Началась пора возмездий. Анастасия Скогорева

Дата публикации: 15 Сентябрь 2015, 19:30

Кто из нас в детстве и юности не читал историческую сагу Мориса Дрюона «Проклятые короли»? Может, кто-то и не читал, а я зачитывалась, и многие эпизоды этого произведения врезались мне в память на всю оставшуюся жизнь. Вот, например, этот:

 

 

Колокольный звон, славивший нового короля, разрывал воздух над Реймсом, за стенами собора вопил народ, желая Филиппу славной и долгой жизни; все его противники были укрощены. У него сын, который унаследует отцовский престол, у него счастливая супруга, которая делит с ним все тяготы и радости. Ему принадлежит французская держава. «Как я устал, до чего же я устал!» — думал Филипп. Этот двадцатитрехлетний король, который добился власти своим упорством и волей, который пользовался плодами преступления, этот король, обладавший неоспоримыми качествами великого монарха, казалось, достиг вершин. Начиналась пора возмездий.

 

Страшные строки. Действительно, король, о котором идет речь — Филипп V Длинный, предпоследний правящий монарх из рода Капетингов — на протяжении очень ограниченного времени после своего коронования потерял сначала своего единственного наследника мужского пола, а затем и собственную жизнь.

Чем еще раз подтвердил справедливость слов другого писателя — Ганса Христиана Андерсена: никого нельзя назвать счастливым до момента его смерти.

 

Год назад казалось, что коллективный Запад поднялся на вершину Олимпа. Не мытьем так катаньем ему удалось втянуть Россию в украинский конфликт, превратить ее в пугало в глазах целого ряда стран и создать препоны на пути ее экономического развития. Сам же Запад выглядел на этом фоне чуть ли не победителем, и наверняка во всевозможных властных кабинетах уже прикидывали, что кому достанется, какая контрибуция будет затребована с России, какого размера кость швырнут Украине, коль скоро она сыграла роль приманки и т.д. И вот прошел год…

 

История, как я люблю говорить, концентрированное выражение Божьей воли. Не в том смысле, что надо сидеть на попе ровно, или лежать на печи и ждать, когда эта воля осуществится. Но многое из того, что история творит, неподвластно нашему разуму, желаниям или нежеланиям, и, кроме того, ей присуща поразительная и, как представляется людям, очень жестокая ирония.

 

И как раз сейчас мы наблюдаем, как она смеется над теми, кто всего лишь год назад воображал себя ее вершителями. Можно сказать, тычит их мордами в собственные экскременты, как рассерженная хозяйка дома тычет котят в разлитое молоко или описанные тапки.

 

Всего лишь год назад с идеей строительства великой российско-украинской или украинско-российской стены носился премьер-министр Украины Арсений Яценюк. Тогда это казалось всем апогеем бреда: какая еще стена, какой преградой могут стать несколько метров или километров колючей проволоки, если речь идет о конфликте со страной, обладающей не только современной и хорошо вооруженной армией, но и ядерным оружием.

 

Но прошел всего лишь год — и вот вся Европа покрывается стенами разной степенью устойчивости и непроходимости. Либо административными, либо вполне себе физическими.

 

И, по-видимому, недалек тот день, когда стены начнут возникать не только между странами, входящими в ЕС, но и между различными областями в составе одной и той же страны: вопли Баварии о том, что ее заполонили беженцы, и молчание по этому вопросу других немецких земель вполне себе показательно. У каждой земли — свой бюджет, и пусть разоряется Бавария, но не другие…

 

Даже человек вроде меня, всю жизнь интересовавшийся историей, поражается, глядя на это.

 

Конечно, можно придумать сотню хитрых планов, но при этом не получается избавиться от ощущения, что помимо людской воли здесь задействована и какая-то иная сила.

 

Европа, которая несколько десятилетий подряд в качестве своего главного конкурентного преимущества выставляла открытость, прозрачностью, отсутствие внутри себя границ, высокий уровень интеграции, с каждым днем все больше начинает напоминать ряд старофеодальных крепостей, приготовившихся к осаде.

 

Вряд ли в такую Европу стремилась Украина. Вряд ли вообще хоть кто-то может стремиться в такую Европу, но, что гораздо важнее, вряд ли Европа, перешедшая на полу-осадное положение, готова хоть кого-то еще впустить в себя…

 

И вот тут можно только поразиться тому, насколько дальновидным оказался наш Президент и российская власть в целом.

 

Помните, все мы так или иначе упрекали ее за то, что она ни разу за все время украинского конфликта не перекрыла границу для мигрантов из этой разваливающейся страны. Не перекрыла даже, когда была реальная опасность проникновения на нашу территорию диверсионно-разведывательных групп.

 

А Европе, как выяснилось, для дезинтеграции понадобился лишь очень даже скромный толчок — всего каких-то полторы сотен тысяч беженцев, что, между нами, ни о чем, учитывая численность населения стран ЕС…

 

Вот так и вскрывается по прошествии времени, кто создает по-настоящему жизнеспособные интеграционные проекты, а кто — их видимость, которая исчезает даже не при смехе, а всего лишь при легкой улыбке истории.

 

Анастасия Скогорева 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1