Дети-переключатели. Игорь Караулов

Дата публикации: 18 Сентябрь 2015, 15:08

 

Сатирики из журнала Charlie Hebdo снова в центре скандала. На этот раз против них восстали европейские гуманисты и моралисты.

 

Дети-переключатели

 

Претензия в принципе та же — «ничего святого», но меры воздействия, к счастью, иные. Если в январе этого года оскорбленные в лучших чувствах граждане застрелили 10 сотрудников редакции, теперь карикатуристам грозят лишь судебные иски, причем с весьма туманными видами на успех.

 

Карикатуры на смерть сирийского мальчика, опубликованные на днях парижским еженедельником, стали настоящим подарком для противников журнала. Вот же она, готовая моральная и логическая ловушка для тех, кто толпами выходил на улицы под лозунгом Je suis Charlie, кто позировал в майках с этой надписью, размножал лозунг в социальных сетях. Настало время спросить у них: ну что, ребята, вы все еще «Шарли»? Вот оно, ваше «Шарли», полюбуйтесь.

 

В самом деле, разве дети — не самое святое, что есть у цивилизованного человека? Разве эта святыня не объединяет людей всех религий, всех политических взглядов? И если можно издеваться над смертью детей, значит, всё позволено?

 

Но у шарлийцев есть и защитники. По их мнению, спорные карикатуры содержат  осуждение антибеженских настроений и критику европейских фарисеев, на словах проповедующих «христианскую любовь», а на деле не спешащих помочь обездоленным.

 

Мне кажется, не стоит всерьез ломать голову над тем, что это было — праведное юродство или просто дурная выходка. Эпатаж — многолетний бизнес шарлийцев; как выяснилось, довольно опасный, где-то на уровне мексиканской наркоторговли. Автор «сирийских» карикатур, Лоран Суриссо, тоже заплатил по счетам: в январе он был ранен в плечо и с тех пор живет под полицейской охраной.

 

Шарлийцы — умелые манипуляторы. Собственно, они каждую неделю манипулируют лучшими чувствами буржуа и с этого живут. Но почему-то именно на этот раз волна скандала захлестнула не только ряды консервативных блогеров, но и страницы ведущих западных газет.

 

Объяснение тут простое: дружно негодуя против манипуляции Charlie Hebdo, мы как бы ставим печать подлинности на первичной манипуляции — той самой, когда репортеры нашли детский трупик, принесли его в правильное место, придали ему нужную позу, сфотографировали и волшебным образом донесли фото до всех уголков обитаемого мира.

 

Тут ведь возникает вопрос об идеальной управляемости этой машины, которая внешне имеет простодушный вид броуновского движения. Вот так просто взяли и подхватили удачное фото? Почему не получали такого отклика фото убитых детей Донбасса? Ведь мы живем в открытом мире, вся информация доступна, бери и распространяй. Да и нынешние беженцы гибли сотнями в море, задыхались десятками в кузовах грузовиков — и ничего от этого не менялось.

 

Но одна фотография детского трупика, прежде носившего имя Айлан Аль-Курди, заставила европейских министров расчувствоваться так, как будто это не солидные дяди и тети, а малолетние поклонницы аниме. И зазвучало в воздухе «Обнимитесь, миллионы», и распахнулись границы, и европейцы вышли на улицы, требуя принять всех страждущих и утешить всех сирот.

 

Хочется спросить: ну где же у вас все-таки кнопка? В каком сейфе, у какого Ротшильда? Ощущение, как у профана в консерватории: вот дирижер стоит, машет-машет, ничего особо не делает — а как музыканты-то его понимают? Но тут мы не видим даже и дирижера — зато как слаженно работает оркестр!

 

В этой трагикомической атмосфере Charlie Hebdo в каком-то смысле служит силам возмездия. Кто жонглирует детскими трупиками, тот закономерно получает этими трупиками по носу, по ушам и по наглому рыжему хвосту.

 

Другое дело, что шарлийцы вступают на путь в каком-то смысле еще более скользкий, чем тот, который привел к январской катастрофе. Надежное дело — паразитировать на устоявшихся ценностях: Христа чтят 2 тыс. лет, Пророка — почти полторы. Это капитал, с которого охальник может получать свой твердый символический процент. А вот сирийский ребенок — другой случай.

 

Вы говорите: народы пришли в движение. Я скажу больше: пришли в движение ценности. Ценности плавятся, как швейцарский сыр на огне , — и вот не угодно ли откушать фондю?

 

А на поверхности этого вязкого, текущего, пузырящегося сыра болтается утлый плотик Charlie Hebdo, с которого пытаются неловко шутить. Что у вас тут? Мертвый сирийский мальчик? А это вообще кто такой? Это было две недели назад, сейчас у нас новый тренд, новый мальчик, живой и здоровый, который показал телеоператору жест «рукой по горлу» — мол, секир-башка будет вашей Европе. Теперь тиражируют его.

 

И молкнет гимн «Обнимитесь, миллионы», и закрываются границы, и бывшую Австро-Венгрию разрезает пополам стальной забор, и хорваты гонят беженцев на минные поля, а венгры отгоняют их водометами и слезоточивым газом.

 

Еще немного, и начнут стрелять. И начнут падать под пулями сирийские дети, вместе с женщинами и стариками. И тогда европейцы будут громко клеймить «фашиста» Орбана и про себя благодарить венгров, не побоявшихся взять на себя грех.

 

Так что дети, эти святые создания — всего лишь переключатели, за которые время от времени берутся жирные пальцы политических дирижеров.

 

Впрочем, если благородное возмущение очередным кощунством шарлийцев напоминает операцию прикрытия, разве нельзя рассматривать как операцию прикрытия и саму шумиху вокруг беженцев, якобы несущих «гибель Европе»? На самом деле их ведь не столько, чтобы Европа от этого рухнула; думаю, она способна переварить не только те 500 тыс., которые прибыли в этом году, но и все 5 млн.

 

Зато как удачно можно прикрыть беженцами реальную беду — развивающийся и, возможно, еще не завершенный процесс крушения государственности в обширной области, примыкающей к Европе с юго-востока, который, может быть, когда-нибудь назовут крупнейшей геополитической катастрофой XXI века.

 

Игорь Караулов

 

 

 

P.S.: Журнал Charlie Hebdo получил премию за развитие свободы слова

 

Французский сатирический журнал Charlie Hebdo получил премию M100 Media Award, сообщает немецкая газета Welt.

 

Награда была вручена главному редактору журнала Жерару Биару во время международной конференции M100 Sanssouci Colloquium в немецком городе Потсдам в четверг. Биар в своей речи выступил в защиту журнала, который подвергся критике со стороны мирового сообщества за публикацию карикатуры с изображением утонувшего сирийского мальчика.

 

«Сатира должна провоцировать шок», — заявил Биар, отметив, что сатира всегда показывает действительность.

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
knopka


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1