Невидимая рука кризиса. Олег Макаренко

   Дата публикации: 26 Сентябрь 2015, 13:22

 

Часто приходится слышать следующее рассуждение: никакой кризис Америке не страшен, так как реальных производств в США по-прежнему больше, чем во многих других странах мира, и даже если некоторые заводы сменят владельцев, они всё равно продолжат работать.

 

Невидимая рука кризиса

 

К сожалению, не все так просто. Конечно, внутри каждого толстяка под слоем жира спрятан стройный мускулистый красавец, тут спору нет. Но это ещё не значит, что двухсоткилограммовый американец более здоров, чем пятидесятикилограммовый индиец — и уж тем более это не значит, что американца можно вылечить, утроив количество потребляемой им ежедневно пищи.

 

Аналогичным образом и реальные американские заводы, к сожалению, покрыты толстым слоем жира из финансовых спекулянтов и не могут быть от этого балласта освобождены иначе чем при помощи жёсткого хирургического вмешательства. Однако хирургическая операция постоянно откладывается: вместо сдувания паразитных секторов путём повышения ставки ФРС американцы, наоборот, впрыскивают в экономику новые и новые порции денег.

 

В чём заключается главная проблема капитализма?

 

В том, что каждый капиталист тянет одеяло в свою сторону, и государство не имеет рычагов, чтобы заставить разномастный оркестр финансовых воротил играть в унисон. Представьте себе группу людей, которая долго и ожесточённо спорит о чём-то, но никак не может договориться, так как никто не хочет поступаться своими интересами. Представили? Теперь вы понимаете, как выглядит типичный кризис при капитализме: экономика встаёт как вкопанная просто из-за того, что деловые круги никак не могут прийти к согласию по каким-то важным для них вопросам.

 

Классическая картина времён Великой депрессии в США: фермеры собрали урожай апельсинов в огромную кучу и жгут его, а за костром с ненавистью и горечью наблюдают голодные безработные люди.

 

Почему фермеры не могут раздать апельсины голодающим? Потому что если они раздадут эти апельсины бесплатно, тогда никто не будет покупать у них апельсины за деньги, и он разорятся.

 

Почему голодающие не могут платить фермерам нормальную цену за апельсины? Потому что у них нет денег, так как терпящие убытки фермеры вынуждены были уволить их.

 

Проблему можно было бы решить, если бы кто-нибудь взял на себя роль арбитра и заменил свободный рынок на некую систему распределения подобную советской. Совсем не случайно СССР показал чудеса восстановления после Войны — в условиях дефицита ресурсов жёсткая карточная система однозначно эффективнее бестолковой капиталистической грызни.

 

Но, увы, во время Великой депрессии в США такого арбитра не нашлось — невидимая же рука рынка регулировала экономику как умела, путём сжигания «лишних» апельсинов и увольнения «не вписавшихся в рынок» людей.

 

Сейчас экономика США очередной раз упала в эту невидимую яму. У потребителей нет денег, чтобы оплачивать товары, а у производителей товаров слишком низкие прибыли, чтобы платить зарплату сотрудникам. Попытки справиться с ситуацией путём экономии только усугубляют проблему: экономные потребители ещё меньше тратят, а экономные бизнесмены ещё меньше платят работникам.

 

В начале нулевых годов, когда нынешний суперкризис ещё только набирал обороты, экономические власти США приняли решение заполировать все проблемы деньгами, как в том старом анекдоте про коммивояжера и 100 долларов. Анекдот малоизвестный и не очень смешной, но таки весьма наглядный, поэтому я расскажу его целиком.

 

Коммивояжер приезжает в маленький городок, заходит в гостиницу и заказывает номер за 100 долларов. Положив деньги на стойку, он выходит на улицу и идёт на почту, чтобы узнать там последние новости.

 

Владелец гостиницы тем временем отдает 100 долларов горничной в качестве давно уже обещанной зарплаты. Горничная бежит к бакалейщику и закрывает у него стодолларовый кредит за еду. Бакалейщик возвращает 100 долларов местной жрице любви, а та в свою очередь отдаёт 100 долларов владельцу гостиницы, которому из-за небольших размеров городка приходится выполнять ещё и обязанности сутенёра.

 

Проходит час. Коммивояжер возвращается в гостиницу и сообщает, что получил известия, которые вынуждают его немедленно отправиться в дорогу. Владелец гостиницы возвращает коммивояжеру его сотню и, улыбаясь, скрещивает руки на брюхе. Ещё утром городок тонул в долгах и не знал, как из них выбраться — а теперь жители рассчитались с кредитами и с надеждой смотрят в будущее.

 

Вернёмся ещё раз к трогательной сцене с горящими апельсинами. Давайте дадим безработным денег. Безработные купят апельсины у фермеров, фермеры заплатят налоги и наймут себе новых работников… ну, как в анекдоте, который вы только что прочитали. Согласно теории, которую исповедуют кейнсианцы и некоторые наши коммунисты, достаточно вбросить в экономику пару грузовиков денег, чтобы она немедленно начала расти.

 

Именно эти путём начале нулевых годов и направились американцы. Первые несколько лет, вплоть до 2007 года, схема даже работала. Дешёвые деньги стимулировали американскую экономику, и на какое-то время даже показалось, будто фокус удался. Дальше однако стимуляция перестала работать: стало очевидно, что впрыскиваемые в экономику деньги уже не расшивают проблемные места, а только создают новые проблемы в виде уродливых пузырей на рынках, в виде опасных перекосов в реальном секторе и в виде деградации всей системы инвестирования.

 

Как можно выращивать апельсины, если ваш сосед бесплатно раздаёт их всем желающим? Как можно инвестировать или вести реальный бизнес, если деньги доступны в виде дешёвых кредитов всем желающим? Ирония судьбы: американцы при помощи гуманитарной продовольственной помощи убили сельское хозяйство в большом количестве стран, однако при этом у них не хватило политической воли, чтобы уберечь от ловушки халявных денег свою собственную финансовую систему.

 

Что произошло дальше? Кризис 2008 года показал ошибочность выбранного американцами пути, и если бы Штаты управлялись сильным президентом, в этот момент экономический курс был бы пусть с опозданием, но всё же изменён. Однако вместо исправления ошибки её только усугубили: перекосы в экономике попытались исправить… ещё большим количеством дешёвых денег. Бен Бернанке, который был на тот момент главой ФРС США, заявил, что он даст рынку столько денег, сколько потребуется для полного восстановления, и что если денег будет мало, то Бен лично сядет в вертолёт и будет разбрасывать деньги с воздуха.

 

Несложно догадаться, что включение печатного станка на полную мощность только усугубило опасные перекосы в экономике США. В феврале 2014 года «Вертолёт Бен» ушёл со своего поста, однако было уже поздно — сменившая его на посту Джанет Йеллен получила в наследство одну из самых крупных финансовых проблем за всю историю Америки.

 

Начиная с конца августа 2015 года финансовый кризис в США перешёл в совсем уж нехорошую стадию. Дешёвые деньги исправно продолжали поступать на рынок, ФРС отменила повышение ставки и даже прозрачно намекнула на дальнейшее снижение ставок, однако акции всё равно пошли вниз. Последние четыре дня рынок вяло падает — и это очень плохой симптом, который указывает, что стимуляция деньгами уже перестала работать:

 

Особенно плохо то обстоятельство, что пузыри перестали расти. Падает сейчас практически всё, включая, разумеется, и нефть. Можно предположить, что происходит очень неприятное явление: вливание денег в экономику больше не приводит к росту пузырей. Грубо говоря, спекулянты предпочитают держать полученные от властей деньги в сейфах и ждать — так как справедливо полагают, что попытка купить падающие акции приведёт только к убыткам.

 

Это значит, что фронт дефляционного шторма уже показался на горизонте: ещё немного, и в США начнёт разыгрываться сценарий Великой депрессии тридцатых годов. Пока что биржи ещё не вошли в штопор, в любой момент они могут снова пойти вверх. Но если ФРС США позволит рынкам просесть ниже августовских минимумов, это может стать сигналом к тотальной распродаже.

 

Есть ли выход из этого тупика?

 

Самый правильный выход я уже обозначил в начале статьи — финансовые кланы США должны собраться вместе и призвать на царство американского Сталина, чтобы тот подобно регулировщику в автомобильной пробке вручную расшил все узкие места в экономике. Однако проблема заключается в том, что первым действием этого гипотетического американского Сталина должна была бы стать массовая рассадка по урановым рудникам как раз тех самых олигархов, которые в теории должны были бы привести его к власти. Так что, коллеги, этот вариант можно сразу отмести в сторону как фантастический.

 

Второй вариант исправления ситуации — поднять ставку ФРС США до неприемлемых для спекулянтов уровней, очистив тем самым экономику от паразитических секторов. Если ставка поднимется хотя бы до 5-6% годовых, инвестиции пенсионных фондов снова начнут приносить доход, а реальный бизнес получит возможность запускать нормальные, прибыльные проекты.

 

Этот вариант вполне мог сработать в начале нулевых годов — хотя он и отправил бы экономику США на какое-то время в рецессию.

 

Сейчас однако денег напечатано уже так много, а болезнь зашла уже так далеко, что предлагаемое лекарство скорее убьёт, нежели вылечит пациента. Та же пенсионная система уже начала потрескивать — испытывающие финансовые трудности рядовые американцы вынуждены уже массово залезать в свои пенсионные накопления:

 

Меня на днях спросили в комментариях: смогут ли Штаты удержаться между инфляционным и дефляционным сценарием кризиса, проплыв по тесному проливу между Сциллой и Харибдой?

 

Отвечу примером. Представьте себе смертельно больного человека, вылечить которого можно только очень жёсткой терапией. Болезнь запущена, и пациент ослаб уже до такой степени, что лечение его почти наверняка убьёт. С другой стороны, если мы оставим больного без лечения, его гарантированно прикончит болезнь…

 

В общем, американцам теперь остаётся надеяться только на то, что экономисты поставили неверный диагноз, и что болезнь экономики США не так запущена, как это представляется со стороны. Однако мне сложно сохранять оптимизм, когда я гляжу на выступление главы ФРС США Джанет Йеллен и вижу, как она сначала прозрачно намекает на отрицательные ставки, а потом ей становится плохо, и она с трудом может закончить свою речь.

 

Я, вообще, очень не завидую госпоже Йеллен: на неё возложена колоссальная ответственность, она вынуждена сейчас принимать тяжелейшие решения в практически безнадёжной ситуации — которую, повторюсь, сделала таковой не она, а её предшественники.

 

В интересное время мы живём, коллеги. Мы, конечно же, должны пожелать нашим американским друзьям успешно выбраться из кризиса — тем более, что все экономики сейчас связаны друг с другом, и масштабная рецессия в США неизбежно выльется в проблемы и у России.

 

Однако одними пожеланиями удачи, думаю, нам ограничиваться не стоит. Мы должны также внимательнейшим образом наблюдать за действиями американских финансовых властей — чтобы извлечь уроки из их ошибок и уберечь экономику России от аналогичной ловушки.

 

Олег Макаренко

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
USA_269161_900
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1