Москва поставит страны Запада перед непростым выбором. Эдуард Биров

Дата публикации: 16 сентября 2015, 18:09

 

Наученная горьким опытом Афганистана, Россия ни в коем случае не собирается напрямую и в одиночку воевать против ИГ и прочих исламистов. У Москвы есть несколько вариантов создания широкой антитеррористической коалиции.

 

Москва поставит страны Запада перед непростым выбором

 

Россия готовит объявление о создании широкой международной коалиции по борьбе с ИГ и – шире – с международным терроризмом. По крайней мере, многое указывает на возможный прорыв в этой задаче.

 

В частности, на заседании саммита ОДКБ Путин указал на чрезвычайную опасность ИГ всем соседним регионам и намекнул, что Западу необходимо отказаться от использования терроризма в своих корыстных интересах. Не исключено, что с трибуны ООН президент РФ предложит всем государствам начать реальную борьбу с главной проблемой XXI века.

 

За последние недели Москва значительно усилила объем военно-технической поддержки законного правительства Сирии и ее народа в борьбе с террористами. И, в отличие от предыдущих лет, перестала это скрывать, не боясь раздражить неуемные амбиции Вашингтона. Самолеты с гуманитарным грузом попросили запросы у стран НАТО Болгарии и Греции, а корабли проплывали через турецкий Босфор, будто специально приоткрыв грузы.

 

Россия показала, что начинает этап более активной помощи Асаду и собирается решить эту проблему. Но вряд ли в одиночку. Накануне Москва в течение нескольких месяцев проводила многочисленные встречи с представителями стран Ближнего Востока по поводу ИГ и Сирии. Судя по молчаливой реакции этих стран, в отличие от того же Израиля, действия эти как минимум согласованы.

 

Истерика, развязанная западными военными и журналистами по поводу якобы участия в боях в Сирии чуть ли не ограниченного контингента российской армии, могла стать болезненной реакцией раздосадованного Вашингтона по поводу таких планов Москвы.

 

Собственно, это действительно болезненный удар по планам США. ИГ, как и некогда «Аль-Каида», было выпестовано американскими спецслужбами в атмосфере войны всех против всех в Ираке – в самый необходимый момент из иракских тюрем заботливо выпустили военных офицеров партии «Баас», а затем «случайно» забрасывали им партии оружия.

 

Российское руководство, ранее осторожно обходившее эту тему и говорившее о том, что ИГ и другие террористы хоть и были созданы западными спецслужбами, но потом вышли из-под их контроля, в последнее время стало недвусмысленно указывать на то, что Запад по-прежнему поддерживает международный терроризм и открыто использует его в своих геополитических целях (в частности по свержению Асада).

 

На заседании ОДКБ Путин сделал прямое предупреждение Западу, предложив отказаться от такой пагубной практики.

 

«Элементарный здравый смысл, ответственность за глобальную и региональную безопасность требуют объединения усилий мирового сообщества против этой угрозы. Нужно отложить в сторону геополитические амбиции, отказаться от так называемых двойных стандартов, от политики прямого или косвенного использования отдельных террористических группировок для достижения собственных конъюнктурных целей, в том числе смены неугодных кому бы то ни было правительств и режимов».

 

Сделав подобное обращение с трибуны ООН, Россия выступит как политический и моральный лидер по борьбе с терроризмом. Более того, Москва поставит страны Запада перед непростым выбором – либо открыто и полностью отказаться от поддержки любых террористов, как бы они ни назывались, либо встать на одну сторону с терроризмом против всего мира. Таким образом, ИГ, созданное США для использования в достижении своих целей, может стать фактором объединения всех здоровых сил и стран не только Ближнего Востока, но и Евразии.

 

Наученная горьким опытом Афганистана, Россия ни в коем случае не собирается напрямую и в одиночку воевать против ИГ и прочих исламистов. Инициатива с созданием коалиции заинтересованных стран необходима как раз для того, чтобы не быть затянутыми в сирийскую ловушку. И это важный момент, поскольку уже сейчас высказываются опасения, что российская армия будет отдуваться за всех, как не раз было в прошлых веках.

 

Вопрос как раз в том, удастся ли убедить эти страны на реальные действия? И как именно это может выглядеть? Существует несколько вариантов. Оптимальным было бы создание такой коалиции на платформе ООН с участием стран Запада. Но здесь Россия наверняка натолкнется либо на вето США, либо на попытку под эгидой ООН провернуть свой сценарий борьбы с терроризмом (которым назначен Асад).

 

Однако не исключено, что страны Европы, после убеждений со стороны Москвы и учитывая проблему волны мигрантов, все-таки осознают необходимость реальной борьбы с реальными террористами в Сирии. Шансы на это минимальны, но они есть.

 

Другой вариант – это привлечение к борьбе с ИГ всех ключевых стран Ближнего Востока, кроме Израиля. Такой вариант не требует решения ООН, но для него необходим сенсационный прорыв в отношениях между этими странами, злейшими врагами друг друга – Саудовской Аравией, Египтом, Ираном и при хотя бы молчаливом согласии Турции (страна – член НАТО). При такой коалиции Россия и Китай могли бы взять на себя военно-техническое обеспечение и дипломатическую поддержку, а основную роль в борьбе с ИГ сыграли бы арабы.

 

Третий вариант – на случай, если ни Запад, ни Саудовская Аравия не согласятся включиться в антитеррористическую коалицию – может быть следующим: это совместная операция Ирана и Египта при активной поддержке ШОС и даже ОДКБ. Это было бы первой и важнейшей проверкой данных организаций, созданных как раз с прицелом на подобные вызовы.

 

Думается, что угроза ИГ, фактически уже начавшего атаку на страны Средней Азии, созрела для активного вмешательства структур, призванных обеспечивать безопасность Евразии.

 

Именно такой вариант выглядит наиболее реалистичным, и он, конечно же, потребует масштабной военной поддержки России. Однако это отнюдь не означает прямого введения в Сирию «ограниченного контингента» российской армии. Такого подарка Вашингтону ждать нечего.

 

И самое главное – всемирный фронт против международного терроризма способен аккумулировать на конкретном деле здоровые силы в международной политике и страны, стремящиеся освободиться от гегемонии Вашингтона. Фактически это будет означать запуск переформатирования международной модели однополярного мира, где все пытается решить один взбесившийся ковбой.

 

Эдуард Биров

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1