Новый «подвиг» Charlie Hebdo. Поле боя достается юмористам-мародерам. Виталий Третьяков

Дата публикации: 18 Сентябрь 2015, 11:55

 

«Таскать вам — не перетаскать!» — с такими словами обратился деревенский дурачок из народной сказки, встретив похоронную процессию. За что был бит.

 

Charlie Hebdo

 

Как сообщают СМИ, общественное мнение Франции возмущено карикатурой еженедельника Charlie Hebdo, на которой изображён утонувший сирийский ребёнок. Возмущены даже многие из тех, кто в январе этого года шествовал по городам Франции с лозунгом: «Je suis Charlie».

 

А вот я удивлён возмущением картезианской, как всегда считалось, Франции. Для картезианства, как известно, характерны рационализм и борьба со всякого рода схоластикой, спекулятивно использующей любые, включая самые абсурдные аргументы, для оправдания заранее готовых выводов. Например, вывода о том, что «свобода публичного самовыражения», в том числе и похабного, выше морали и уважения чужих святынь, даже если своих не осталось.

 

Ведь в начале 2015 года Франция, да и весь Евросоюз, сплотившиеся под лозунгом «Je suis Charlie», фактически дали «цивилизованным» карикатуристам карт-бланш на глумление над чем и над кем угодно. Что же возмущаться сейчас, что выжившие после теракта 7 января «свободные» и дополнительно освобождённые массовой общественной и официальной политической поддержкой художники этим карт- бланшем в очередной раз воспользовались?

 

Конечно, поразительно то, что даже уничтожение их коллег и товарищей не заставило карикатуристов задуматься над тем, а всегда ли уместны их дурацкие и, как правило, похабные шутки, разумно ли и пристойно ли постоянно и целенаправленно пренебрегать нормами морали? Или хотя бы над тем, не побьёт ли их похоронная процессия?

 

Итак, у многих возникает вопрос, почему общественность Франции, спокойно или с удовольствием следившая над предшествующими экзерсисами Charlie Hebdo, на сей раз возмутилась. Какую невидимую грань перешли свободные художники, коль скоро теперь их не поддерживают, а клеймят?

 

Лично я думаю, что все грани, границы и пределы допустимого они перешли уже давно — за что часть из них, увы, и поплатилась — совсем не по-сказочному. Но и последний казус, по-моему, объясним.

 

Вообще-то то, что называется чёрным юмором, не является открытием Charlie Hebdo. Он тысячелетия существует и в вольном фольклорном пространстве, и в авторском искусстве, которое мы давно уже считаем классическим.

 

Не чужд этот жанр и русскому искусству — и в фольклорной, и в авторской его ипостасях. Напомню лишь — буквально на злобу дня — хорошо всем известную с советских времён серию частушек на военную тему, героями которых были и дети. Например, такую: «Маленький мальчик гранату нашёл…»

 

Далее не цитирую не потому, что забыл сам или сомневаюсь, что её помнят другие. А именно потому, что, во-первых, не сижу в кругу близких друзей, а пишу статью для публичного воспроизведения, а, во-вторых, потому, что именно над смертью ребёнка позволили себе «художественно» надругаться французские карикатуристы. И ещё потому, что помню не только о детях, погибших в последние месяцы в волнах Средиземного и Эгейского морей, но и о детях Донбасса, погибших при бомбардировках украинскими вооружёнными силами, переходящими на стандарты, надо думать, и политико-моральные, НАТО.

 

Чёрный юмор по отношению к жертвам Троянской войны, или Столетней, вряд ли кого сейчас возмутит. А вот по отношению к жертвам Первой и особенно Второй мировым войнам способен оскорбить, возмутить и разгневать многих. Срабатывает закон исторической дистанции, стирающий грани дозволенного и недозволенного. Разрыть свежую могилу без санкции закона — преступление. Но археологи свободно ведут раскопки могил многовековой или тысячелетней давности.

 

А вот искусники чёрного юмора, упражняющиеся в своём остроумии над жертвами текущих, ныне идущих войн, да ещё над детьми, являются просто мерзавцами, моральными уродами, фактически, а, возможно, и юридически, соучастниками военных преступлений. Ведь, как хорошо известно, по законам психологии смешное уже не является страшным. Следовательно, и война не страшна, раз её жертвы можно изобразить так легко и забавно.

 

Так называемые еврейские анекдоты бытуют повсюду. Но одно дело рассказывать их в весёлой и умной компании в спокойное время, а другое — во время еврейского погрома. Думаю, хотя бы этот пример должен быть понятен некоторым карикатуристам из Charlie Hebdo.

 

Наконец, в современной «Европе», к сожалению, осталось очень мало того, что когда-то считалось святынями и ценностями, в частности и в первую очередь — христианскими. И среди этого немногого — дети. Хотя и тут уже существуют сомнения с учётом всё множащихся попыток легализации педофилии. Но на данный момент дети всё ещё остаются европейской святыней и ценностью. Уверен, что, если бы карикатуристы Charlie Hebdo так же глумливо «пошутили» над утонувшими взрослыми беженцами, никто бы в Европе их не осудил.

 

В общественных туалетах, располагающихся не в самых центрах даже и европейской цивилизации, довольно часто можно встретить талантливейшие и остроумнейшие графические и лингвистические образчики чёрного юмора, включая, разумеется, похабщину. Пожалуй, что в таких местах, да ещё в моменты, когда ты такие места посещаешь, это искусство способно и позабавить, и даже заставить над чем-то задуматься.

 

Но если те же надписи или рисунки ты встретишь на стене туалета не внутри, а снаружи, то тебе уже не хочется их рассматривать. Становится стыдно. Особенно, если вокруг стоят другие люди.

 

А когда ты видишь то же самое, но опубликованным в газете или показанным по телевизору, то уже нельзя назвать это искусство чем-то иным, кроме как пошлостью, дурновкусием, глумлением над общественной моралью и провокацией, пусть и бездумной, но так или иначе способной вызвать либо новые издевательства над объектом глумления, либо ответную реакцию против провокаторов.

 

Поле боя достаётся мародёрам. Это давно и не мною сказано. Некоторые современные юмористы, прикидывающиеся сатириками, и есть те самые мародёры, сбегающиеся «в поисках вдохновения» на такие поля, где лежат ещё не остывшие трупы. Кстати, с некоторых пор в Европе «по законам войны» мародёров расстреливали без суда и следствия… По-моему, в последнем случае с Charlie Hebdo общественное мнение Франции инстинктивно вспомнило об этом законе, хоть и не в буквальном смысле.

 

Но одного я всё-таки не могу понять: карикатуристы и журналисты из Charlie Hebdo это такие же деревенские дурачки, как герой упомянутой мною сказки? Или латентные расисты? Или просто циники и негодяи, презирающие всех, кроме самих себя и своих инстинктов, и сами готовые при случае утопить какого-нибудь мальчика, чтобы было с чего срисовать карикатуру для очередного номера своего журнала? Ведь шоу должно продолжаться, а зарплату надо отрабатывать…

 

Виталий Третьяков

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Charlie_Hebdo1042482413


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1