Конструктивно о главном: Путин и Обама обсудили Сирию и Украину

   Дата публикации: 29 сентября 2015, 08:27

 

Затянувшиеся переговоры российского и американского лидеров «на полях» Генассамблеи ООН не принесли прорыва в решении острых региональных проблем, но зафиксировали возобновление диалога на высшем уровне.

 

 

Президенты России и США Владимир Путин и Барак Обама провели в понедельник вечером первую за последние два года двустороннюю встречу, в ходе которой обсудили конфликты в Сирии и на Украине.

 

По итогам встречи Путин ответил на вопросы журналистов и рассказал, что Россия будет и дальше помогать сирийскому президенту Башару Асаду в борьбе с «Исламским государством», но не будет участвовать в наземной военной операции против экстремистов; российские и американские военные наладят диалог во избежание конфликтов в Сирии; а роль США в решении конфликта на Украине и так довольно активная, ибо они «стоят за спиной Киева».

 

Беседа, которая прошла на полях генассамблеи ООН в Нью-Йорке, продолжалась полтора часа вместо запланированных 50 минут. Затянувшиеся переговоры не принесли прорыва в решении острых региональных проблем, но зафиксировали возобновление диалога на высшем уровне.

 

Кому и как помогать в борьбе с ИГ

 

Путин после встречи ответил на, пожалуй, главный вопрос, который волнует страны, заинтересованные в урегулировании конфликта в Сирии и в борьбе с ИГ — будет ли Россия вводить войска для наземной операции против террористов.

 

«Полагаем, что работа по борьбе с террором должна идти параллельно с процессами политического характера в самой Сирии, но ни о каком участии российских воинских подразделений в наземных операциях речи не идет и идти не может», — сказал президент России.

 

«Что касается нашего участия, то мы думаем над этим. Ничего не исключаем, но если будем действовать, то только в полном соответствии с нормами международного права», — добавил глава государства и пояснил, что к таким нормам относятся решения ООН и запросы сирийской стороны.

 

При этом Путин напомнил, что с этой точки зрения военные операции США и их союзников в Сирии незаконны. Помогать же, по его словам, надо «тем, кто реально в поле, что называется, оказывает сопротивление и воюет с террористами, в том числе с ИГИЛ» — в Сирии это прежде всего сирийская армия и подразделения курдского ополчения, уточнил он.

 

Таким образом президент, с одной стороны, изложил намерения России, которые до последнего времени «оставались неясными» для США и их союзников и вызывали у них обеспокоенность, а с другой стороны отметил взаимосвязь борьбы с терроризмом и политического урегулирования. Последний аспект почти слово в слово совпадает с позицией Вашингтона, что можно расценивать как «общее видение» ситуации, даже несмотря на разницу в подходах к судьбе Асада.

 

Кому решать судьбу Асада

 

В Белом доме подтвердили, что теперь намерения Москвы в Сирии предельно ясны: борьба с ИГ и поддержка правительства этой страны, то есть Асада. И если первую часть в Вашингтоне воспринимают как «о’кей», то вторую — отрицательно. Сблизить позиции в ходе переговоров президентам, судя по всему, не удалось.

 

«Я с большим уважением отношусь к своим коллегам — и к американскому президенту, и к французскому, — но они, как мне известно и как мне кажется, не являются гражданами Сирийской республики, поэтому вряд ли должны принимать участие в определении судеб руководства другого государства. Это все-таки дело самих сирийцев», — заметил Путин.

 

«Конфликт (в Сирии) глубокий и, к сожалению, кровавый, поэтому я и сказал, что наряду с поддержкой официальных властей в борьбе с террором мы будем настаивать на проведении параллельно политических преобразований и политического процесса. Насколько мне известно, президент Ассад с этим согласен», — добавил российский лидер.

 

Как избежать «дружественного огня»

 

Говоря о сравнении террористов ИГ с нацистами, российский лидер отметил, что оно вполне обоснованно с учетом тех зверств, которые они творят. «И мне бы очень хотелось, чтобы, понимая это, мы объединили как можно больше стран в борьбе с этой угрозой», — добавил президент.

 

Именно для таких целей, напомнил он, Россия, Сирия, Иран и Ирак создали координационный центр, который будет собирать информацию, необходимую для борьбы с экстремистами. «Имеется в виду, конечно, не единое командование и боевые действия под началом этого командования, а хотя бы координация работы», — пояснил глава государства.

 

«Он открыт для того, чтобы к нему присоединились все, кто заинтересован в борьбе с терроризмом. Мы сейчас говорили о взаимодействии США и России на этом антитеррористическом треке. У нас есть понимание того, что необходимо усилить нашу работу хотя бы на двусторонней основе. Мы сейчас подумаем совместно над созданием соответствующих механизмов», — заявил Путин.
Президент добавил, что аналогичная работа будет вестись с Израилем, к интересам которого Москва относится с уважением, но без создания специальных структур. Среди других стран региона, которые могли бы участвовать в такой работе, Путин назвал Саудовскую Аравию, Турцию и Иорданию.

 

Позднее представитель Белого дома сообщил журналистам, что Обама и Путин согласились направить своих военных для проведения переговоров, чтобы избежать конфликтов во время потенциальных операций в Сирии. В зоне боевых действий такие конфликты часто заканчиваются «дружественным огнем», от которого не раз страдали союзники США в Ираке и Сирии.

 

В то же время представитель администрации США по итогам переговоров скептически отозвался об инициативе создания координационного центра между Москвой, Тегераном, Дамаском и Багдадом, дав понять, что Россия, Иран и Сирия и так годами обменивались разведданными, а относительно ситуации в Ираке у россиян мало информации.

 

Кто стоит за спиной Киева

 

Изначально в Белом доме подчеркивали, что в первую очередь Обама планирует обсудить с Путиным ситуацию на Украине и реализацию минских соглашений по урегулированию на Донбассе. Но еще задолго до переговоров стало ясно, что главной темой станет Сирия с учетом осложнения обстановки и кризиса с беженцами из этой страны. В итоге даже на трибуне генассамблеи ООН Обама уделил Украине лишь около двух минут из своего 42-минутного выступления.

 

На полуторачасовой беседе президентов России и США, по информации Белого дома, Украине была посвящена половина времени. Однако по ее итогам представитель администрации США сообщил лишь несколько общих фраз: Вашингтон, по-прежнему, за территориальную целостность Украины и выражает «обеспокоенность реализацией Минского соглашения на Украине, включая планы сепаратистов провести местные выборы». При этом Обама считает, что есть «позитивная возможность» выполнить минские соглашения в ближайшие месяцы.

 

Путин со своей стороны ограничился объяснением того, почему вообще обсуждал украинское урегулирование с Обамой.

 

«Что касается возможности более активного участия США в урегулировании конфликта по Украине, то США и так активно в этом участвуют, хотя это и не выдвигается на первый план, как работа России, Франции и Германии в рамках «нормандского формата». Тем не менее, США в известной степени стоят за спиной киевских властей, они в постоянном контакте с европейцами, но у нас между Россией и США налажен хороший деловой контакт по линии МИД и госдепа на постоянной основе. Сегодняшние консультации показали, что наши американские коллеги в материале целиком и полностью, и, конечно, влияют на этот процесс», — сказал глава государства.

 

Журналисты также попросили Путина прокомментировать поведение президента Украины Петра Порошенко, который незадолго до выступления российского лидера вышел из зала, где проходила генассамблея ООН. «Я не заметил, что президент Украины не присутствовал на моей речи. Мне это, в принципе, было и не очень важно, чтобы присутствовали все без исключения. Тем более те, кому это неинтересно, и не должны там присутствовать», — ответил Путин.

 

Закончил тему Украины президент ответом на вопрос об антироссийских санкциях и изоляции России, о которой еще недавно заявлял Обама, в понедельник признавшийся, что США не хотят этого. «Мы с самого начала говорили, что политика санкций, изоляции вообще в современном мире неэффективна и ее цели, как правило, не достигаются. В отношении такой страны, как Россия, это просто невозможно. Достаточно хотя бы посмотреть на географическую карту», — сказал он.

 

«Тайные смыслы» и возможности диалога

 

В целом подводя итог первой за два года двусторонней встречи с Обамой, Путин назвал ее «конструктивной, деловой, на удивление — очень откровенной». Он также констатировал, что были найдены точки соприкосновения, но разногласия остаются. «Они (разногласия) в принципе известны, здесь нет необходимости их повторять. Но, на мой взгляд, есть возможность работать над общими проблемами совместно», — подчеркнул российский лидер.

 

При этом Путин отметил, что хотя это и была первая полноценная встреча за два года, все это время они с Обамой встречались на международных площадках и общались по телефону.

 

В Белом доме также назвали встречу продуктивной и отметили, что, к примеру, в вопросе о Сирии никто из лидеров «не пытался заработать очки», а было «общее желание понять, каким путем можно подходить к ситуации».

 

Представители СМИ между тем попытались прояснить «тайный смысл» контактов двух президентов в течение дня. Так, журналиста заинтересовала распространенная ООН фотография, на которой Путин и Обама поднимают бокалы, а Пан Ги Мун, который должен был сидеть между ними, отсутствовал — якобы для того, что дать президентам поговорить вдвоем.

 

«Ничего за этим нет, ничего за этим не стоит, это протокольное мероприятие и ничего больше. Вот разговор, который состоялся, был, действительно, я уже говорил, конструктивным, обстоятельным и, на мой взгляд, очень открытым», — сказал Путин и пояснил, что Пан Ги Мун в это время произносил тост с трибуны.

 

 

Источник

 

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1