Этапы киевской «революции»: бунт, переворот, абсурд и маразм. Владимир Лепехин

   Дата публикации: 28 сентября 2015, 17:31

 

Социологи отмечают: интерес к событиям на Украине в российском обществе ослаб. Российские телезрители так наелись репортажами с Донбасса, что уже почти не воспринимают новую внешнюю угрозу, исходящую на сей раз от Исламского государства.

 

бунт, переворот, абсурд и маразм

 

Полагаю, что народ начал отворачиваться от новостей не потому, что ему стала безразлична судьба Украины. Он просто ощущает, что у сериала под названием «Киевский майдан и все, все, все» нет глобальной перспективы, поскольку в каждом новом эпизоде зрители видят повторы предыдущих сюжетов.

 

Уже понятно, что никто из персонажей современной украинской квазиполитики не способен не только на творческое развитие сюжета, но даже на сколько-нибудь заметный поворот в бесконечном пережевывании предлагаемого публике мыла.

 

 

Киевский режим выдохся

 

Сегодня Вашингтон переключил все свое внимание с Украины на Ближний Восток, где он катастрофически теряет лицо. У Евросоюза тоже появились проблемы пострашнее попыток Киева выдать замуж за Евросоюз девицу весьма легкого поведения с именем Украина. Это, прежде всего, проблема беженцев и нарастающих в связи с этим протестных настроений в европейских странах.

 

Смотрящий за Украиной от Белого дома, вице-президент США Джо Байден занят сегодня своей предвыборной кампанией. И хотя посла США Джеффри Пайетта на Украине хватает для того, чтобы решать вопросы оперативного управления, явное снижение уровня взаимодействия с Госдепом не может не вселять тревоги в состояние киевских умов.

 

Впрочем, главная причина нарастания украинской тревоги состоит в том, что киевский режим, похоже, выдохся.

 

Арсенал средств борьбы за превращение Украины в полноценное европейское государство путем выдавливания из себя по капле «раба» Русского мира, судя по всему, исчерпан. И последние выдавливания связаны уже с чистой виртуалкой (запуск санкционных списков), борьбой за воздух (запрет для российских авиакомпаний летать на Украину) и стремлением в очередной раз нагадить России с трибуны ООН.

 

Киеву никак не удается схватить Россию за какие-то чувствительные места, чтобы, во-первых, насладиться болью противника, а во-вторых, втянуть нас в сшибку на любом уровне, дабы, сделав себе кровопускание, побежать из Киева с криками об оккупации Украины Россией. После этого можно начать формирование «правительства свободной Украины в изгнании», уж поскольку на Банковой, похоже, не знают, что делать с доставшейся на халяву украинской государственностью.

 

 

От бунта до маразма — всего за два года

 

Понятно, что события февраля прошлого года в Киеве были не революцией, а госпереворотом. Однако если рассматривать события на Украине в более широком контексте — начиная, как минимум, с первого киевского майдана в 2004 году, — то, наверное, можно допустить и такую, революционную, квалификацию украинских событий десять лет спустя.

 

Замечу, что все известные революции проходили в своем развитии четыре основных этапа: протест, взятие власти, перерождение и террор.

 

Реальный народный бунт всегда является ключевым основанием смены власти — путем вооруженного восстания, дворцового переворота или сочетания того и другого.

 

После взятия власти вчерашние якобинцы или большевики, как правило, перерождаются в бюрократов и олигархов. Но поскольку всем, кто «носил бревна вместе с Лениным», места во власти не хватает, те, кто остался за бортом, требуют продолжения банкета (революции) и начинают мешать правящей группе. После чего власть начинает уничтожать оппозицию методами, далекими от демократических.

 

Аналогичный алгоритм эволюции революции характерен и для современной Украины. Разница же между украинской квазиреволюцией и Великой французской или Великой российской революциями состоит в том, что:

 

а) на Украине нет полноценного государства и, следовательно, нет развитой социальной структуры с самоопределившимся классом угнетаемых;

 

б) в силу отсутствия такого класса, главной движущей силой майдана стали группы, добивавшиеся привилегированного положения внутри существующей системы;

 

в) по итогам майдана (и это был все-таки госпереворот как один из этапов квазиреволюционного процесса) на Украине до сих пор не видно нового правящего класса, зато обнаружился внешний бенефициар событий, который и представляет собой правящий элемент.

 

С учетом этих и некоторых других обстоятельств алгоритм украинской «революции» следует представлять как всё те же четыре этапа, но уже с качественно иными характеристиками. Так, первым её этапом был классический бунт, а вот затем мы видим не переворот, перерождение и террор, а деконструкцию власти, абсурд и маразм.

 

Полагаю, что 21 февраля 2014 года, после того как Янукович отдал Киев на разграбление «революционерам», последние вряд ли были способны взять власть в государстве и, скорее всего, передрались бы между собой на подступах к кабинетам на Банковой, если бы не направляющая рука Джеффри Пайетта. Именно посольство и спецслужбы США сформировали новую украинскую власть, и без них госпереворот в Киеве наверняка закончился бы последующим реваншем Партии регионов.

 

Архитекторы украинской «революции» не смогли, однако, вдохнуть живую мысль в наспех сконструированный из откровенных русофобов, мошенников и временщиков марионеточный режим. По этой причине в Киеве в дальнейшем не произошло даже классического перерождения режима.

 

Они не смогли предложить, да и не стали предлагать стране хоть какую-нибудь, даже формальную модернизационную программу. Вся программа «революционной» массы свелась в итоге к требованию пустить Украину в европейский потребительский рай, а деятельность — к распиливанию западных кредитов.

 

Ключевой качественной характеристикой происходящих на Украине процессов с первых же дней установления проамериканского режима стал абсурд. И вся деятельность Киева до сих пор сводится к приумножению абсурда.

 

 

Маразм как кульминация в развитии киевского режима

 

Во время приумножения в стране абсурда новый киевский режим, ратуя за демократию, первым делом разделил народ Украины на чистых и нечистых, одновременно провозгласив единство страны. Но о каком единстве можно говорить в разделенном самой властью государстве? Абсурд? Однозначно.

 

Кроме того, режим возвел в ранг важнейшего принципа всей государственной политики отказ от всего русского и войну с Россией. Но как можно объявлять войну русскому в государстве, являющемся наследником Киевской Руси? Это как если бы одна часть организма объявила войну другой его части.

 

Умножение абсурда естественным образом предопределило переход киевского режима в стадию системного маразма. Полагаю, что показателем этого становятся действия, которые не только противоречат элементарной логике, но осуществляются вопреки инстинкту самосохранения и режима, и государства, и нации.

 

Так, отсечение украинского производителя от крымского потребителя ведет не только к экономическим потерям, но также к окончательному закреплению в сознании жителей Крыма образа Киева как враждебной силы.

 

Запрет российским авиакомпаниям летать на Украины лишает находящуюся в состоянии дефолта экономику Украины довольно существенной дозы доходов. Этот же акт лишает многих граждан Украины возможности перемещаться из Киева в Москву на заработки и обратно.

 

Чего следует ожидать от впавшего в маразм режима дальше?

 

Отмены железнодорожного и автомобильного сообщения с Россией? Запрета сотрудничества с российскими операторами мобильной связи?

 

Перекрытия трубопроводов, в надежде, видимо, что Россия перекроет исток Днепра?

 

На самом деле киевскому режиму повезло, что он «самоопределяется» сегодня по отношению к России, щадящей украинское население и не стремящейся к тому, чтобы пойти на жесткие ответные меры и добить антинародный киевский режим. Будь на месте России те же США, Украина давно бы подверглась, как минимум, авиаудару по Киеву — по аналогии с тем, как это сделали Пентагон и НАТО в случае с Сербией.

 

Впрочем, в Киеве воцарился маразм, а в таком состоянии понимание того, кто твои истинные друзья, а кто враги, отсутствует начисто.

 

Владимир Лепехин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1