Генпрокуратура Украины: Добровольческие батальоны — это ОПГ под защитой МВД

Дата публикации: 14 Сентябрь 2015, 14:31

 

Шумиха вокруг арестов лидеров националистического движения и добровольческих батальонов набирает обороты. Арест комбата милицейского батальона «Слобожанщина» Андрея Янголенко, которого подозревают в покушении на главу МВД Арсена Авакова, и других, а также арест на два месяца свободовца Игоря Сиротюка по следам событий 31 августа под Верховной Радой, говорят о том, что власть настроена умерить пыл националистов и добровольческих батальонов.

 

Генпрокуратура Украины: Добровольческие батальоны - это ОПГ под защитой МВД

 

По словам Авакова, в СБУ есть доказательства причастности к покушению на него (уже, уверяет он, седьмого по счету!) командира батальона «Слобожанщина» Андрея Янголенко. «Слобожанщина» — это подразделение, созданное в том числе и при моем содействии. Братья Янголенко — одни из первых, кто вошел в состав новых сил, и поддерживали изменения. Они хорошо проявили себя в прошлом, но появились материалы, по которым ему предъявлено обвинение, что он вступил в сговор с рядом лиц в организации покушения на нескольких человек», — отметил Аваков.

 

Еще несколько месяцев назад слава о братьях Янголенко (Андрей командовал батальоном «Слобожанщина», Сергей — «Харьковом-1», там же в «Харькове-1» служит жена Андрея Янголенко — Инна. — Ред.) гремела на всю Украину. У братьев интересная биография — в прошлом чемпионы по боям без правил, бывшие члены радикальной организации УНА-УНСО, служили в «Беркуте», потом в «Ягуаре» ВВ МВД. Андрей Янголенко был на хорошем счету у главы МВД Арсена Авакова, тот его награждал именным оружием — пистолетом-пулеметом Стечкина.

 

В СБУ, сотрудники которой установили наблюдение и прослушку за комбатом Янголенко, утверждают, что запланированные убийства (Янголенко якобы собирался устранить, кроме Авакова, волонтера и главу благотворительного фонда «Мир и порядок» Всеволода Кожемяко, а также командира роты патрульной службы «Восточный корпус» Олега Ширяева, нардепа-комбата «Азова» Андрея Билецкого) были связаны с перераспределением сфер влияния в контролируемых районах.

 

Высокопоставленный сотрудник Главной военной прокуратуры, пожелавший остаться не названным, рассказал, что «ситуация с милицейскими батальонами сейчас просто аховая». «Посмотрите, кому выдали милицейские удостоверения и снабдили оружием. По сути, это же ОПГ, организованные под крылом МВД. Первой ласточкой был батальон мародеров «Шахтерск», который по-тихому расформировали и переиначили в «Торнадо», однако боевики остались боевиками, только с нашивками МВД и удостоверениями в кармане. Именно из «Торнадо» произошли такие кадры, как недавно задержанный за пытки и мародерство белорус Ляшук, заделавшийся мусульманином и назвавший себя Аль-Такбиром Даниялом Александровичем», — отметил он.

 

По словам нашего источника, то же самое и в батальоне «Сич», в состав которого входил Игорь Гуменюк, подозреваемый в организации теракта под Радой. «Есть уголовные производства и по членам других батальонов, например, «Азова», которые регулярно задерживаются на гражданке с оружием, привезенным из зоны АТО, либо участвуют в пьяных дебошах в Киеве за сотни километров от зоны АТО», — добавил источник.

 

У радикалов свое мнение о происходящем. Народный депутат от Радикальной партии Олега Ляшко комбат «Святой Марии» Дмитрий Линько считает, что таким образом власть пытается распорошить радикальные силы и убрать тех, кто идет против нее. «У нынешней власти есть специальная стратегия — объединить все батальоны, чтобы они стали подконтрольными, всех недовольных комбатов арестовать. Сейчас и так на востоке сотни бойцов АТО судят за мелкие нарушения, а дают по 15–20 лет тюрьмы. Батальоны сейчас выведены из зоны АТО, а они ведь не только военные формирования, но и социально-политические. Кроме батальонов, почти каждый день арестовывают и свободовцев, которые идут против системы», — рассказал нардеп.

 

Политологи считают, что власть сейчас преследует конкретную цель. По мнению политолога Вадима Карасева, идет попытка создать умеренный национализм без уклона на радикализм. «Партии националистического толка, а также выход из-под контроля добровольческих батальонов, становятся главной угрозой для нынешней власти. Потому батальоны будут переформатировать», — считает он. Его коллега Кость Бондаренко согласен: «Батальоны постепенно превращаются в атаманщину. Обычно такие формирования появляются в начале всех революций. На определенном этапе для государства они полезны, но со временем становятся опасными и выступают в роли конкурентов власти. Возник конфликт между государством и батальонами, которые не хотят становиться в рамки. Если государство пустит все на самотек, то проиграет. Даже герои могут нести опасность для страны. Они могут превратить страну в Сомали, воюя за свой кусочек земли».

 

Год назад подчиненные сообщали о самоуправстве бывшего беркутовца Янголенко, о фактах мародерства в Волновахе, где стояла «Слобожанщина». «Волноваху батальон не освобождал — не от кого было, при дальних выстрелах вся бывшая милиция прячется. Комбат устроил небольшое царство с холуями, отжимают у населения автомобили и мотоциклы. Поймали двух парней и пытали более часа, хотели признания в сепаратизме. Воруют патроны, разворовали пионерлагеря», — сообщал тогда один из подчиненных Янголенко, сержант С. Тогда из «Слобожанщины» ушла треть подразделения — кто в ВСУ, кто в «Восточный корпус». Кстати, сам комбат, говорят его подчиненные, в зоне АТО никогда не был.

 

Алина Бондарева , Елена Павленко, интернет-портал www.vesti-ukr.com

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Dobrobat_CLYq6


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1