Великое переселение народов 2.0. Николай Федотовский

Дата публикации: 28 Сентябрь 2015, 13:50

 

Евросоюз пока не способен преодолеть кризис с беженцами. Быстрый приток мигрантов в Европу грозит серьезно изменить политическую конфигурацию и экономику ЕС

 

Великое переселение народов 2.0

 

В конце сентября лидеры 28 государств Евросоюза собрались на экстренный саммит в Брюсселе, чтобы обсудить кризис, вызванный резким притоком беженцев во многие европейские страны. Саммит проходил в обстановке самого серьезного движения населения в Европе с 1945 года. Беженцы и прочие мигранты, зачастую экономические, продолжают проникать через плохо охраняемые границы. Венгрия продлила режим чрезвычайного положения, заявив, что более 10 тыс. беженцев пересекли границы страны в течение суток. Власти Австрии сообщили, что они получили десятки тысяч заявок о предоставлении статуса беженца и не справляются с размещением просителей. В австрийском парламенте появились призывы к срочным дебатам на тему «Австрия в условиях чрезвычайной ситуации». По данным отчета ООН, опубликованного 25 сентября, границы ЕС ежедневно пересекает около 8 тыс. беженцев. В годовом пересчете это потенциальные 2,9 млн мигрантов.

 

Чего же добились лидеры европейских стран на своей встрече? Совсем немногого. Глава Европейского совета Дональд Туск, официальный организатор брюссельского саммита, отметил, что «Европа потеряла контроль над своими внешними границами, в результате чего не тысячи, а миллионы беженцев и прочих мигрантов в поисках лучшей жизни будут пытаться пересечь эти границы». Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон призвал к «всеобъемлющему подходу» к проблеме. Известный своими резкими заявлениями премьер-министр Венгрии Виктор Орбан считает, что для преодоления кризиса европейским странам необходимо сотрудничать друг с другом. А фактический лидер саммита канцлер Германии Ангела Меркель настаивала на том, что европейским лидерам «нельзя говорить, что Европа не может справиться с ситуацией; мы должны справиться!».

 

 

Интернет помог

 

Кризис с беженцами в Европе вызвал активную дискуссию в европейских странах по поводу миграции и причин столь массового движения людей. Масштаб и сложность нынешней миграции заставили многих задуматься. Почему число беженцев в Европе в 2015 году выросло столь значительно и так быстро? Как можно отличить людей, бегущих от ужасов войны, от экономических мигрантов, ищущих более легкой жизни? Как миграционная политика государств влияет на потоки людей, прибывающих в Европу? И как нужно сотрудничать, чтобы разобраться с проблемой, касающейся многих стран одновременно?

 

«Последняя волна мигрантов в Европу из Сирии, Афганистана и других стран Ближнего и Среднего Востока, а также Африки необычна по недавним историческим стандартам. Но во многом она отражает ключевые черты, характерные для миграции во всем миру. Во-первых, миграция непредсказуема, очень сложна и не может быть объяснена какой-то одной причиной. Миграционная политика конкретных правительств важна, но это лишь один из факторов, определяющих движение населения», — сказала «Эксперту» Мадлен Сампшон, директор Обсерватории миграции Оксфордского университета.

 

Хотя большая часть миграционных потоков традиционно направляется из бедных стран и регионов в более богатые, важным фактором являются также конфликты и кризисы. В международном миграционном потоке люди, бегущие от войн и вооруженных конфликтов, составляют меньшинство, но они могут быть сконцентрированы в определенных регионах, как получилось сейчас в связи с конфликтом в Сирии (11 млн жителей страны бежали в соседние страны). Но кроме сирийских беженцев есть беженцы из Судана в соседние страны, из Палестины в Иорданию и Египет, из Афганистана в Пакистан и Иран. Большинство беженцев живут в развивающихся странах и никогда не отправятся в Европу или в другие развитые страны.

 

Но в случае с сирийским конфликтом, который начался еще в 2011 году, возможности соседних стран уже исчерпаны. «Турция, Ливан и Иордания оказались под огромным давлением масштабного притока беженцев. В Ливане сирийские беженцы сегодня составляют от 20 до 25 процентов населения, такая ситуация не может стать устойчивой даже с течением времени. Отсутствие перспектив в соседних странах и неясное будущее их родной страны толкают многих беженцев, особенно бывший сирийский средний класс, в другие страны, прежде всего в относительно близкую от Восточного Средиземноморья Европу. Во многих странах, в той же Германии, Британии или Швеции, уже сложились мигрантские сирийские общины», — рассказал «Эксперту» Джейми Ингрэм, аналитик консалтинговой компании IHS Global Insight.

 

Основные пути мигрантов в Европу

Основные пути мигрантов в Европу

 

Дополнительную роль сыграли глобализация и распространение интернета. «Мигранты, освоившиеся в новой стране, всегда помогали своим соотечественникам следовать по их пути, даже если не финансово, то рассказывая о возможностях миграции. Но если в девятнадцатом веке это можно было сделать лишь с помощью крайне медленной почты, то сегодня интернет позволяет информации распространяться мгновенно и по менее тесно связанным сетям людей, включая тех, кто даже друг с другом не знаком. Группы в фейсбуке, где обмениваются информацией о путях миграции, появились совсем недавно», — разъясняет Мадлен Сампшон.

 

 

Никакой солидарности

 

На саммите в Брюсселе лидеры стран — членов Евросоюза в итоге договорились о решении нескольких ключевых проблем. Во-первых, они начнут бороться с группами контрабандистов, которые помогают беженцам и мигрантам пересекать границы. Во-вторых, ускорят процесс обработки заявок о статусе беженца, чтобы быстрее депортировать тех, кому этот статус не полагается. В-третьих, будут обеспечивать безопасность и сохранность внешних границ ЕС. И наконец, значительно увеличат объем гуманитарной помощи, направляемой в соседние с Сирией страны, где находятся миллионы сирийских и иракских беженцев. Это должно сократить число пытающихся уехать в Европу. Параллельно государства ЕС пообещали приложить все дипломатические усилия для скорейшего завершения войны в Сирии.

 

«Определение единой повестки дня и формулирование конкретных задач — это неплохо. Однако остается открытым вопрос, как достичь поставленных целей, причем быстро. Многие пункты брюссельской резолюции звучат отлично, но выглядят списком пожеланий на Рождество, а не программой для быстрого претворения в жизнь. А многое из этого списка нужно реализовывать немедленно, ведь поток мигрантов оказался огромным, до десяти тысяч человек в сутки», — рассказал «Эксперту» Джон Спрингфорд, научный сотрудник Центра европейской реформы в Лондоне.

 

Пока что самым значительным решением саммита стало выделение странами ЕС 1 млрд евро помощи странам, которые граничат с Сирией и приняли миллионы сирийских беженцев на своей территории. Средства будут выделены через Всемирную организацию здравоохранения, подразделение ООН. Отправляя финансовую помощь Иордании, Ливану и Турции, европейцы надеются устранить причины, которые толкают беженцев на дальнейшую миграцию в Европу.

 

По поводу того, что делать с людьми, уже добравшимися до территории ЕС (по оценкам ООН, с января по август включительно в Европу прибыло более 300 тыс. человек), консенсус пока не достигнут. За несколько дней до брюссельского саммита главы МВД стран Евросоюза большинством голосов приняли план введения квот на размещение 160 тыс. беженцев во всех 28 государствах Евросоюза. По плану председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, квоты будут установлены в зависимости от размера экономики, численности населения и ряда других параметров. При таком механизме больше всего мигрантов примет Германия (40 тыс.), далее следует Франция (32 тыс.). Польшу обяжут разместить у себя 12 тыс. мигрантов, страны Балтии — по 2–2,5 тыс. Наименьшие квоты достанутся островным Кипру и Мальте.

 

Четыре страны на востоке Евросоюза — Венгрия, Словакия, Румыния и Чехия — выступили категорически против квот. Премьер-министр Словакии Роберт Фицо заявил, что его страна планирует опротестовать решение о квотах в Европейском суде в Люксембурге. Ранее Словакия заявляла о готовности принять лишь беженцев-христиан, и то всего несколько сотен. Политики многих восточноевропейских государств полагают, что нерационально отправлять беженцев в те страны, в которые сами беженцы попасть не стремятся. Действительно, Венгрию или Хорватию сами беженцы воспринимают лишь как транзитные страны на пути в более богатые Германию, Нидерланды или Швецию с их щедрыми социальными выплатами и более высоким уровнем жизни.

 

Еврокомиссия, а также поддерживающие ее Франция и Германия пригрозили странам, которые откажутся принимать беженцев, сократить трансферты и субсидии в рамках программ региональной помощи ЕС, за счет которых на востоке Европы строятся аэропорты и дороги, реконструируются электростанции и очистные сооружения. «Я рассматриваю это как шантаж, что совершенно неприемлемо, особенно для высокопоставленных политиков, отвечающих за решение общеевропейской проблемы», — заявил в ответ Альгирдас Буткявичюс, премьер-министр Литвы. Его мнение разделяет влиятельный немецкий журнал Der Spiegel, обвинивший Ангелу Меркель в разделении Европы на два непримиримых лагеря.

 

 

Новые рабочие руки?

 

Стремление Германии занять позицию открытых дверей в отношении беженцев с Ближнего Востока многие объясняют демографическими проблемами страны. Население Германии сокращается из-за низкой рождаемости: с 2008-го по 2013 год в стране была зарегистрирована самая низкая рождаемость в мире. При сохранении нынешних тенденций население Германии к 2060 году сократится с нынешних 82 млн до 70 млн человек. За то же время население Британии вырастет до 77 млн, а Франции — до 72 млн человек.

 

С началом кризиса Ангела Меркель заявила, что Германия может принять в 2015 году более 800 тыс. беженцев, в основном из Сирии и других ближневосточных стран. Такая цифра выглядит оптимистично низкой на фоне последних данных о количестве беженцев. Но власти Германии уже объявили о выделении дополнительных 4 млрд евро правительствам федеральных земель для размещения мигрантов и удовлетворения их первичных нужд.

 

«Сможет ли Германия использовать беженцев для улучшения показателей своего рынка труда? Вопрос спорный. С одной стороны, судя по многочисленным сообщениям в прессе, значительная часть беженцев из Сирии представляет сирийский средний класс с высоким уровнем образования, хорошим потенциалом для адаптации и интеграции в новой стране. С другой стороны, есть риск, что значительная часть беженцев удовлетворится жизнью на соцпособия в отрыве от немецкого общества в целом. И станет лишь обузой для госбюджета», — сказал в беседе с «Экспертом» Клеменс Олерт, научный сотрудник Института исследований миграции берлинского Университета Гумбольдта.

 

Впрочем, есть смысл привлекать мигрантов не только в Германию с ее сокращающимся населением, но сильной экономикой, но и в негативно настроенные относительно мигрантов восточноевропейские страны. Исследование компании ManpowerGroup, консультирующей по вопросам рынка труда, выяснило, что 40% компаний в Польше не могут заполнить открытые вакансии. В Венгрии ситуация еще хуже: вакансии не заполняются в 56% компаний. В Чехии и Словакии таких компаний меньше (18 и 28% соответственно), но их доля постоянно растет.

 

Наиболее острая ситуация в секторе информационных технологий: лучшие сотрудники уезжают в более богатые страны на севере и западе Европы или в США. Польша хотя и превратилась в успешный бэк-офис европейского бизнеса благодаря ИТ-аутсорсингу, но дефицит сотрудников в ИТ-отрасли в 2014 году тем не менее составлял 50 тыс. человек. В Словакии, где в ИТ-отрасли занято всего 50 тыс. человек, в этом секторе остается незаполненными 10 тыс. рабочих мест. В Венгрии одной из самых дефицитных профессий стали инженеры — от инженеров-электриков до строителей и проектировщиков.

 

Несмотря на то что восточноевропейские страны растут быстрее своих западных соседей по ЕС (Польша и Венгрия в 2015 году увеличат ВВП на 2,8–3,3%), они могли бы расти еще быстрее, если бы спрос со стороны местного рынка труда удовлетворялся квалифицированной рабочей силой. Причем не только в таких сферах, как информационные технологии, но и в промышленности (например, в автомобилестроении в Словакии и в машиностроении в Польше), а также в госсекторе. В Польше и Венгрии, например, не хватает докторов и медсестер — многие из них, особенно молодежь, уехали в Германию или Великобританию. Кое-где не хватает даже неквалифицированных рабочих рук. В Польше Министерство труда отмечает дефицит сотрудников в строительстве и сельском хозяйстве — ежегодно в страну приезжают десятки тысяч сезонных мигрантов-»заробитчан» с Украины. Министерство экономики Венгрии сообщает, что в дефиците столяры, продавцы, садовники и пекари.

 

Как и в Германии, в странах Восточной Европы население стареет и сокращается. Уже к 2035 году население Венгрии сократится на 8% (а это более 800 тыс. человек!), в Польше — на 6%. Тенденция миграции молодежи в более богатые страны ЕС, которая наметилась в начале XXI века, похоже, сохранится на десятилетия. Это означает, что на пространстве от Загреба и Будапешта до Варшавы и Риги дефицит рабочих рук будет лишь расти.

 

Критики идеи привлечения мигрантов в эти страны указывают на сложности интеграции «чужаков» (особенно учитывая опыт Франции и Германии), а также отсутствие щедрой системы соцподдержки. Но при этом сторонники отмечают долгосрочные плюсы. «Польша не сможет догнать своих западных соседей, не открыв свой рынок труда для работников из-за рубежа», — комментирует ситуацию Марцин Пятковский, экономист Всемирного банка в Вашингтоне.

 

Николай Федотовский

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Bezhency_912-narody


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1