Как известно, наши экс-братья, с одной стороны, ведут отчаянную борьбу с пережитками коммунизма, а с другой, постоянно апеллируют к эпизодам вполне себе советской истории.

 

 

Например, бои за ДАП они называют Сталинградской битвы, бои за Дебальцево — сражением на Курской дуге, а нынешнее театрализованное представление на границе с Крымом… — ну, понятно как. И вот представила я себе, что бы было, если бы произошло переселение душ, и как бы выглядел тогда достаточно известный эпизод из романа Александра Чаковского «Блокада»…

 

– А вы не догадываетесь, майор, зачем я приказал вам явиться? – спросил, точно читая мысли Данвица, фон Лееб.

 

– Нет, господин генерал-фельдмаршал! – четко ответил Данвиц и добавил: – Во всех случаях это для меня незаслуженная честь.

 

– Вас ожидает еще большая честь, – пряча едва уловимую усмешку, сказал фон Лееб.

 

— Я приказал создать передовой отряд – группу захвата укрепленного района у Полуострова. Он будет обладать всеми необходимыми подвижными средствами — бетонными блоками, покрышками, черно-красными флагами… Мне предстоит решить: кому поручить командование этим отрядом?..

 

Данвицу потребовалась вся его выдержка, чтобы сохранить невозмутимое выражение лица и не дать первым пришедшим в голову словам сорваться с губ. Все его существо было охвачено ликованием, восторгом. Ведь он уже понял, хорошо понял, о чем идет речь!

 

Правда, его несколько озадачило, что речь идет о блоках и покрышках, а не о танках и артиллерии, но он вовремя вспомнил, сколько фельдмаршалу лет, и решил, что тот просто оговорился. С каждым может случиться…

 

– Вы молчите? – вскидывая монокль и глядя в упор на Данвица, спросил фон Лееб.

 

— Когда офицер немецкой армии стоит перед своим генерал-фельдмаршалом, он имеет право только отвечать на вопросы и повиноваться, – вытянувшись, до предела напрягая все свои мышцы и мускулы, ответил Данвиц.

 

— Хорошо, – сказал фон Лееб, делая едва заметное движение бровью. Заложив руки за спину и слегка откинув голову, отчего его узкий, точно срезанный подбородок стал казаться еще острее, фон Лееб произнес медленно и раздельно:

 

– Майор Данвиц, готовы ли вы принять командование этим отрядом?

 

Данвиц быстрым движением языка облизал пересохшие губы и ответил:

 

– Я почту это за великую честь, господин генерал-фельдмаршал.

 

Фон Лееб слегка кивнул головой:

 

– Я ожидал такого ответа. Но мало заявить о своей готовности — необходимо решить еще один злободневный вопрос, — с лица фельдмаршала неожиданно слетело холодное чопорное выражение и он, хитро сощурив глаза, осведомился, — Как по-вашему, дорогой Арним, какую таксу следует установить за провоз фуры с продовольствием на территорию противника?

 

— Ка-а-а-а-кую таксу? — заикаясь, выговорил Данвиц. Он в принципе не слишком был расположен к собакам, и даже питомец любимого фюрера — овчарка Блонди — не вызывала у него теплых чувств, тем более, что она не раз вцеплялась ему в брюки. А тут еще таксы какие-то…

 

— Ну, расценки, — с лица фон Лееба не сходило довольное выражение.

 

— Понимаете, майор, они должны быть не слишком большими, но в то же время приятными для нас. Сами понимаете — у меня дети, внуки, опять-таки не мешает домик в Лондоне прикупить, а то ведь никогда не знаешь, как оно…

 

— Фельдмаршал, — ошарашенно пробормотал Данвиц, — Мы же воюем с Англией!

 

— Бросьте, майор, — досадливо поморщился фон Лееб. — Это гибридная война, а домик еще никому не помешал. Я слышал, что даже Кейтель уже…, причем за 23 миллиона фунтов, это сколько же фур потребуется… Ладно, сейчас мы не будем касается этой темы, вы лучше подумайте о жене и детях…

 

— Я не женат, — Данвиц почти с ужасом смотрел на фельдмаршала, который внешне менялся на его глазах и становился похожим на татарина, а не на истинного арийца. Лееб даже как-то сократился в размерах, обзавелся усами, и, как показалось устрашенному майору Вермахта, неожиданно облекся в мешковатый костюм вместо ладно сидевшего на его сухощавой фигуре мундира.

 

— Не женат? — Лееб поморщился. — Да это я как-то не учел…, — он какое-то время помолчал, а потом неожиданно просиял.

 

— Слушайте, майор, этот разговор мы с вами продолжим как-нибудь в другой раз, а пока позовите ко мне полковника Крюгера, — и еле слышно добавил.

 

— У него трое детей, как-нибудь столкуемся…

 

 

Анастасия Скогорева