Флот, который мы потеряли. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 22 сентября 2015, 13:52

 

Нынешний ближневосточный кризис сделал для России задачу восстановления мощного военного флота одной из самых приоритетных

 

В связи с решением руководства России значительно увеличить военное присутствие в Сирии, резко возросли объемы переброски личного состава, военной техники и оборудования воздушным и морским путем. Кроме того, российская военная группировка в Сирии, несомненно, нуждается в надежном военно-морском обеспечении, как в плане безопасности своих транспортных коммуникаций, так и решения непосредственно боевых задач. Соответствуют ли на данный момент возможности российского ВМФ масштабу проводимых и предстоящих в этом регионе военно-политических мероприятий?

 

Ситуация с этим, как минимум, неоднозначная. Прежде всего, складывается впечатление, что российский флот не был заранее подготовлен к такому резкому повороту политики государства. Ничего похожего на то, что сегодня разворачивается на Ближнем Востоке буквально на наших глазах, в Москве видимо даже не предполагали. Соответственно выстраивали планы военно-морского строительства по привычной схеме – « от вероятного противника и от чисто гипотетических задач». Именно поэтому, а вовсе не из-за отсутствия денег, в России уже 15 лет кряду идет нескончаемая дискуссия на тему – надо или не надо строить авианосцы.

 

Сегодня, когда ответ на этот вопрос дает сама жизнь, подтверждающая, что корабли этого класса в Средиземном море были бы для России отнюдь не лишними, становится очень жаль этой массы впустую потерянного времени.

 

Настолько жаль, что вспоминается буквально всё. В том числе и вельможная некомпетентность Виктора Черномырдина, который в свое время, одним росчерком пера, отказался от достройки авианосца «Варяг» в интересах России. Того самого, который сейчас благополучно стал флагманом китайского флота. Вспоминается и явно преступная афера со сдачей на металлолом и продажей за копейки тому же Китаю («на аттракционы») трех тяжелых авианесущих крейсеров – «Минск», Новороссийск» и «Киев».

 

Будь они сейчас в составе российского флота – военно-политическая обстановка в мировом океане была бы качественно иной. Кстати – бережливые китайцы умудрились сохранить эти корабли в качестве музеев в довольно приличном состоянии и, учитывая остроту ситуации, Москве было бы неплохо обсудить с Пекином возможность их возврата под каким-нибудь благовидным предлогом. Всё лучше и быстрее, чем полагаться на новые авианосцы где-нибудь к середине века. Сейчас не та ситуация, когда можно было «перебирать харчами». Как говорится – «вечер перестает быть томным». России сегодня нужны практически любые боевые корабли, способные совершать морские походы и стрелять. Не до жиру!

 

Тем более, что единственный российский авианосец — «Адмирал Кузнецов» сирийская (как впрочем и украинская ) война застала на плановом ремонте, который имел явную тенденцию стать бесконечным. Правда события подкорректировали сроки и планы ремонтных работ, и сейчас, похоже, они нацелены только на одно – как можно быстрее привести этот корабль в боеготовое состояние, пусть даже и без задуманного ранее его широкомасштабного обновления. Что из этого получится – Бог весть. Силовая установка «Кузнецова» из-за своей ненадежности уже давно стала притчей во языцех на флоте, по каковой причине этот корабль и раньше ходил в дальние походы не иначе, как в сопровождении мощного буксира.

 

А ведь с «Варягом» этих красавцев у России было бы два!

А ведь с «Варягом» этих красавцев у России было бы два!

 

Тем не менее, летчики палубной авиации резко активизировали тренировки на полигоне «Нитка» в Крыму, причем – что характерно, в тренировках активно участвуют штурмовики Су-25 палубной модификации. Очевидно, что возможные боевые задачи «Кузнецова» у берегов Сирии будут связаны именно со штурмовкой наземных объектов.

 

Палубные штурмовики тренируются в Крыму

Палубные штурмовики тренируются в Крыму

 

Единственный тяжелый атомный крейсер в составе ВМФ РФ «Петр Великий» также находится на плановом ремонте и судя по тому, что его постановка в сухой док на заводе под Мурманском состоялась только в начале сентября, его участие в сирийских событиях ожидать в ближайшее время не приходится. Его «систершип» — «Адмирал Нахимов», после длительного пребывания в глухом отстое, поставлен на капитальную реконструкцию, которая займет несколько лет.

 

Еще один класс крупных кораблей советской постройки, которые могли бы очень существенно помочь России в данной ситуации — большие десантные корабли типа «Иван Рогов», тоже вряд ли успеют вернуться в строй в обозримом будущем. Два корабля этого типа «Александр Николаев» и «Митрофан Москаленко» уже много лет как выведены в резерв и находятся в состоянии весьма далеком от боеготового.

 

И очень жаль, между прочим! Особенно при взгляде на то, как натужно пыхтит на Босфоре забитый военной техникой по самое немогу допотоптный и «мелкокалиберный» БДК «Николай Фильченков», постройки семидесятых годов прошлого века.

 

БДК «Николай Фильченков» отдувается за всех

БДК «Николай Фильченков» отдувается за всех

 

А в это время могучие десантные корабли куда более поздней постройки, бессмысленно умирают у причалов. А ведь это действительно очень мощные военные транспорты, которые сегодня были бы просто незаменимы!

 

БДК «Митрофан Москаленко» в глухом отстое

БДК «Митрофан Москаленко» в глухом отстое

 

Полное водоизмещения таких БДК составляет 14 060 тонн, при максимальной заправке топливом корабль мог пройти 7 500 морских миль. Корабль этого типа мог перевозить десант размером до мотострелкового батальона, состоящего из 440 человек и 79 единиц боевой техники (БМП, БТР, танки, автомобили и т.д.). В доковую камеру (при отсутствии здесь плавсредств), на верхнюю палубу и в танковый трюм помещается до 50 танков ПТ-76, до 80 БМП или БТР, либо до 120 автомашин или другой подвижной техники в различных сочетаниях.

 

И вот таких красавцев фактически сдали в утиль! По сути, нынешние проблемы с так называемым «сирийским экспрессом», работу которого с очень большим скрипом обеспечивают маломощные десантные кораблики и необорудованные гражданские транспорты, являются громким эхом безумия 90-х годов, когда финансирование вооруженных сил России и флота, в частности, преступным образом было фактически сведено к нулю. Именно это «политическое решение», по всем признакам продиктованное из Вашингтона, вынудило командование ВМФ спланировать исключение из состава флота всех мало-мальски крупных боевых кораблей дальней океанской зоны, наиболее дорогих в содержании.

 

ТАКР «Киев» в роли китайского аттракциона

ТАКР «Киев» в роли китайского аттракциона

 

Именно тогда произошел настоящий погром советского океанского флота – тотальный отказ от авианосцев, тяжелых крейсеров, океанских десантных кораблей, судов стратегической разведки и большей части атомного ракетного подводного флота. Весь боекомплект самых грозных и крупнейших в мире субмарин класса «Акула», которые могли служить еще минимум 20 лет, был тупо расстрелян в чистое небо именно потому, что содержать эти лодки было не на что.

 

А в это время из страны вывозились сотни миллиардов долларов в виде ее природных богатств, доставшихся при разграблении СССР кучке проходимцев. Которые, вместо крейсеров и авианосцев, прикупили себе стометровые яхты и километровые дворцы. А Россию в мировом океане сегодня представляет такой себе «тюлькин флот» из самых маломерных и маломощных корабликов, на содержание которых хватило оставшихся копеек и которые сегодня героически закрывают своей «грудью» те гигантские прорехи, которые были пробиты в обороне страны захватившими ее в личное пользование мироедами. Дай Бог этим корабликам военного счастья и семи футов под килем. А России — благополучно дождаться того времени, когда ее будет защищать полноценный военно-морской флот.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1