Почему блокада Крыма — это серьёзно. Валентин Филиппов

Дата публикации: 25 сентября 2015, 09:01

 

Солдат без работы – потенциальный преступник. А преступник без места преступления и жертвы – одинокое дикое существо, способное наносить вред собственным хозяевам. Поэтому, потерпев поражение на Востоке, киевский режим вынужден выдумывать для своих преступников новые места преступлений и находить новые жертвы. В противном случае, вся эта мразь сосредоточится в опасной близости, скучкуется и покусает хозяев.

 

 

А мрази этой развелось, — размножается в геометрической прогрессии. Когда-то, собранную на «майдане», её пытались утилизировать в АТО, но семь волн мобилизации преумножили ряды одичалых хищников. И теперь это всё остаётся без жертвы и места, откатываясь с блок-постов на Востоке и вопрошая «а где же мы будем харчеваться?»

 

Именно поэтому, любая снисходительная ирония в отношении «общественной блокады Крыма» неуместна. Да, Россия переживёт без поставок украинских товаров в Крым. Может даже уровень потребительских цен не поменяется.

 

Но, во-первых, это не правда, что экономические потери несёт только украинская сторона. Значительная часть предпринимателей, занятых в торговых операциях с украинскими производителями, являются гражданами России. А то, что на границе они предъявляют украинские паспорта, сути не меняет. Без заработка остаются граждане России, постоянно проживающие в Крыму и Севастополе. За каждой задержанной или ограбленной фурой могут стоять десятки граждан России. От неё может зависеть работа целого российского предприятия.

 

Эти предприниматели работали в рамках и российского, и украинского законодательств. И ущерб, нанесённый им, носит все признаки преступления. Разбой называется. Статья есть.

 

Далее. Даже если предприниматели не являются гражданами России, то сам факт их сотрудничества с Российским Крымом говорит об их лояльном отношении к России. Они изначально не могут быть сторонниками киевского режима. Они наши союзники. Они именно та Украина, которую мы хотим видеть своим соседом. Союзником. Братской Республикой. Это именно им наносят ущерб.

 

Нам не может быть всё равно.

 

Мы не можем улыбаться в ответ.

 

Иначе никакие мы не русские, а так… самодовольные россияне, не более…

 

И о главном. Все эти фуры – ерунда. Деньги камень точат. Они пробьют себе дорогу. А вот куда денутся преступники? Стаи нацистских шакалов? Им некуда уходить. Они будут «трусить» пассажирские автобусы и обшарпанные легковушки. Они будут «искать контрабанду», выяснять «цель поездки» и проверять на «патриотичность». Многим придётся петь гимн, ответить на приветствие «славаукраине» обязательным «героямслава». Кого-то будут ставить на колени, и заставлять целовать флаг Украины. В сети таких фото с блок-постов на Востоке – предостаточно. Это одна из общепринятых процедур, которой «тормошат вату».

 

Возможно, придумают и гражданства лишать на своё усмотрение. Путём уничтожения украинского паспорта.

 

Кого-то покалечат или убьют.

 

Не думайте, что это фантазия или шутка.

 

Теоретически, единственным новым местом преступления, куда можно отправить десятки тысяч одичавших нацистов, это границы Украины с Россией. Они все равноудалены от Киева и могут стать новым источником опасности для всего живого и мыслящего.

 

Впрочем, в этом нет ничего нового.

 

Раньше это называлось грабежом на Большой Дороге, и было главным источником дохода диких племён. Тут важно другое. Опыт подсказывает, что когда жертвы закончатся, и даже дикие суслики перестанут приближаться к украинской границе, Великие Укры начнут совершать набеги за границу. Угонять скот, автомобили и девственниц в рабство.

 

И не надо улыбаться.

 

Так будет.

 

Так уже было в те, прошлые разы, когда их пришлось переловить и перевешать.

 

Валентин Филиппов 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1