Мир после Генассамблеи. Павел Рыжевский

Дата публикации: 25 Сентябрь 2015, 22:54

 

Считанные дни остаются до выступления российского президента Владимира Путина на юбилейной, 70-ой Генеральной Ассамблее ООН. Свою речь Путин произнесет 28 сентября.

 

 

Многим еще памятна мюнхенская речь Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики и безопасности в феврале 2007 года. Напомню, что тогда российский президент очень громко заявил о недопустимости однополярного мира и важной роли России в решении глобальных международных вопросов. На Западе речь Путина восприняли, как пролог для начала новой «холодной войны».

 

Спустя 8 лет, отношения между Россией и Западом, в частности с США, стали еще более напряженными. Но теперь у России и Запада имеется общая угроза в лице террористической группировки Исламского Государства.

 

В своей речи Путин скажет об этом. Скажет о глобальных угрозах международного терроризма и призовет мировое сообщество встать на борьбу с ИГИЛ. Конечно, США сами во многом поспособствовали появлению этой группировки, спровоцировав хаос и анархию на Ближнем Востоке.

 

Европа же молчала. Молчала, когда свергали Каддафи в Ливии, молчала, когда по Северной Африке и Ближнему Востоку прокатилась «арабская весна», молчала, когда сирийские повстанцы объявили войну президенту Сирии Башару Асаду. Ближний Восток превратился в настоящий котел, из которого валом хлынул поток беженцев, захлестнувших Европу. Настала расплата за европейское молчание.

 

Теперь речь Путина должна заставить Европу задуматься о решении проблемы беженцев, а решение может быть только одно – устранение конфликта на Ближнем Востоке и борьба с ИГИЛ. Европа как никто другой должна быть заинтересована в решении этого вопроса. Поэтому, речь Путина может стать исторической, подтолкнуть Россию и европейские государства к сотрудничеству и устранению конфронтации. Если так все и случиться, то система международных отношений потерпит изменения.

 

Но одним из главных итогов может стать создание коалиции против Исламского Государства. Здесь у России, на мой взгляд, три варианта:

 

1) Не проявлять особую активность и довериться западным державам на создание ими самостоятельно коалиции, в которую войти.

 
2) Самой России создать коалицию и играть в ней главенствующую роль.

 
3) Вообще не создавать никакой коалиции, а только лишь поддерживать сирийскую армию оружием, гуманитарной помощью.

 

Если вспоминать уроки Афганистана, то самым оптимальным вариантом видится третий. Но какой из этих трех вариантов выберет Россия знает сейчас, наверное, только Владимир Путин.

 

Павел Рыжевский

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1