Гамбит Путина, замешательство Обамы. «The Washington Post», США

   Дата публикации: 18 Сентябрь 2015, 23:37

Президент Обама и его внешнеполитическая команда в очередной раз попали в тупик. Почему Владимир Путин отправляет войска и оружие в Сирию? Ведь госсекретарь Джон Керри трижды заявил своему российскому коллеге Сергею Лаврову, что от этого ситуация будет только хуже.

 

 

Но хуже для кого? Для тех тысяч мирных жителей, которые погибнут или покинут страну в результате неизбежного усиления боевых действий. Это так, и я уверен, что Лаврова беспокоит их бедственное положение — точно так же, как его мучает мысль о восьми тысячах погибших в ходе блестящей украинской авантюры России.

 

Керри и Обама постоянно удивляются, потому что не могут понять крутых парней из Кремля. Однако цели Путина в Сирии ослепительно очевидны:

 

1. Усилить влияние России на Ближнем Востоке, превратив ее в доминирующую внешнюю силу. Главное стремление Путина — отомстить за Россию и вернуть ей статус сверхдержавы, утраченный четверть века назад. Но это очень трудно понять американскому президенту, который вот уже семь лет неутомимо трудится над тем, чтобы обеспечить упадок американского влияния за рубежом.

 

2. Поддержать важного и давнего арабского союзника России. С тех пор как Анвар Садат в 1972 году выгнал Советы из Египта, сирийское семейство Асадов является главным активом России на Ближнем Востоке.

 

3. Расширить радиус действия российской армии. У русских есть военно-морская база в Тартусе, единственная за пределами России. У них есть аэродром неподалеку от Латакии, который сегодня расширяют, загоняя туда боевые танки, бронетранспортеры, гаубицы, и строя там жилье для полутора тысяч человек. Это говорит о том, что скоро туда придут наземные войска.

 

4. Выдавить американцев. Для Путина геополитика — это антагонистическая игра: Россия идет вверх, Америка идет вниз. Он демонстрирует, на кого можно положиться в этом очень суровом регионе. Обама ни в грош не ставит курдов, пренебрегает американскими союзниками, заключая соглашение с Ираном, и бросает на произвол судьбы суннитов из Анбара, которые помогли нам нарастить группировку войск и одержать победу. Между тем, Путин готов рискнуть, направив в Сирию российские войска ради спасения своих союзников.

 

Обама говорит, что Башар аль-Асад должен уйти, чертит красные линии по вопросу химического оружия — и ничего не делает. А Россия действует в интересах своего оказавшегося в отчаянном положении союзника. Так кого вы предпочтете увидеть на своей стороне?

 

5. Придать России новую легитимность после крымских событий и сделать ее незаменимой для Сирии. Путин действует наверняка. Выступая на следующей неделе в ООН, он предложит сделать Россию основным членом новой коалиции по борьбе с «Исламским государством». А потемкинская война Обамы (с участием призрачных местных войск, на подготовку которых потрачено 500 миллионов долларов, чтобы в итоге получить пять бойцов, и с вялой авиационной кампанией) не дает никаких результатов. Путин же предлагает сделать Россию, Иран и Хезболлу передовым отрядом в борьбе против джихадистов.

 

Суть его предложения понятна: добиться прекращения войны с Асадом, признания России в качестве важного игрока и согласия на региональную гегемонию России-Ирана-Хезболлы. В этом случае Москва готова возглавить борьбу с ИГИЛ.

 

А еще есть бонус. Самая хитрая составляющая путинского гамбита — это неупомянутое средство для разрешения европейского кризиса с беженцами.

 

Европейцы страдают от чувства вины и страха, не зная, что делать. И Путин предлагает им выход: никакой войны, никаких беженцев. Остановите гражданскую войну в Сирии, и они не просто прекратят наводнять Европу, но и начнут возвращаться на родину.

 

Путин говорит: положите войне конец, и пусть мой сателлит останется у власти (Асад и присоединившиеся к нему «здоровые» оппозиционные силы) — и тогда я устраню ваш кошмар с беженцами.

 

Таким цинизмом просто нельзя не восхищаться. Ведь движущей силой для беженцев является война, а движущей силой войны является Иран и Россия. Они поставляют боевую технику, дают деньги, а теперь все чаще направляют туда войска, что ведет к эскалации боевых действий. То есть, поджигатель надул пожарного.

 

Вообще то большая часть беженцев бежит не от «Исламского государства». Его порочность нарочита и демонстративна, но оно проявляет ее в основном в отношении меньшинств, таких, как христиане и езиды — а их уже почти не осталось на подконтрольной ИГИЛ территории из-за этнических чисток. Европейские лагеря переполнены сирийцами, бегущими от варварства Асада, особенно от его нападений на гражданское население с применением артиллерии, хлоргаза и наполненных гвоздями бочковых бомб.

 

И тут на помощь приходит Путин. Так было во время катастрофы с химическим оружием; то же самое происходит и сейчас: он вмешивается, чтобы спасти положение. Если мы уступим, Россия станет незаменимым партнером. Она начнет взаимодействовать с нами в военных и дипломатических вопросах. (Мы только что согласились на переговоры по вопросу наращивания российского присутствия в Сирии.) Она выйдет из изоляции, в которой оказалась из-за своих действий на Украине, и вместе с Ираном станет региональным арбитром.

 

В конечном итоге путинская стратегия может не сработать, но она очень серьезна и вполне вразумительна. Белый дом, возможно, прекратит чесать в затылке, когда очередное судно начнет разгружать в Латакии танки и морскую пехоту.

 

ИноСМИ

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
image
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1