Свобода слова по-украински: засаленный бренд и ещё прибыльный товар. Андрей Чесноков

   Дата публикации: 28 сентября 2015, 14:37

 

Ещё совсем не так давно, без малого два года тому назад, свирепый, бессердечный и неинтеллигентный режим преступно терзал практически всю Украину своим отказом от курса на евроинтеграцию. Но и тогда всякий мужественный и креативный журналист знал: главный залог успеха победы над клевретами зла и мракобесия кроется, прежде всего, в свободе слова.

 

Савик Шустер

 

«Почём опиум для народа?»

 

Очень, очень многих ведущих, операторов и звукорежиссёров самых различных телеканалов буквально душила, нещаднодавила тогда в Украине жестокосердная цензура. Хотя и все выпуски новостей, даже на самых критически настроенных к тогдашним властям «1+1», СТБ или 5-м каналах, выходили абсолютно без каких-либо ограничений, а злые языки утверждали, что это не новости, а самая настоящая информационная война владельцев каналов с этими самыми властями. Но все-все понимали — это всё наговоры на грядущую украинскую демократию. И это именно новости, прежде всего под эгидой тотальной свободы слова. А вовсе не пропагандистский информационный продукт. Причем, хорошо оплачиваемый, и главное — очень хорошо продающийся продукт.

 

Именно к этому периоду можно отнести первую массовую волну журналистских «прозрений» в Украине. Весьма именитые мэтры отечественной журналистики, уже даже почитывающие собственные лекции в некоторых революционно настроенных вузах. Радикальные журналистские дамы, растратившие лучшие годы на составление прогнозов погоды и театральной афиши. И, наконец, передовая прогрессивная молодёжь, не знающая толком правил орфографии, но строго «национальноспрямована», в порядком застиранных, когда-то на первом курсе оранжевых куртках и футболках. Буквально все как-то внезапно вдруг ощутили на себе гнетущее иго тогдашних властей и увидели их антигуманистическую сущность. По первому зову стройными кучками ходили на майдан — то просто так, то ещё и с кастрюльками на головах покушать дармовых бутербродов в компании с хорошим настроением. Ах, как приятно было рявкнуть тогда в микрофон коллеге что-нибудь о панде (украинский политический сленг — от слова «банда») и уроненном сале! Свобода, итить его, слова!..

 

Но вот в феврале 2014 плохой режим пал, преступный антинародный президент бежал, а потому начались свобода и сплошное благорастворение. Оказалось, что делать новые новости при новых властях сравнительно легко. Окончательное насаждение демократических принципов и свобод слегка затормозилось в апреле 2014 года из-за начавшейся, да так до сих пор и не закончившейся Антитеррористической операции. Кто знает, по этой ли, или в силу ещё каких дополнительных причин, но дело торжества свободы слова тоже как-то значительно застопорилось. И вроде бы владелец, например, телевизионного «5 канала» Пётр Порошенко даже пошёл в президенты Украины. Правда, канал этот, собственность свою — не продал, хотя и должен был, согласно букве закона. Но, видно, не настало ещё время — остальную свою собственность новый президент тоже до сих пор толком так и не продал.

 

Зато, довольно оперативно, в марте 2014 Нацсовет Украины по вопросам телевидения и радиовещания потребовал от провайдеров прекратить ретрансляцию в своих сетях передач российских каналов «Вести», «Россия 24», ОРТ («Первый канал всемирная сеть»), «РТР Планета», «НТВ — Мир». Тоже во имя демократии, борьбы с вражеской идеологией и во имя всё той же свободы слова. Правда, тут не обошлось без протестов даже со стороны Евросоюза: представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович выражала обеспокоенность запретом трансляции российских телеканалов в Украине. «Запрет трансляции без законного основания является одной из форм цензуры; соображения национальной безопасности не должны использоваться в ущерб свободе СМИ», — заявляла она. При этом Миятович отмечала, что каждый человек имеет право на получение информации из разных источников, и призывала новые украинские власти «не начинать такие репрессивные меры». «Выключение и запрет телеканалов — не путь к решению проблемы», — утверждала она. Но что такое мнение одного, пусть даже и еврочиновника, по сравнению с победой «истинных демократических европейских ценностей» в одной отдельно взятой стране?

 

Кроме того, впервые в новой Украине в декабре 2014 было создано целое Министерство информационной политики, во главе которого встал Юрий Стець, некогда народный депутат от Блока того же Петра Порошенко, руководитель Управления информационной безопасности Национальной гвардии Украины и когда-то даже руководитель всё того же «5-го канала». Нужный человек на нужном посту, что и говорить. Умеющий хорошенько присматривать и за информационной безопасностью, и за свободой слова в этом ключе. Но далеко не всякая свобода слова теперь уже официально считалась возможной и допустимой.

 

Вот только для оценки уровня свободы слова в стране все эти меры как-то не очень помогли. Украина опустилась на 129-е место в рейтинге свободы прессы, опубликованном в августе 2015 года и вошла в число стран, где ситуация в области свободы прессы наихудшая в мире. Соседями Украины по рейтингу оказались Колумбия (128-е место) и Марокко (130-е). Индекс свободы прессы в Украине упал на 2 позиции по сравнению с прошлым годом. Индекс случаев нападений на журналистов в Украине составил 73,17. «Это худший период за всю историю независимости Украины», — так прокомментировала низкий рейтинг Украины организация «Репортеры без границ». «Создание министерства информации демонстрирует намерение властей поставить медиа под контроль в связи с угрозой безопасности. Несколько жестких законопроектов были отменены в последнюю минуту, однако есть опасения, что их попробуют протолкнуть снова», — отмечается в докладе.

 

 

И что теперь?

 

Почему же свобода слова в 2015 году стала так проблемно продаваться? Прежде всего, давайте чётко разграничивать само понятие свободы слова и понятие «свободы слова» как средства информационной борьбы, фактически торгового продукта «свобода слова».

 

Свобода слова в общепринятом значении — это право человека на свободное выражение своих мыслей. Как в устной, так и письменной форме (свобода прессы, свобода средств массовой информации). Ограничения свободы слова должны соответствовать трём условиям: они должны строго соответствовать закону, преследовать легитимную цель и должны быть необходимы и адекватны для достижения этой цели. Понятие и «правила жизни» «свободы слова» чётко прописаны во «Всеобщей декларации прав человека», «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» и Конституции Украины, статья 34. Кроме того, считается, что любое государство имеет право регулировать применение свободы слова на своей территории.

 

И вот именно в последнем пункте появляется лазейка для второй «свободы слова» — орудия информационной борьбы, средства для достижения тех или иных политических, а следовательно, и экономических целей. Если вы, предположим, хотели бы подчинить ту или иную территорию своему влиянию, то как проще всего начать распространять на неё свою информационную политику прокачки мнения общества? Прежде всего — обвинить государство, лидирующую политическую силу и конкретных персоналий в нарушении или ограничении свободы слова. Например, те или иные законы в стране не необходимы и неадекватны — помните, какую бурю весьма хорошо организованного протеста вызвало принятие Верховной Радой в январе 2014 дополнений к Уголовному кодексу? Как их дружно называли нехорошими и диктаторскими? И как протестовали против запрета на ношение боевых защитных средств в мирное время на улице путем напяливания кастрюль и дуршлагов на свои головы? Что имеем на выходе на сегодняшний момент? Новые законы, с ещё большими запретами, принятые уже новой, вполне послушной Верховной Радой и против которых никто и не думает протестовать. Цель достигнута. Ваше влияние на политическую систему когда-то может быть независимого государства бесспорно. И это только один, совсем небольшой пример удачного использования именно «свободы слова», как оружия информационного и идеологического влияния.

 

 

«Скучно, господа»

 

Так что же происходит сегодня в этой нише информационного противостояния? Скука и скандалы.

 

В прошлую пятницу, известный в Украине культуртрегер Савик Шустер (Шевелис Михайлович Шустерис), уже перекочевавший со своим политическим шоу едва ли не по большей части не такого и большого украинского телеэфира, в этот вышеупомянутый эфир не вышел. Вернее, шоу «Шустер live», как оно теперь называется, не вышло в положенное время там, где должно было — на канале «1+1», принадлежащему мятежному, но притихшему (пока?) олигарху Игорю Коломойскому.

 

С опозданием буквально на 10−15 минут шоу вышло на 112-м канале. Было много трагичных заламываний рук и картинных поз. Пронзительных фраз типа «Я — не ваш раб. Я не какое-то «дерьмо в ваших руках» (цитата, цитата) и очень, просто очень много бесконечных повторений «свободе слова в Украине нанесён смертельный удар». С последним, кстати, можно было бы и согласиться. Но только, во-первых, это произошло намного раньше. А во-вторых, при чём здесь Шустер?

 

Официальную причину снятия программы с эфира руководство телеканала объяснило на своей странице в соцсети. Оказывается, шоу решили просто перенести на другой день, а вместо него показать художественный фильм «Зимний вальс». Неофициально же, некоторые политологи объясняют возникший скандалец прежде всего денежными вопросами. При переходе на новую площадку, Шустер якобы должен был ликвидировать прежние профинансированные договорённости со старыми покупателями абонементов в своё шоу (Коломойскому вроде бы не нравится присутствие на своём телеканале, да ещё и в жирное прайм-тайм время, своей давнишней политической и бизнес-соперницы Юлии Тимошенко).

 

Чем всё это закончится? Поверьте, договорятся. Деньги, со скрипом конечно, как-то поделят. Эфиры согласуют. А в остальном — ничего не изменится. Жаль только свободу слова. Настоящую свободу слова.

 

P. S.: 18 сентября, был зарегистрирован законопроект за № 3139. Автор — депутат Андрей Немировский, фракция «Объединение «Самопомощь» львовского мэра Андрея Садового. Парламенту страны, Верховной Раде Украины будет предложено рассмотреть и принять «Закон о регулировании проституции и деятельности секс-учреждений».

 

Нет ли здесь какой-то глумливой иронии мироздания?..

 

Андрей Чесноков

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1