США создали в Европе «буферную зону». Александр Носович

   Дата публикации: 18 сентября 2015, 15:56

 

После распада Организации Варшавского договора и СССР Соединенными Штатами Америки последовательно и методично реализовывался план выращивания лояльных и полностью зависимых от Вашингтона политических элит в странах Центральной и Восточной Европы. После расширения ЕС в 2004 году проамериканские элиты постсоциалистических стран в течение нескольких лет кардинально изменили общеевропейскую внешнюю политику, придав ей антироссийскую направленность. Русофобия большинства политиков стран «новой Европы» формируется сочетанием рациональных и иррациональных мотивов. С одной стороны, обслуживанием стратегических интересов США, стремящихся не допустить самостоятельности Европы и её сближения с Россией, с другой стороны, коллективным самовнушением и фобиями насчет «имперских амбиций» России.

 

США создали в Европе «буферную зону»

 

Тремя основными политическими группами, сформировавшими политический класс «новой Европы» после коллапса социализма, были вчерашние коммунисты, в одночасье сменившие свои марксистско-ленинские взгляды на диаметрально противоположные, выходцы из заокеанских диаспор, в 90-е годы ставшие главными агентами влияния США в странах Центральной и Восточной Европы, и национальная интеллигенция, бывшая социальной основой антисоветских движений эпохи социализма.

 

Роль антисоветских движений в формировании нового политического класса в разных странах региона была неодинакова. Например, в Польше массовые антисоветские выступления начались в 1970 году, в 1980 году возник профсоюз «Солидарность», лидеры которого пришли к власти после 10 лет антиправительственных действий в условиях военного положения. Для сравнения, в прибалтийских республиках антисоветские движения («Саюдис» в Литве, Народные фронты в Латвии и Эстонии) выросли из движений в поддержку перестройки, созданных за три года до распада СССР по распоряжению союзного Центра и под патронажем КГБ.

 

Поэтому если в Польше и ряде стран Центральной Европы из принципиальных борцов против советского строя удалось создать новый правящий класс, то в таких странах, как Литва, Латвия и Эстония гуманитарная интеллигенция «Саюдиса» и Народных фронтов не смогла справиться с управлением своими странами в начале 90-х годов, и у власти в восстановивших независимость прибалтийских республиках оказались старые партийно-комсомольские кадры.

 

В начале 90-х годов доля выходцев из КПСС и комсомола в политической элите стран Балтии составляла 58% в Литве, 73% — в Эстонии и 75% — в Латвии.

 

У власти остались люди, представлявшие собой продукт деградации поздней советской идеологии. Советский образ мышления и стиль поведения сочетались у них с моральным релятивизмом и отсутствием системы ценностей как таковой. С советского времени партийные лозунги и вопросы идеологии были для них лишь инструментом карьерного роста, обеспечивающим доступ к элитному потреблению, «блату» и «дефициту». Поэтому в начале 90-х годов они с легкостью поменяли свои политические взгляды на прямо противоположные: из советских коммунистов превратились в либеральных рыночников, вместо Маркса и Энгельса стали цитировать Рейгана с Мизесом, а взамен «натовского милитаризма» и «империалистических хищников» принялись клеймить «кровавый советский режим» и «неоимперскую агрессию России».

 

Самый выдающийся пример подобного «перевертыша» — президент Литвы Даля Грибаускайте. Выпускница ЛГУ им. Жданова и Академии общественных наук при ЦК КПСС, научный секретарь Вильнюсской школы КПСС, подозревающаяся в работе на КГБ, в 1991 году была направлена на переобучение по программе Фулбрайта в Джорджтаунский университет США, затем была послом Литвы в Вашингтоне. В итоге сегодня Грибаускайте в своих выступлениях — ярая антисоветчица и русофобка, клеймящая действия России и поддерживающая политику США в Европе с такой же яростью, с какой, по воспоминаниям знавших её в молодости людей, она клеймила на комсомольских собраниях «американскую военщину» и прославляла в своей диссертации достижения советского строя.

 

Случай Дали Грибаускайте и многих других доказывает, что Соединенные Штаты не брезгуют работать с «перевертышами». Коммунистическое происхождение используется как инструмент шантажа, наряду с другим компроматом делающий восточно-европейских политиков со «скелетами» в архивных шкафах безоговорочно лояльными американской геополитике в Европе.

 

Однако основную роль в деле подчинения своих стран американским стратегическим интересам в 90-е годы сыграли граждане США и Канады — выходцы из восточно-европейских диаспор в Северной Америке: именно они сделали большинство стран Центральной и Восточной Европы целиком и полностью ориентированными на США.

 

После Второй Мировой войны из Европы за океан бежали самые радикальные противники советского строя, зачастую сотрудничавшие в годы войны с гитлеровцами и соучаствовавшие в преступлениях нацизма. В отличие от перекрасившихся коммунистов, их антисоветизм и русофобия были искренними, а система ценностей — абсолютной. Поэтому ЦРУ, Государственный департамент и другие американские структуры, ответственные за ведение холодной войны, загодя «вели» наиболее перспективных выходцев из диаспор, помогая им получить образование, обрасти связями и сделать карьеру, чтобы потом использовать их в работе по Восточной Европе.

 

Результаты эта политика дала блестящие: достаточно лишь перечислить несколько имен. Бывшая госсекретарь США Мадлен Олбрайт — урожденная чешская еврейка Мария Корбелова, курировавшая при президенте Билле Клинтоне процесс превращения Центральной и Восточной Европы в противороссийскую «буферную зону». Польский эмигрант Збигнев Бжезинский — один из ведущих идеологов внешней политики США и главный интеллектуальный лидер антироссийских геополитических «ястребов». Выходцы из диаспоральной среды были во главе каждой из прибалтийской республик: Вайра Вике-Фрейберга — Латвии (1999-2007 гг.), Валдас Адамкус — Литвы (1998-2003, 2004-2009 гг.), Тоомас Хендрик Ильвес — с 2006 г. возглавляет Эстонию.

 

После распада СССР выходцы из восточно-европейских диаспор были направлены на свои исторические родины, чтобы стать там самыми преданными агентами влияния США. Связь с Вашингтоном гарантировала им инкорпорацию в местный политический класс и занятие в нем самых высоких позиций. «Возвращенцы» обладали связями в международных политических и деловых элитах Западного мира, они могли обеспечить своим странам приток инвестиций, лоббировать их интересы на наднациональных площадках, способствовать их интеграции в НАТО и ЕС. Самое главное — только под их кандидатуры постсоциалистическим странам в 90-годы давались кредиты МВФ, Всемирного банка и прочих структур, находившихся под неформальным влиянием США. Поэтому агенты Вашингтона постепенно оказались на высших политических позициях в странах Центральной и Восточной Европы.

 

Ярче всего это проявилось в Прибалтике: президентами каждой из трех прибалтийских республик в разные годы были вчерашние граждане США и Канады литовского, латышского и эстонского происхождения.

 

Эти деятели сформировали внешнеполитическую доктрину «новой Европы»: абсолютная лояльность Вашингтону, незыблемость понятия «союзнический долг» по отношению к Соединенным Штатам, приоритет внешнеполитических интересов США над всем остальным, включая национальные интересы собственных стран, и отстаивание антироссийской политики в ЕС — основной задачи геополитической стратегии США в Европе.

 

В последние годы у ряда экспертов возникли иллюзии, что поколение «перевертышей» и «возвращенцев» уходит в прошлое, а с молодыми политиками из Центральной и Восточной Европы — и России, и Западной Европе работать будет проще. Эти иллюзии ошибочны: созданная Соединенными Штатами Система воспроизводится и в новых поколениях. Благодаря огромному комплексу возможностей по стажировкам и обучению в США, участию в американских стипендиальных программах, а в будущем и использованию американских связей и влияния для карьеры на родине в ЕС или иных наднациональных организациях новым поколениям восточно-европейских политиков воспроизводить политику своих предшественников по обслуживанию интересов США и разрыву отношений Европы с Россией только выгодно. Поэтому едва ли Восточная Европа в обозримом будущем избавится от столь выгодной её лидерам русофобии.

 

Александр Носович

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1