Запад следует за Россией — в Сирии и даже на Украине . «The Independent», Великобритания

   Дата публикации: 28 сентября 2015, 08:22

 

Не обращайте внимания на вводящие в заблуждение официальные заявления. Именно Владимир Путин своими действиями обуславливает изменения в политике США и Соединенного Королевства.
Посол Великобритании в России Тони Брентон

 


Встречи между главами государств стали привычным явлением. Однако встреча между президентом Бараком Обамой и президентом Владимиром Путиным, которая состоится в понедельник, представляет собой нечто особенное.

 

Формальных встреч между этими двумя лидерами не было уже почти два с половиной года.

 

Последний запланированный саммит, назначенный на август 2013 года, был отменен американской стороной из-за того, что лидерам «было нечего обсуждать». Главным необсуждаемым вопросом стала Сирия. США настаивали на том, чтобы президент Асад немедленно покинул свой пост, а Россия боялась, что без Асада начнется хаос.

 

Украинский кризис привел к серьезному охлаждению в отношениях между двумя державами. Россия, увидевшая в действиях Запада ущемление своих интересов, ответила аннексией Крыма и поддержкой сепаратистов на востоке Украины. Запад ввел санкции против России. Даже сотрудничество в ходе переговоров по иранской ядерной программе, которые увенчались подписанием соглашения (для него нужно было согласие России, как постоянного члена Совбеза ООН), не привело к оттепели в отношениях между Обамой и Путиным.

 

Поэтому эта  встреча станет переломным моментом.

 

Стороны уже позиционируют этот саммит по-разному. Американцы утверждают, что Россия «крайне нуждается» в нем, тогда как российская сторона заявляет, что он проводится по взаимному согласию. Американцы настаивают, что большую часть этой встречи Обама будет отчитывать Путина за его поведение на Украине, а российская сторона утверждает, что главной темой станет Сирия.

 

В действительности, если отвлечься от вводящих в заблуждение официальных заявлений, главной причиной проведения этого саммита, несомненно, станет наращивание военного присутствия России в Сирии. Западные комментаторы предложили целый ряд довольно замысловатых объяснений этого наращивания: попытка занять место США в этом регионе или попытка оказать давление на Саудовскую Аравию в связи с падением цен на нефть.

 

Реальность намного проще. Как говорит Путин (и в данном случае к нему стоит прислушаться), главная цель России — блокировать подъем исламского фундаментализма, который представляет собой непосредственную внутреннюю угрозу для нее на Кавказе и в других регионах. Россия уже видела, как Запад не справлялся с этой задачей — в первую очередь в Ираке и Ливии.

 

Поддержка Запада умеренной оппозиции в Сирии — это иллюзия (разве ответственный американский генерал не говорил Конгрессу несколько дней назад, что против Исламского государства продолжают воевать всего четыре или пять подготовленных США бойцов?) Единственный выбор в Сирии — это выбор между жестоким Асадом и жестоким и опасным Исламским государством. Поскольку Путин не связан необходимостью считаться с общественным мнением и правами человека, для него ответ на этот вопрос абсолютно очевиден. Путин поддерживает пошатнувшийся режим Асада, чтобы помешать ИГИЛ захватить Сирию. И, добавляет он, Запад, которому ИГИЛ угрожает в не меньшей степени, чем России, должен встать на его сторону.

 

Создается впечатление, что в своей политике Запад следует туда, куда хочет Путин. США и (в пятницу) Соединенное Королевство, потратившие несколько лет на требования немедленной отставки Асада, теперь соглашаются с тем, что Асаду, возможно, стоит остаться на время «переходного периода». Министр обороны США, который отказывался контактировать со своим российским коллегой в течение целого года, на прошлой неделе восстановил этот контакт, чтобы согласовать действия двух держав в Сирии. Таким образом, Сирия станет ключевым вопросом на завтрашнем саммите Обамы и Путина.

 

Обама также будет обсуждать с Путиным ситуацию на Украине. Однако и в этом вопросе, по всей видимости, разговор пойдет в том направлении, которое нужно России. В феврале этого года, когда было подписано мирное соглашение Минск-II, которое должно было стать основой для перемирия и политического урегулирования, США и Соединенное Королевство были настроены весьма скептически. Это соглашение, говорили мы шепотом, очень скоро будет нарушено.

 

В центре нашей политики так и осталось решение «изменить расчеты Путина», то есть использовать санкции, чтобы заставить Россию отступить. Но это не сработало. Несмотря на все свои несовершенства, Минск на самом деле помог положить конец военным действиям и до сих пор остается в силе. Между тем, хотя санкции нанесли определенный экономический ущерб, они не смогли повлиять на решимость Путина сохранить Крым и власть над востоком Украины. Более того, эти санкции укрепили позиции Путина внутри России. После этого заявленная цель санкций постепенно приобрела формулировку необходимости заставить Россию соблюдать условия Минска-II.

 

Когда завтра Обама скажет об этом Путину, тот сможет лишь согласиться. Он тоже хочет, чтобы условия Минска-II соблюдались и дальше. Он уже почти получил то, чего он добивался на Украине, и теперь надеется вернуться к более или менее нормальным отношениям с Западом.

 

Украинский кризис еще не закончился. Этой осенью нас ожидают серьезные события.

 

Политические предпосылки Минска-II начнут постепенно исчезать, поскольку две украинские стороны продолжают отказываться разговаривать друг с другом. В официальном отчете о результатах расследования крушения самолета Малазийских авиалиний, который должен быть обнародован в октябре, главными виновниками практически наверняка будут названы ополченцы, что спровоцирует новую волну критики в адрес России. А российско-украинскую границу вряд ли удастся полностью закрыть к концу года. Между тем, главные действующие лица конфликта сейчас скорее разговаривают, чем стреляют. Хотя мы пока еще не выбрались из туннеля, вы, вполне возможно, уже приближаемся к выезду.

 

Итак, неужели Россия сейчас на коне? Благоразумные россияне будут рады внешнеполитическим успехам своей страны, однако у них есть повод и для серьезного беспокойства. Опасность того, что путинский режим, не связанный необходимостью считаться с общественным мнением или парламентом, пустится в очередную внешнеполитическую авантюру, довольно высока. А главная проблема России — ее слабая внутренняя экономика — остается крайне острой. Сейчас не наблюдается никаких признаков попыток бороться с коррумпированным протекционизмом, который не дает России обогатиться и вызывает недовольство общественности. Те общественные блага, которые напрямую зависят от политической ситуации, такие как пенсии, оказались под ударом.

 

В следующем году в России пройдут парламентские выборы, результатами которых можно будет в определенной степени манипулировать, однако их все равно нельзя будет заранее гарантировать. Главная головная боль Путина — это вовсе не западные санкции, а прогнозы Goldman Sachs о том, что цена на нефть может упасть до 20 долларов за баррель. Пока Путин пользуется поддержкой подавляющего большинства россиян, но как долго это продлится, если уровень жизни существенно снизится?

 

Тем не менее, Владимир Путин может вспомнить слова Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright), которая в 1998 году назвала США «незаменимой страной», без которой нельзя решить ни одну мировую проблему. И, возможно, в ходе встречи с Бараком Обамой он получит некоторое удовольствие, указав американскому президенту на то, что в решении некоторых проблем — Иран, Сирия, Украина — Россия тоже является незаменимой.

 

 

Сэр Тони Брентон — бывший посол Соединенного Королевства в Москве.

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1