую исключительность, он постоянно оправдывался. «Кто-то говорит, что все мы разные, но разве нет общих ценностей? Ненормально запрещать девочкам ходить в школу!» Как бы «ну подумаешь», что исламские женщины получили право на образование раньше всех европеек, а в гаремах девушек (всех) в обязательном порядке учили читать-писать и играть на музыкальных инструментах. Бараку Хуссейновичу это все по барабану…

 

Впрочем, незнание предмета свойственно всем американцам, важно другое – ни один американец и уж тем более американский президент не стал бы опускаться до риторических вопросов и препирательств с некими или даже не некими «говорящими». До сей поры каждый подданный всемогущего обкома был твердо уверен не только в том, что существуют универсальные ценности, которые изданы этим самым обкомом, но и в том, что все человечество также убеждено в этом, а неубежденных можно убедить ковровыми бомбометаниями демократии.

 

Так что вся речь Обамы походила на последнее слово свергнутого короля на пути от суда до плахи: «Ребятушки, ну, я же помазанник Божий! А вы все христиане! Ребятушкииии…»

 

А что же сказал Темнейший? «Это в России сделали ООН, это Россия сделала ООН, это вы разрушили мир, это Россия теперь будет за вами убирать ваше гуано. Не мешайте».

 

Никаких сомнений, претензий, оскорблений, нападок, и уж тем более оправданий. Путин приехал не чтобы победить, а чтобы показать: выход – вон там. Кто хочет, пусть выходит вместе с нами, остальные могут продолжать поливать бензином здание, в котором горят, России и лично Темнейшему как бэ все равно. Только головешками, чур, не кидаться.

 

И каков итог? Обама вынужден связать пентагон с Шойгу, чтобы нечаянно не доиграться до Пятой мировой.

 

А все западные СМИ радостно делают уже второй день то, что хотели изначально – активно пугаются страшного Темнейшего, который никому не угрожал.

 

Инквизитор

 

 

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1