Конгресс США и Иран. Николай Бобкин

   Дата публикации: 11 сентября 2015, 12:40

 

Конгресс США готовится начать 14 сентября обсуждение Венского соглашения об урегулировании проблемы иранского атома. Республиканцы, контролирующие и сенат, и палату представителей, оставаясь в плену иллюзий о возможности силового решения иранского вопроса, обещают соглашение заблокировать. На рассмотрение нижней палаты внесена резолюция № 64, предусматривающая отказ от взятых Америкой обязательств в рамках венских договоренностей. В палате представителей, как, впрочем, и в сенате, большинство депутатов — против соглашения с Ираном.

 

Конгресс США

 

Тем не менее, принять резолюцию, блокирующую соглашение, республиканцам, судя по всему, не удастся. Как обещает лидер демократического меньшинства в Сенате США Харри Рид, сторонники достигнутой с Ираном договоренности готовы прибегнуть к филибастеру — тактике затягивания обсуждения без вынесения вопроса на голосование. Необходимые для обструкции 40 из 100 голосов они себе уже обеспечили. Этого достаточно, чтобы помешать планам республиканцев. Однако противостояние конгресса и команды президента Обамы по иранскому вопросу грозит затянуться надолго. Что ожидает США в случае отказа от достигнутых «шестеркой» договоренностей по иранскому атому?

 

Главный американский переговорщик с Ираном госсекретарь Джон Керри предупреждает законодателей: «…если мы откажемся от этого плана, многосторонний режим санкций начнет разваливаться, давление на Иран сократится и наши возможности влиять на переговоры уменьшатся или вовсе исчезнут… Это путь к намного более слабой позиции США и намного более опасному Ближнему Востоку». Керри не случайно выносит вопрос о санкциях во главу угла. Противники соглашения уверяют, что смягчение санкций предоставит Ирану дополнительные ресурсы, которые помогут ему усилить антиамериканскую активность в регионе. Это, действительно, так, но отказ от соглашения уже не означает сохранение ныне действующего режима санкций. Достигнутый Вашингтоном два года назад консенсус с Евросоюзом в отношении нефтяного эмбарго, международной изоляции банковской системы Ирана, многочисленных запретов на экспорт в ИРИ современных технологий и оборудования сегодня себя исчерпал. Отказываться от выгод сотрудничества с Тегераном Европа больше не желает. «Атомные» соглашения открыли путь к переговорам, и европейские страны уже пользуются этим.

 

Тон задает Германия. В июле впервые за 15 лет Тегеран посетил министр экономики и вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль, ставший первым западным политическим лидером, прибывшим в Иран после заключения соглашения между Тегераном и «шестеркой». Габриэль встретился с президентом Хасаном Роухани, со многими министрами. Темой переговоров были возможности расширения экономических и политических отношений. Президент Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии (DIHK) Эрик Швайцер по итогам визита прогнозирует, что в течение 4 лет экспорт из ФРГ в Иран может вырасти более чем в четыре раза — с 2,39 млрд. евро (данные 2014 года) до 10 млрд. евро. Немецкий бизнес заинтересован в таком расширении сотрудничества, а вот глава Всемирного еврейского конгресса Рональд Лаудер в связи с визитом вице-канцлера ФРГ в Иран выразил недовольство. «Несколько раздражает, что немецкий вице-канцлер, который также занимает пост министра экономики, подождал лишь пять дней (с момента заключения сделки по ядерной программе Ирана) перед тем, как отправиться в Тегеран с бизнес-делегацией», — заявил Лаудер.

 

Однако восстановить экономические связи с Ираном спешит не только Берлин. Так, на днях в Тегеране побывал вице-канцлер и министр экономики Австрии Рейнхолд Миттерленер, ставящий амбициозную цель в пять раз увеличить объем торговли с Ираном после снятия санкций. Предполагать, что Россия, Китай, Индия сохранят экономические санкции, если конгресс отвергнет соглашение, значит быть в полном отрыве от реальности.

 

Тем более что у американских законодателей нет аргументов против самого выработанного «шестеркой» механизма контроля над ядерной программой Ирана. Можно не доверять иранцам, но к оценкам американского представителя США в совете управляющих МАГАТЭ конгрессменам стоило бы прислушаться. В тексте выступления представителя США Эндрю Шофера, распространенном 9 сентября американской делегацией, подтверждено, что МАГАТЭ сможет выполнить свои обязанности по верификации соглашения «шестерки» и Ирана, заключенного в Вене 14 июля. Тем не менее в ходе дискуссий в Конгрессе США способность МАГАТЭ проводить проверки исполнения договоренностей с Ираном по-прежнему подвергаются сомнению. И это притом, что дать добро на добровольные вклады в финансовое обеспечение МАГАТЭ для дополнительных проверок в Иране прижимистые американские сенаторы не торопятся. Для американских противников соглашения сама его суть отошла на второй план. Не иранский атом беспокоит конгресс, а опасность потерять рычаги давления на Тегеран. Об этом говорят как противники соглашения, так и те, кто его одобряет.

 

Если США когда-либо решит применить военную силу против Ирана, то заключенное с ним соглашение по ядерной программе облегчит ведение боевых действий. Такое странное мнение высказал министр обороны США Эштон Картер. Оказывается, наносить удары по неядерным объектам Ирана для американцев будет безопаснее: снижается риск «потенциально серьезных последствий второго и третьего порядка». То есть речь опять заводится о свержении исламского режима. В такой же тональности высказывается бывшая первая леди и госсекретарь США Хиллари Клинтон, ведущая борьбу за президентское кресло. Выступая 9 сентября с речью в поддержку соглашения в Институте Брукингса в Вашингтоне, Клинтон заверила, что ни в коем случае «не позволит Ирану приобрести ядерное оружие» и при необходимости готова будет принять для этого «военные меры». По ее словам, она «без всякого доверия» относится к Тегерану и считает необходимым готовиться к любым вариантам развития событий, включая нарушение Ираном своих обязательств.

 

До сего дня Иран поводов для сомнений в его готовности выполнять одобренный «шестеркой», включая Соединённые Штаты, «Совместный комплексный план действий» не давал. Более того, в каких-то вопросах, например в вопросе вывоза в Россию низкообогащенного урана, Тегеран готов к более быстрым действиям. «Мы идем семимильными шагами вперед и удивлены тем, как быстро мы продвигаемся. Я думал, что сможем не раньше второй половины следующего года мы что-то сможем сформулировать, но у меня есть основания говорить сейчас, что все решения могут быть достигнуты если не на рубеже года, то в начале следующего», — заявил заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков на выставке вооружений в Нижнем Тагиле. Такова реальность, которую в Вашингтоне не желают принимать во внимание. Там по-прежнему больше озабочены не иранским атомом, а тем, как не допустить роста влияния Тегерана на ближнем Востоке.

 

Речь идет в первую очередь о Сирии, где выживание правительства Асада, подвергающегося атакам, напрямую зависит от той помощи, которую она получает от России и Ирана. Военно-техническая помощь Ирана Сирии продолжалась все последние годы, несмотря на тяжелое финансовое положение Тегерана из-за санкций США и ЕС. Попытки республиканцев в Конгрессе США добиться от Тегерана смены его ближневосточной стратегии с помощью сохранения санкций и блокирования ядерного соглашения ведут в тупик. Иран не сдаётся, компромиссов в идеологии не допускает, ни одного шага навстречу стремлению США к доминированию в регионе не делает. Вашингтону не удаётся ни обойти Тегеран, ни  устранить исламский режим военными средствами, сколько бы ни мечтали об этом три последние американские администрации. Видимо, пришло время с Ираном договариваться.

 

Николай Бобкин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1