Елена Чудинова: Лучший пророк — это тот, кто сумел предостеречь

   Дата публикации: 22 сентября 2015, 11:59

 

Цивилизация не может быть погублена. Цивилизация только может самоубиться

 

Мечеть Парижской Богоматери

 

 

С некоторых пор в информационном пространстве сменилась повестка. Если раньше большую часть эфиров, газетных и интернет площадей занимал конфликт на Украине, то с началом осени на медиа как снежный ком свалился поток новостей о беженцах в Европе, активизации «Исламского государства», надвигающемся расколе Евросоюза, гуманитарной катастрофы в Сирии, военной помощи правительству Асада со стороны России и многое-многое другое.

 

Елена Чудинова

 

А ведь многие из этих событий можно было предвидеть. При это вовсе не обязательно быть Нострадамусом… Достаточно обладать историческими знаниями, способностью их анализировать и выстраивать прогнозы…

 

Елена Чудинова начала писать стихи о русской истории в 11 лет, но опубликовала их только после падения коммунистического режима. И лишь небольшую часть. Затем была проза. В своих литературных и публицистических произведениях Она проповедует право-консервативные взгляды: первенство и самодостаточность европейской христианской цивилизации (неотъемлемой частью которой, по её мнению, является Россия), нетерпимость к революционному началу (начиная с протестантской реформации и лево-либеральной деконструкции цивилизационных основ (включая идеологию Века Просвещения, решения II Ватиканского собора,  политику толерантности и мультикультурализма.

 

Ярким примером того и «визитной карточкой» Чудиновой является роман-антиутопия «Мечеть Парижской Богоматери», который вызвал большой общественный резонанс и был переведен на многие языки. Ей удалось не только предугадать сегодняшние события в Европе и на Ближнем Востоке, но и попасть в «нерв» истории, в которой, как известно, все повторяется…

 

О том, каким образом будут развиваться события, что ждет нас в ближайшей и не очень перспективе беседуем с писателем Еленой Чудиновой.

 

 

 

— Елена, прогнозы о неизбежности третьей мировой войны с Ближним Востоком я слышал еще в 90-е, если не раньше… 4 года назад в одном из интервью вы сказали, что являетесь писателем-историком, и любите прошлое. Современность и будущее – это не ваша сфера. Тем не менее, роман «Мечеть Парижской Богоматери», который вы написали на одном дыхании и выпустили в 2005 году, оказался пророческим. После, в 2011 году случилась история с Брейвиком, который, сидя в тюрьме, наверное, посмеивается над тем, что сейчас происходит в Европе. Тот факт, что вы тогда предсказали события, и они сбылись… Вас радует или огорчает?

 

— В свое время Дж. Оруэлл, с названием чьего великого произведения я веду литературную игру, сделал совершенно чудовищный прогноз о том, что в 1984 году Англия станет коммунистической и там установится тоталитаризм. В 1984 году в Англии чествовали юбилей Оруэлла, как мы видим, Англия коммунистической не стала. Убавляет ли это что-нибудь от писательского гения Оруэлла? Ни в коей мере.

 

Напротив, мы скажем, что лучший пророк – это тот, кто сумел предостеречь и сумел быть услышанным, и чьи пророчества не сбылись. Да, лучший пророк – это тот, чьи пророчества не сбылись. Поэтому я хотела бы оказать таким пророком. Но боюсь, что могу оказаться пророком в более банальном смысле.

 

— Мы упомянули Андерса Брейвика… Он в данном случае пророк или циничный такой прагматик?

 

— Он – «герой-чудовище». Типичное порождение постхристианской Европы, Европы, которая, лишившись Креста, не может дать истинно красивых героев, но чей дух еще жив. Я писала целое эссе, которое вызвало, как и следовало ожидать, грязевой оползень, и очень мало кого, только мыслящих людей, заставило действительно задуматься. Люди думают стереотипами, да и вообще думать не любят.

 

Брейвика я противопоставила Доминику Веннеру, эти две фигуры имеют нечто общее. Оба они люди абсолютно холодного, расчетливого ума. Оба они оказались способны идти до самого-самого конца, до самого-самого краешка.

 

Брейвик – превосходный сценарист. Я не беру, подчеркиваю, моральную сторону вопроса, она чудовищная и это даже не обсуждается. Но отдадим должное уму. Брейвик выступает против исламизации. Казалось бы, он должен, раз уж он придумал такой акт устрашения, пойти в какое-то место скопления исламских мигрантов.

 

Но он же делает совершенно иначе. Он понимает, что вот эти все пришельцы – это всего лишь человеческий материал, заменяемый. Это был тупиковый путь, даже подыгрывание властям, ибо на место сотни убитых им те впустили бы миллион-другой новых, и при полном одобрении общества. Вместо этого он обращает свой гнев против истинных виновников, против инициаторов миграционной политики.

 

На Утойе не было много «детей», это сказки. Это были пусть юные, но подписавшиеся под политической программой представители партии, работающей на разрушение европейской цивилизации. Деструкторы. И среди них находились дети правительственных чиновников, то есть, строго говоря, он как бы выбирает того, против кого удар действительно будет эффективен. Страшно, да. А что происходит в результате? Многие миллионы людей прочитывают 1500 страниц аналитического текста. Кто бы их прочитал иначе? Европеец, прижатый к стенке, стоит сотни иноплеменных.

 

Веннер, идет противоположным  путем. Он решает убить себя. Тоже решимость идти до конца, решимость очень страшная. Он в ясном сознании. Он пишет письмо. Но если бы он просто решил убить себя, кто бы на это обратил внимание, кроме достаточно узкого правоконсервативного круга? Самоубийств полно. Разбираться в самоубийстве даже прессе неинтересно. Это маленькая новостная строка. Я говорю сейчас предельно циничными категориями, чтобы мы поняли механизм. Поэтому он соединяет одно преступление – самоубийство – с актом кощунства. Даже если мы неверующие, но самоубийство в церкви, в самой главной церкви перед алтарем – это заставляет в нас дрожать самую чувствительную струнку.

 

Вот это действительно страшно. Веннера узнали, в далекой России в том числе, его завещание, его сумма творчества изучается во многих странах. Он же выступал, собственно, против содомии и против исламской экспансии. На самом деле не парадоксальное сочетание, разрушители европейского уклада склонны к ситуационной консолидации.

 

Теперь пройдем к их главному заблуждению. Эти две фигуры показывают, что европейский дух не умер, что для европейца еще есть вещи важнее комфорта, важнее жизни – своей и чужой. Но. Этим героям нельзя хотеть подражать. Веннер – не Людовик Святой. Само понятие героя без креста принимает искаженную уродливую форму. Да, они феноменально все просчитывают. Да, они проявляют чудеса хладнокровия.

 

Но вместе с тем, мы не можем не протестовать против того, что они делают. Нет красоты, нет истины, есть только голый ужас. Нет духа жизни, светлого христианского духа. И поэтому их дела неправедны. А дела неправедны, потому что ни на том, ни на другом нет креста. Это очень интересные символы. Европа еще жива, но она потеряла Крест и Жанну д,Арк или Святого Людовика она сейчас дать не может. Но и списывать со счетов ее тоже еще рано. Вот вывод, который мы можем сделать поступков этих людей.

 

— Давайте попробуем поговорить в контексте будущего… Я буду предлагать сценарии развития событий, а вы их продолжать… Вот есть Соединенные Штаты, конфликт с которыми, на мой взгляд, был спровоцирован их патологическим нежеланием считаться с интересами России (не берем Ирак, Ливию и т.п, где у тоже РФ были свои интересы). Возьмем: а) – размещение ПРО в Европе, якобы, направленное против Ирана и б) принятие Грузии и Украины в НАТО. Первый сценарий: Россия «поверила» Америке, может даже чего-то подписала и где-то в 2020 году в Европе было размещено ПРО… Что было бы дальше?

 

— Я не верю в то, что даже при всем нынешнем безумии Соединенных Штатов развязалась бы действительно масштабная война. В это не верю. У нас хоть и проржавело, но тоже кое-что есть. Есть чем ответить. Но беда в том, что строго говоря, это и не нужно для того, чтобы обрушить современную цивилизацию.

 

То есть то, что Америка делает – это, в общем-то, значительно хитрее без масштабных войн  – это дестабилизация. Кусок за куском, кусок за куском. То, что рядом с нами создается такой очаг напряженности, как Украина, конечно, это сознательная попытка дестабилизировать Россию даже в тех немногих позитивных моментах, которые есть. Естественно, нанести удары по ее европейскому имиджу, по экономическому ее положению.

 

Безмерно хладнокровная информационная война ведется с нами. Кстати, мы абсолютно неспособны отвечать в информационной войне ударом на удар. Наша пропаганда плачевна. Она ниже того плинтуса, за которым стоило бы похоронить наших высокооплачиваемых пропагандистов.

 

— А почему вы так считаете? Не далее, как на прошлой неделе я написал материал о том, что Пентагон увеличивает бюджет на 13 млрд. в 2017 году на основании того, что Штаты признали, что как раз они проиграли информационную войну России. То есть Россия вообще на первое место в мире по информационной войне вышла…

 

— Я только что вернулась из Франции. Никто не знает из простых людей правды. Мои друзья знают, но это «старая Франция», совершенно особая песня, это очень небольшое сословие. А, так сказать, из простых людей… Наши СМИ проиграли информационную войну, если никто не знает о бомбежке Донбасса. Каким образом они ее проиграли?

 

— А люди простые люди интересуются политикой?

 

— Люди интересуются политикой на обывательском уровне. Они будут жалеть утонувшего ребенка-беженца. Если им это показать, то они это будут обсуждать десять дней. А то, что в Славянске вся больница рыдала над телом Полины Сладкой, над этим белокурым маленьким ангелом, это никого не интересует. Потому что нет информационной картинки. Вы говорите, что они проиграли информационную войну? Нет. Это мы проиграли информационную войну. Мы не играем теми козырями, которые у нас есть. У нас их в превеликом достатке есть…

 

— А как же канал «Russia Today»?

 

— «Russia Today» был изначально беззубый. Засыпал ли он мир тем, что происходит? Нет, не засыпал. Можно было явить миру Горловскую Мадонну. «Russia Today» сумел явить Европе Горловскую Мадонну? Нет, не сумел. Мы проигрываем, имея такую безупречную карту, как общее анти-нацистское прошлое, мы проигрываем информационную войну. Хотя бы при том, что будь хоть капельку ума, сейчас бы прекратили все преследования русских националистов. Так нет, делают обыск у Просвирнина… Сейчас, когда надо сказать решительно: в России нацизма нет. Надо прекратить спекулятивно путать национализм и нацизм.

 

Надо сейчас жестко усилить линию национального интереса, потому что Донбасс – это национальный интерес и это именно что русский интерес. Следовательно, заткнуть абсолютно все вопли про «русский фашизм», жестко заткнуть, волевым решением, и обратиться к Европе массированным потоком видеоряда, изобличающего Украину в действительно конкретном абсолютно недвусмысленном нацизме.

 

— Я не говорю о том, что она у нас есть. Я говорю о том, что Пентагон признал поражение в информационной войне и в связи с этим увеличивает свой бюджет на 13 млрд…

 

— Вы сами сказали ключевую фразу: «увеличивает свой бюджет». Вы знаете, я тоже признаю, что у меня протек потолок, хотя он совершенно сухой, чтобы, допустим, увеличить свой бюджет на ремонт. Вы же сами всё сказали…

 

— Смею не согласиться. Смотря, какая пропаганда. Если мы говорим о телевизионной пропаганде, то она в большей степени направлена внутрь страны.

 

— А зачем нам пропаганда внутри страны? Мы сами во всем разберемся, у нас народ умный. И люди внутренней пропаганде не верят. Извините, когда у известного и страстного антиамериканиста-телеведущего дети переселены в США, говорить о доверии официальной внутренней пропаганде смешно.

 

Нам не нужно, чтобы наши люди полюбили власти. Пусть власти полюбят людей, а им ответят взаимностью. Нам нужно, чтобы за рубежом из России не делали монстра. Ибо мы не монстр, мы просто страна со своими проблемами.

 

— Я понял вас. Вы считаете, что все это показанная мишура, а на самом деле в реальности заложены совершенно иные вещи. Каждый думает о своих интересах.

 

— Я считаю, что наше государство не проработало системы создания имиджа России.

 

Опять же, так сказать, на чем играют наши враги? Они играют на красной угрозе. А Новороссия начиналась как абсолютно белый проект. Ну и помилуйте, какая-такая красная угроза? У нас государство давным-давно отказалось от коммунизма. На Донбассе с хоругвями ходят. Нет красной угрозы.

 

Вы представляете, сколько срубается дивидендов под крики: «Красные идут!!!»?. Я не могу осудить обывателя европейского, который боится, что придут красные. Потому что симпатичного в коммунистах мало. Но, что делают наши драгоценные умы? Выдвигают на первый план красную фигуру Проханова. Он везде и он за Донбасс. Да, действительно, извините, «красные идут». Еще этот Кургинян совершенно одержимый. Для создания адекватного образа России надлежало сказать: «Красной угрозы нет, Украина лжет». И Европа бы вздохнула с облегчением. Наши умные люди вместо этого выпускают кургинянов и прохановых…

 

— Теперь Грузия и Украина. Допустим, Грузии при поддержке НАТО удалось завоевать Абхазию и Южную Осетию, а Украине удержать Крым и Донбасс… Они стали членами НАТО… Опять год 2020… Чем это было бы чревато для России и кто следующий?

 

— Этот сценарий я как бы отказываюсь обсуждать по той причине, что он абсолютно невероятен. К 2020 году, скорее всего, уже не будет просто никакой Украины, а, как в моей книге, будут бегать какие-то дикие существа и стрелять за неимением русских друг в друга, чтобы отнять последний шмат сала. Украины не будет в любом случае. Это государство, которое используют для разрушения России. Но поднять ее на ноги не входит в американские приоритеты и не войдет. Им это дорого и не нужно и главное, совершенно противоречит их планам. То есть Украина движется стремительнейшим шагом к собственной гибели.

 

А с Грузией нам пора налаживать отношения. Хватит уже.

 

— То есть вы считаете, на Украине неизбежен хаос?

 

— Да, Украина падает в хаос. Смотрите, что там делается. Уже очень трудно обвинить Путина в том, что происходят побоища с погибшими в центре Киева. Уже все, никаких «клятых москалей». Бравые хлопцы сами истребляют друг друга. Ну, что вы хотите? Это будет усиливаться, усиливаться и усиливаться. Потому что, украинскому народу была введена картинка, что если удалить русского, то потечет из крана то вино, то молоко – а этого не произошло.

 

— Перейдем к Сирии. Соединенные Штаты хотят свержения режима Асада. Допустим, свергнули… Кто приходит к власти и что происходит дальше?..

 

— Нынешняя позиция Соединенных Штатов – это хаотизация мирового пространства. И это, знаете, вот как Троцкий хотел перманентную революцию экспортировать, а они перманентную демократию экспортируют, от которой разрушается Пальмира. Дальше будет только хуже.

 

— Россия поставляет оружие Сирии и привлекает наших военных специалистов для противостояния «Исламскому государству». Не исключено, что помощь России Сирии перейдет в горячую фазу и РФ удастся разбомбить ИГИЛ. Или, как шутят в интернете, Штатам придется эвакуировать ИГИЛ. Тем не менее, если удастся их ликвидировать, каким образом будут выстраиваться отношения России с Западом и Европой?…

 

— Вы знаете, лично моя позиция такова. Я не приветствую вмешательство России в сирийские дела. Разве что принять сирийских христиан, ключевое слово – христиан. В нашей стране, увы, не dejure, но defacto есть титульная религия, религия Креста. Мы, конечно, должны бы были принять сирийских беженцев к себе и, кстати говоря, это высококультурные люди, которые бы моментально встроились в наше общество. Но, разумеется, не мусульман. Ни в коем случае. Уже доказано, мне сообщали отовсюду, среди так называемых «беженцев», опознаны члены ИГИЛ, которые засняты на их видеороликах.

 

— Если России удастся ликвидировать ИГИЛ, каким образом сбудут выстраиваться отношения между Россией и Западом?

 

— Я не думаю, что России удастся ликвидировать ИГИЛ.

 

— Почему?

 

— Я не могу фантазировать о том, во что я не верю. Нашим властям недостает решимости, это будет то, что было в Чеченские кампанию, когда кладутся жертвами наши солдаты. Сперва подвиги самоотверженности, мужества — потом в тылу сдаются позиции за позициями. Но особенно, конечно, в Первую Чеченскую войну, как мы все знаем. Я не верю в достаточную и решимость и стратегическую способность наших властей решить сирийскую проблему.

 

Не мы затевали этот конфликт – не нам его разруливать. Нам надо заниматься исключительно своими делами. Тем паче, у нас своя проблема со среднеазиатской миграцией. У нас Украина эта обезумевшая под боком. У нас Донбасс не возвращен в Россию. Вдобавок, как я уже говорила, наш имидж испорчен, исправлять его некому, и только с таким имиджем и ходить на внешнюю арену. Спасибо никто не скажет.

 

— Беженцы в Европе. ИГИЛ удалось вооружить вербовщиков в Европе… К чему приведет вооруженное сопротивление? Есть ли вероятность третьей мировой войны, и какова роль Штатов, которые оставили Европу один на один с беженцами?

 

— Давайте не будем преувеличивать ситуацию с беженцами. Не будем рабами картинок, потому что на самом деле совершенно тихим, спокойным цивилизованным путем в Европе ежегодно оседает огромное количество ровно таких же братьев Куаши. Понимаете, ровно таких же. Эти постоянно рожающие женщины, молодые мужчины, а Западная Европа все это принимает и принимает, принимает и принимает.

 

Здесь очень интересен один момент — зачем вот эта вся ситуация нужна? В смысле статистики армия оккупантов все равно входит в европейские города без этих вот кошмарных видеорядов. Она все равно в них входит. Но кому-то нужно, чтобы армия входила через потрясения и через шок. Это не вопрос статистики, это вопрос эмоционального воздействия. Вот эти все толпы, стоящие то под дождем, то под солнцем, палаточные лагеря в самых неподходящих красивых местах, все эти горы мусора, грязи, мерзости, которые после этого остаются – все это производит очень сильное эмоциональное впечатление. В данном случае эмоциональное впечатление значительно важнее, нежели статистика.

 

Может быть, это Соединенные Штаты заинтересованы в том, чтобы Европа запаниковала. Может быть, собственно, исламский мир финансирует огромную акцию устрашения. Здесь возможны разные заказчики этого сценария. Еще раз — это акция устрашения. Да, пополняются ряды будущих оккупантов, они идут в Германию, где социальное пособие, где муниципальное жилье.

 

Они, конечно, не будут работать, они не ориентированы на работу. Не стимулированы на нее. Они идут, чтобы сесть на шею. Этотоже есть. Не будем сбрасывать этот фактор со счетов. Но также как бойня в «Шарли Эбдо», погромы и беженцы  – это все лишь акция устрашения. Действительный ужас происходит тихо. Действительный ужас – это закон о воссоединении семей, принятый весьма давно, в той же Франции. Кому-то, чтобы люди содрогались, люди были в панике. Скорее так.

 

— Среди беженцев есть простые бедные люди, которые наверняка будут искать спасение в России… Насколько велика вероятность их адаптации к жизни в нашей стране (а надо понимать, что отказать мы не можем – Сирия и РФ партнеры)…

 

— Давайте отдадим себе отчет в том, что пройти вот этот путь до Европы бесплатно невозможно. Потоки финансируемы. Бедные люди не идут. Это направляемый процесс, вне всякого сомнения.

 

В Россию они не пойдут по очень простой причине. Мы на наше большое счастье отстаем на 50 лет от большинства европейских стран, потому что у нас пока едут работать. Тут в либеральных ресурсах ходило высказывание одного своеобразного мыслителя, живущего в Германии, который написал: «Вот, что вы говорите, что у нас катастрофа. Это у вас катастрофа. Вас обслуживают азиаты. А меня вообще-то стригут немцы, пиво мне подают немцы».

 

Правильно. Его не будут обслуживать те, кто сейчас идет через границу. Они не ставят целью его обслуживать. Они ставят целью счесть ему на шею и бездельничать. И почувствует он это только тогда, когда у него начнет печальные звуки издавать кошелек.

 

К нам оттуда поток не хлынет потому, что мы отсталые. У нас еще азиатская сила согласна работать, согласна жить в ужасных условиях, пока еще она только сбивает цены на труд. То есть – это Европа давно уже прошла. Зачем ломиться потоками туда, где надо работать и бедно жить? Мы же не дадим им муниципального жилья? Не дадим.

 

— Тем не менее, глава ФМС Ромадановский сделал заявление о том, что в случае чего Россия готова принять беженцев из Сирии, тем более что мы является партнерами сирийцев…

 

— Если он не сделал оговорки «христиансикх беженцев», то он просто действует в своем стиле. Нормально. Ему среднеазиатов мало. И других примет. И каких угодно примет, лишь бы русских поменьше было.

 

— При таком раскладе есть вероятность того, что у нас появится «Мечеть Христа Спасителя»?

 

— У нас она появится благодаря действиям наших ФМС. Мои драгоценные оппоненты, они очень любят говорить о том, что вот у нас не как в Европе, у нас ислам всегда жил на этих землях, у нас всегда была Мультикультурия. Никогда у нас не было Мультикультурии. Исламский мир тоже входил в Российскую Империю — но в целом обитал на своих исторических территориях. А Россия о них заботилась.

 

Отдельные люди могли подниматься по социальным лифтам, если были одарены достаточно. Но массовых перемещений из азиатских земель на русские не шло. Был баланс. В Советском Союзе, кстати, тоже также было.

 

Все это нарушили дельцы, которым нужна дешевая рабочая сила. Они нарушили баланс. Они вызвали к движению огромные массы. Наш исламский мир жил там, где он жил исторически. В юности у меня был один друг таджик. Он приехал в Москву, учился в Университете, занимался филологией, защитил кандидатскую диссертацию, потом защитил докторскую. Это было совершенно нормально. А сегодня вместо одного филолога – тысяча неграмотных неквалифицированных штрейкбрехеров. Почувствуйте разницу.

 

Трудность русского национализма в чем? Это принципиально новое явление. Русский человек настолько привык быть сильным, что он очень раскрыт, он всем рад. То есть мы еще не осознали себя «малым народом», к сожалению. А пора бы. Если хотим сохранить эту землю для своих потомков.

 

— Самый плохой сценарий… ИГИЛу удалось завладеть ядерным оружием. Против кого они направят в первую очередь, и кто получит «ответку»?

 

— Немножко занятная постановка вопроса. Эти, по-моему, будут шантажировать абсолютно всех. Мы для них все – «территория войны». То есть по их идеологии враги все. Естественно, вы слышали эту риторику, что самая адская страна – это Америка. Но уверяю вас, что слышала массу риторики, что адская страна – это Россия. Мы все – «территория войны». На кого направит ИГИЛ оружие, абсолютно не прогнозируемо. Вопрос в том, кто должен сейчас остановить ИГИЛ. Мы уже этого касались.

 

Я сейчас наблюдаю, что западноевропейских лидеров просто крутит. Вот просто крутит. Они не знают, что делать. Евросоюз должен проявить какую-то политическую волю. Прекратить плестись в американском фарватере и посылать туда войска самостоятельно.

 

— Вы верите в вероятность коалиции антиигиловской между Россией и странами Европы, Соединенных Штатов?

 

— Повторюсь, нам сейчас с помощью этой Украины подорвали репутацию. Антиигиловская коалиция между Россией и Штатами – невозможна. Зачем? Они хаотизируют мир. Они живут военным производством. Зачем им нужно с кем-то соединяться, чтобы устранить ИГИЛ? Каддафи, конечно, это был абсолютно кромешный человек. Абсолютно кромешный. Я об этом писала в свое время. Но, тем не менее, каждое американское вмешательство приводит к ухудшению ситуации. Каждое. Перманентная демократия. Додемократизировали. Мы все помним, как убивали Каддафи. И, строго говоря, это было лицо того, что пришло ему на смену.

 

— Ну, вот на смену пришел этот самый хаос, о котором мы уже говорили, и очевидно, что он был спровоцирован Соединенными Штатами и теми странами, которые идут в фарватере США и, тем не менее, получается такая ситуация, что все против всех и компромисса найти нельзя.

 

— Цивилизация не может быть погублена. Цивилизация только может самоубиться. Если в Европе вспыхнет, то с чего мы собственно начали, естественный национальный эгоизм европейца, Европа сделает интереснейшие пируэты. Правда, как она будет разбираться со своим собственным населением, которое сейчас выбегает встречать этих ИГИЛовцев бутербродиками? Это вопрос. Но, Европа может еще удивить. Единственный способ разделаться с ИГИЛ – это разделение европейской и американской политики. Для этого необходима смена властных элит. Марине Ле Пен пора в Елисейский дворец.

 

— Слава Богу, ничего этого не произошло, поэтому интересно узнать, над чем сейчас работаете?

 

— Уже совсем скоро выйдет моя детская книжка «Лыбедь», посвященная самому раннему периоду Киевской Руси. «Лыбедь», про девочку, которая вместе с братьями основывает Киев. Мы про нее ничего не знаем. Кроме того, что у Кия, Щека и Хорива была сестра, но раз имя до нас дошло, значит, это была выдающаяся особа. Женские имена ранняя история редко доносит. И выйдет эта книга с прекрасными рисунками. Может быть, это немножко имеет пропагандистский замысел, потому что нам сейчас нужно пресекать жесточайшим образом малороссийские претензии на какое-то ни было происхождение от Киевской Руси. В России литератор всегда в политике. Всегда. Мне политизированность вдохновению не мешает.

 

Что касается других произведений, даже боюсь немножко об этом говорить, сейчас я работаю над книгой, которая, как мне мечтается, должна дать большой положительный заряд. Я не буду говорить, о чем она. В определенном смысле из жанра фантастики. Но это очень сильно сплетено с нашей историей. Мне хочется, лишний раз показать, мне, западнице, мне европейке, лишний раз хочется показать, какой это восторг – быть русским…

 

— Елена, четыре года назад вы говорили, что у вас не складываются отношения с кинематографом. Что-то сейчас изменилось?

 

— Пока нет. То есть были предложения, которые не показались мне добросовестными. У моего юриста возникли сомнения в том, действительно ли хотят экранизировать книгу или просто хотят купить права, чтобы я не смогла этого сделать. Положить под сукно. Надеюсь, что рано книга дождется экранизации. Но с этим не надо спешить, потому что это должен быть действительно серьезный кинопроект.

 

Подготовил Вячеслав Бочкарёв, «Журналистская правда»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1