Местные выборы на Донбассе пройдут при любой погоде. Александр Казаков

   Дата публикации: 15 сентября 2015, 15:14

 

До местных выборов, назначенных в Донецкой народной республике на 18 октября, остаётся всё меньше времени, но разногласия по вопросу их проведения между Киевом и Донбассом до сих пор не сняты.

 
Александр Казаков

 

По каким сценариям может развиваться ситуация? Об этом — директор Центра либерально-консервативной политики им. П.Столыпина и П.Струве Александр Казаков.

 

– Выборы состоятся «при любой погоде» по нескольким причинам. Во-первых, по внешним: это прописано в Минском комплексе мер. Во-вторых, по внутренним: и Донецкой, и Луганской народным республикам эти выборы нужны для того, чтобы закончить строительство своего административного устройства.

 

Но здесь вопрос состоит не в том, состоятся выборы или нет, а в том, какими будут политические последствия. Здесь вариантов тоже несколько.

 

С одной стороны, выборы проходят на основании Комплекса мер, а с другой стороны, Киев замыкает всю эту историю на конкретное число. При этом, как всегда, весьма хитроумно заявляет, что конкретное число связано с украинским законодательством. Но это же неправда, в украинском законодательстве не указано число. У них нет единого дня голосования, как у нас, поэтому конкретная дата никакого отношения к украинскому законодательству не имеет. Тем не менее они используют именно этот аргумент, чтобы не признавать выборы.

 

Более того, я уверен, назначь Донецк и Луганск выборы на 25 октября, Киев нашел бы следующий юридический крючок для того, чтобы заявить, что они проходят не по украинскому законодательству.

 

Но самое главное не в этом. Самое главное – это когда речь шла о модальности проведения местных выборов. Почему речь шла о согласовании с Донецком и Луганском? Есть такие нормы украинского законодательства, которые в принципе неприемлемы в Донецке и в Луганске. Это реальность войны, а не юридическая реальность.

 

В частности, это участие украинских партий в этих выборах, включая недавно зарегистрированную УНА-УНСО, «Правый сектор», партию «Свобода» и т.д. Участие вот этих организаций в выборах в Донецке, в Снежном или в Тельманово может привести к совершенно непредсказуемым последствиям. К этому может привести даже само присутствие там агитаторов, поскольку люди в Донецке и Луганске знают, что именно эти политические партии стоят за гибелью тысяч людей на Донбассе, а тут они приезжают агитировать. В этом случае ситуацию никто под контролем не удержит.

 

И во-вторых, это агитация с помощью украинских средств массовой информации. Мы же знаем, что такое украинские СМИ. Мы знаем, что из украинского медийного поля исключены практически все альтернативы. А альтернативы есть две – есть донецкие и луганские СМИ и есть российские СМИ. И получается, что жители Донецка и Луганска будут слушать урапатриотические песни тех же УНА-УНСО по телевизору, и в городе будут висеть плакаты. И кто-то думает, что они провисят более 15 минут?

 

Эти две вещи делают невозможным прямой перенос украинского законодательства о выборах в Донецк и Луганск. Здесь и нужны консультации между сторонами по вопросу о модальности проведения выборов, здесь же возможны компромиссы. Но Киев на компромиссы не идет, потому что ему не нужны эти выборы. Киев опасается того, что когда выборы все равно пройдут, изменится политический контекст в мире, и вдруг, не дай бог, ОБСЕ и Европа признают эти выборы состоявшимися. И для себя Киев воспринимает это как поражение. Поэтому они будут до самого конца стараться дезавуировать выборы в Донецке и в Луганске.

 

И здесь мяч находится, скорее, на половине ОБСЕ и стоящих за ней Брюсселем и Вашингтоном. То есть если ОБСЕ наберется политической воли и скажет, что проведение выборов под каким-либо контролем в Луганске и в Донецке соответствует Комплексу мер, то после этого, разумеется, вся политическая карта Украины изменится. Потому что тогда придется признавать административные органы, выбранные в Донецке и в Луганске, приемлемыми и договороспособными. Тогда у Киева не будет больше «отмазок», чтобы не сесть за стол переговоров со своими собственными, как он заявляет, территориями. Такие возможности мне видятся.

 

– Если сейчас снять разногласия по выборам не удастся, Украина проведет свои, а Донбасс – свои, какие последствия это будет иметь для минского процесса? Как может развиваться ситуация дальше?

 

– Здесь ситуация похожа на ленинскую формулировку – «шаг вперед, два шага назад». Выборы сами по себе будут шагом вперед, но в общем контексте они приведут к ситуации «два шага назад». То есть мы отступим на два шага назад и вернемся к той же самой повестке, имея уже не только выборы глав, но и выборы местных органов самоуправления.

 

На саму ситуацию это сильно не повлияет. Просто на Россию навесят дополнительные санкции. Но, с другой стороны, нам, по-моему, уже все равно. Потому что уже Вашингтон обещает изоляцию России не по этому поводу, а в связи с поддержкой Асада в Сирии. США все равно же найдут предлог.

 

Что касается европейцев, то есть внешние факторы, которые будут неизбежно влиять на позицию Европы и делать ее все более и более самостоятельной. Прежде всего, это история с беженцами, потому что она может взорвать внутреннюю ситуацию в странах Евросоюза, причем именно в тех, которые участвуют в минском процессе – прежде всего, в Германии.

 

Если брать ситуацию в Донецке безотносительно к международному контексту, то после выборов мы сделаем шаг назад, но потом снова пойдем вперед. И это приведет, скорее всего, к пролонгации минских соглашений на 2016 год. Такой исход, в принципе, устраивает Москву, поскольку сейчас нас больше всего интересует продолжение режима тишины – это реально самое главное на сегодня.

 

И дальше уже задача в том, чтобы постепенно, шаг за шагом, снимать экономическую блокаду с территорий Донецкой и Луганской народных республик. Если этот процесс будет происходить, если, как договаривались в формате «нормандской четверки», начнется восстановление банковской системы в Донецке и Луганске и при этом будет сохраняться режим тишины, то Москва спокойно пойдет на пролонгацию «Минска-2» на 2016 год. И, не подгоняя ситуацию, спокойно будем «додавливать» – это же всё будет проходить на фоне, с одной стороны, восстановления экономики в Донбассе, а с другой стороны, на фоне деградации экономики на Украине. И я думаю, что даже на Украине чаша весов общественного мнения в течение года может качнуться в сторону Донбасса.

 

– Что именно подразумевается под этим «шагом назад»?

 

– Весь минский процесс откатится на шаг назад. Сейчас минский процесс в совокупности, то есть и Германия, и Франция, и Украина, и Россия – мы все стоим перед планкой, которая называется «местные выборы».

 

Если местные выборы пройдут и не будут признаны Европой и Украиной – значит, мы возвращаемся к предыдущему пункту минских соглашений. Ведь Комплекс мер – это определенная «дорожная карта». Этот пункт не получился – значит, возвращаемся ко второму пункту – отводу вооружений.

 

Местные выборы Донбассу нужны больше, чем Киеву, именно исходя из внутриполитических соображений. Потому что нужно административное обустройство самопровозглашенных республик. Поэтому в рамках Комплекса мер откатимся на предыдущие пункты, скажем: «Вы еще второй не выполнили, возвращаемся ко второму пункту, а еще и к третьему не приступали, и к четвертому». В этом смысле это будет шаг назад.

 

Естественно, Киев после выборов попытается завести разговор о границах, и в данной ситуации нам даже выгодно откатиться на пару пунктов назад, потому что остальные-то не выполнены. В данном случае, исходя из буквы и духа минских соглашений, Москва будет настаивать на том, что разговор о границе даже начинаться не будет, пока предыдущие пункты будут не только выполнены, но еще и верифицированы, подтвержденно выполнены. И до тех пор республики Донбасса будут жить, потому что границы в их руках.

 

Беседовал Вадим Погиба

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1