«Принц штатский» и его выбор. Сергей Станкевич

   Дата публикации: 22 сентября 2015, 12:30

 

В последний год своего президентства Барак Обама оказался в ситуации, достойной пера Шекспира. Водоворот конфликтов и страстей, атаки и интриги с разных сторон. И вот — очередной, поистине гамлетовский выбор.

 

Владимир Путин, Барак Обама

 

В околовластных кругах в США идут острые дебаты: нужно ли Бараку Обаме встречаться с президентом РФ во время предстоящего на днях визита Владимира Путина в Нью-Йорк на юбилейную сессию Генассамблеи ООН.

 

Одни эксперты утверждают, что личная встреча Обамы с президентом России продемонстрирует «слабость» Вашингтона, подорвет проводимую им политику «изоляции» Кремля и даст Москве односторонние имиджевые преимущества. Другие возражают, что прямой диалог — единственная возможность для Америки узнать, что Москва намерена делать в конфликтных точках, объясниться с ней, избежать нарастания конфронтации и поискать какие-то варианты кооперации.

 

Решение, на мой взгляд, стоит принимать в зависимости от того мессиджа, который Вашингтон заготовил для Москвы, и от плана Обамы на его последний год в Белом доме.

 

Если выбор Вашингтона состоит в еще большем обострении конфронтации с Москвой, в усилении санкционного и иного нажима, в ультимативном требовании к Кремлю «сдать» сирийского президента Асада, в намерении в одностороннем порядке перекроить мирный план для Донбасса, то встречаться, пожалуй, не стоит. Ответ Путина на нажим предсказуем на 100%, а негативный капитал в личных отношениях не даст добиться хоть чего-нибудь конструктивного до конца президентства Обамы. Для США и России это будет потерянный и опасный год.

 

Хуже того если в течение этого года возникнет риск прямого силового столкновения двух крупнейших ядерных держав США и РФ (например, в ходе военных операций с участием Москвы в Сирии либо при попытке полной блокады Приднестровья со стороны Украины и Молдавии), то обрыв личной коммуникации между президентами может сыграть роковую роль. Вдруг в последний момент ни у одного из лидеров рука не протянется к трубке «горячей линии».

 

Всё сказанное означает, что при курсе на конфронтацию личная встреча президентов только усугубит ситуацию, лишив их шанса на последний звонок во спасение. Лучше уж продолжить заочную полемику, оставив переговорную площадку госсекретарю США Джону Керри и главе МИД России Сергею Лаврову.

 

Напротив, встречаться обязательно стоит, если Вашингтон готов хотя бы к ограниченному прагматическому диалогу. Повестка дня для такого диалога достаточно очевидна и крайне актуальна.

 

Надо обговорить, как избежать прямого силового столкновения в конфликтных точках. Подтвердить исполнение пакетного соглашения «Минск-2» по Украине так, как оно написано, включая полноценное конституционно-правовое оформление компромисса между Киевом и мятежным анклавом в Донбассе. Закрепить понимание того, что блокада Приднестровья равносильна акту войны, чего нельзя допускать ни при каких обстоятельствах.

 

Стоит попытаться создать общую коалицию для борьбы с террористической группировкой ИГИЛ во всех местах, где она уже действует или объявится в будущем. Бессмысленно предлагать Москве «просто войти» в созданную Вашингтоном коалицию из 60 государств в качестве 61-го участника. В этом большом международном оркестре должны быть два солиста, которым пора согласовать свои партии.

 

Можно устранить препятствие для американо-российской кооперации в Сирии в виде «проблемы Асада», утвердив общий сценарий, в котором военное подавление террористических группировок в Сирии пройдет при нынешнем правительстве в Дамаске, а послевоенное политическое урегулирование позволит сирийцам сформировать правительство национального согласия уже без Асада. При согласии США и РФ эта компромиссная модель могла бы быть закреплена всеми, включая сирийскую оппозицию, в ходе подготовленного с помощью ООН третьего раунда Женевской конференции по Сирии.

 

В ходе начавшейся в США президентской гонки кандидаты от Республиканской партии атакуют внешнюю политику Обамы жесточайшим образом. Большинство из них говорит о желании усилить нажим на Москву и президента Путина по всем направлениям. Для Обамы пытаться стать большим ястребом, чем его республиканские противники, политически совершенно бессмысленно. Зато он может помочь своей Демократической партии в будущих выборах, показав в последний год президентского срока впечатляющие внешнеполитические достижения.

 

Возврат от противостояния к ограниченной кооперации с Россией, стабилизация положения в Сирии и устойчивый мир на Украине могли бы стать достойным финалом президентской эпопеи Барака Обамы, лауреата Нобелевской премии мира.

 

В зависимости от того, состоится или нет личная встреча Барака Обамы и Владимира Путина в Нью-Йорке, можно будет с большой вероятностью судить о том, какой выбор для финального акта своего президентства сделал «принц штатский».

 

Сергей Станкевич

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1