Почему Украина — цэ не Польша? Александр Носович

   Дата публикации: 11 сентября 2015, 14:44

 

Премьер-министр Украины Арсений Яценюк на встрече с польской коллегой Эвой Копач назвал Польшу «стратегическим другом» и образцом для Украины. Польша действительно является экономическим лидером Восточной Европы и образцом эффективных реформ, но все же феноменально, что Украина смотрит на нее, как на образец: во-первых, киевская власть упорно отбивается от тех реформ, которые провела Польша, во-вторых, у Украины с начала 90-х годов были исключительные условия для того, чтобы именно она стала посткоммунистическим лидером Восточной Европы.

 

Почему Украина — цэ не Польша?

 

Когда распался Советский Союз и обнаружилось, что Украина теперь независимое государство, на политической карте Европы обозначился принципиально новый расклад сил. В Восточной Европе появилась страна с населением 52 миллиона человек и территорией больше, чем у Германии и Франции. В этой стране был один из самых мощных в мире военно-промышленных комплексов, были четыре атомные станции, было ядерное оружие, были восточные регионы с супериндустрией горнодобычи, металлопереработки, машиностроения и большой химии. Были порты Одессы, Ильичевска и Мариуполя, была научно-студенческая столица Харьков, была четверть всего мирового чернозема, были города-миллионники с образованным, готовым к адаптациям в новых условиях населением.

 

Эта страна была создана по мере человека: в ней было и северное Полесье, и причерноморские степи; и Карпатский горный хребет на западе, и 1400 километров морского побережья на юге. Конечно, страна получилась очень разнообразная, как и положено большой стране. Крым с Донбассом и Галичина с Волынью из общего имели лишь стойкую неприязнь друг к другу. Но с другой стороны — в этом тоже было преимущество: вам любой биолог скажет, что полиморфизм — разнообразие форм жизни на Земле — это необходимое условие эволюции.

 

Одним словом, у Украины были все объективные предпосылки, чтобы, оправившись после тотального кризиса после коллапса советского социализма, стать великой региональной державой. Либо в союзе с Россией, тоже оправившейся от кризиса, Украина будет строить «Большую Европу» от Лиссабона до Владивостока (о чем мечтали российские западники), либо возглавит антироссийский Альянс в Восточной Европе (о чем мечтали западные русофобы), но в любом случае она должна была стать лидером региона.

 

Едва ли кто мог предполагать, что спустя четверть века после обретения независимости Украина сохранит государственность, но вместо регионального лидера станет «черной дырой» в центре Европы.

 

Экономика, демография, наука, образование, государственное управление – по всем параметрам развития украинское государство стремительно катится вниз по наклонной плоскости. Средняя зарплата уже ниже, чем в Молдавии, Крым и Донбасс откололись, индустриальное наследие разрушается, экономика держится за счет внешних займов – какое уж тут региональное лидерство? Украина сейчас – это непутевый пьющий сосед, которому помогают всем миром, начиная с Соединенных Штатов и заканчивая Литвой.

 

Например, Польша выделила Украине льготный кредит в 100 миллионов евро. Премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявил в ответ, что в Киеве требуют от западных союзников «больше Польши в украинском вопросе» и назвал Польшу образцом для Украины в деле проведения реформ и движения на пути в Европейский союз. То есть это Украина набивается в друзья Польше, занимает у нее деньги и стремится к ней под опеку в международных делах. Странно. Четверть века назад по всей теории геополитики предполагалось, что будет наоборот.

 

Но самое странное в словах Яценюка – обещание ориентироваться на польский опыт в вопросах европейской интеграции и проведения реформ.

 

Странность эта состоит в том, что Украина и по евроинтеграции, и по реформам делает вещи, противоположные тем, что делала 15–20 лет назад Польша.

 

Да, польский опыт европейской интеграции оказался самым удачным из всей «новой Европы». В 2004 году Польша была самой бедной из всей десятки стран, вступивших в ЕС, но за десять лет в Европейском союзе ВВП Польши вырос на 46%: ни одна из стран ЕС, ни из новых, ни из старых, не показала такого результата. ВВП на душу населения в Польше вырос почти в два раза за десять лет: с 7400 долларов в 2003 году до 13 240 долларов – в 2013. По товарообороту Польша занимает восьмое место в Евросоюзе, протяженность автострад выросла вдвое – за последние десять лет больше дорог в Европе построили только Испания и Франция.

 

Однако добилась Польша таких результатов своей строптивостью, независимостью и привычкой говорить с Брюсселем на равных. Поляки 10 лет торговались об условиях своего вступления в ЕС, буквально вымотали европейскую дипломатию и другие европейские страны, однако добились для себя льгот, преференций и особых условий. После 2004 года у Брюсселя появилась новая головная боль в виде полусотни польских европарламентариев: каждый законопроект Европейского парламента проходит в Варшаве экспертизу на предмет соответствия польским национальным интересам, и если законопроект не соответствует, то депутаты от Польши делают всё, чтобы он не прошел.

 

Именно такая политика в итоге сделала Польшу экономическим лидером «новой Европы». Окончательно Польша стала лидером, когда отказалась переходить на евро и сохранила за собой возможность валютного регулирования.

 

Украина за всё время своих попыток войти в «европейскую семью» попыталась поторговаться об условиях своей европейской интеграции один-единственный раз. Это сделал президент Янукович, отказавшийся подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС на тех кабальных условиях, что ему предлагали, и потребовавший от европейцев компенсацию за удар, который понесет украинское производство от зоны свободной торговли с ЕС. В тот же день (!), как он это потребовал, в Киеве началась революция, и через три месяца Янукович бежал из страны.

 

Что касается Польши, как образца реформ, то в числе реформ, которые провела Польша 15-20 лет назад, не последнее место занимают налоговая реформа и реформа местного самоуправления, одной из задач которых была децентрализация власти и передача полномочий: от центра – к регионам и самоуправлениям. Сделать всё это Варшава, опять же, должна была из-за евроинтеграции: децентрализация власти и принцип субсидиарности – это основы основ региональной политики Евросоюза. Без всего этого Украину просто технически не смогут взять в ЕС. Однако Киев никаких таких «польских реформ» не делает: он послал танки на регион, год назад запросивший налоговой и культурной автономии, в информационное пространство Украины вбрасывается словечко «федерасты» (сторонники федерализации в восточных и южных регионах страны), и до сих пор существует институт районных госадминистраций, главы которых назначаются в Администрации президента. Какая тут ориентация на польский опыт?

 

Польша сейчас заняла то место лидера Восточной Европы, которое четверть века назад по всем предпосылкам должна была занять Украина. Эти две страны практически одновременно начали свой постсоциалистический путь, однако одна разогналась до регионального лидерства, тогда как государственность второй сгнила до полного разложения.

 

Почему так произошло? Возможно, потому что государство, как и рыба, гниет с головы, то есть – с политического класса. В Польше массовое антисоветское движение за независимость от Москвы началось с 1971 года, в 1980 году в Гданьске, где оно зародилось, была основана «Солидарность», ставшая, по сути, второй, альтернативной властью страны. Поэтому к концу 80-х годов в Польше уже окончательно сформировалась антисоветская элита – новый политический класс, который пришел к власти и возглавляет страну по сей день.

 

А нынешнюю Украину провозгласил секретарь республиканского ЦК по марксистско-ленинской идеологии Леонид Кравчук, за один 1991 год прошедший путь от «верного ленинца» до «стойкого бандеровца». Весь украинский политический класс – порошенки, тимошенки, коломойские, турчиновы, януковичи и прочие – это всё перевертыши от вчерашних коммунистов, комсомольцев, «цеховиков», «фарцовщиков», «красных директоров». Они абсолютно гнилые изнутри, и Украина для них – всего лишь ресурс для извлечения прибыли. Свое будущее и будущее своих детей они с ней не связывают: их жизненная стратегия – наворовать и устроиться жить в Европе и Штатах.

 

В этом отношении подлинный ориентир для Украины не Польша, а Прибалтика. Потому что прибалтийские «саюдисы», «народные фронты» и «поющие революции» начались за год-полтора до «Народного руха» и «революции на граните», а до этого её нынешние руководители были такими же «верными ленинцами», комсомольцами и преподавателями партшкол. Теперь же прибалтийский политический класс предает интересы своих стран, чтобы трудоустроиться в Брюсселе и вообще – на Западе; все документы о вступлении в ЕС подписать без всякого торга – лишь бы взяли, и гордо называть свои страны «цэ Европой». Чем не пример для подражания?

 

Александр Носович

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1