Мечеть Парижской Богоматери

Дата публикации: 10 Сентябрь 2015, 11:02

 

Елена Чудинова: Россия останется единственным Западом

 

Писатель Елена Чудинова живет буквально между Францией и Россией — у нее уникальная точка зрения на события, происходящие сейчас в Европе. К этой, не очень приятной точке зрения стоит прислушаться — она проверена временем и новейшей историей.

 

Mechet_9171

 

Еще в 2005 году Елена Чудинова опубликовала пророческую книгу «Мечеть Парижской Богоматери». Некогда христианская страна (конечно, подразумевается Франция с ее величественным Собором Парижской Богоматери) отказывается от своих традиционных ценностей и заселяется пришельцами с Востока. Большинство аборигенов даже не думает сопротивляться, и покорно принимает ислам в самых его агрессивных формах. Книга-пророчество продолжает неумолимо сбываться. Сразу же после ее выхода по Европе прокатилась волна бунтов «детей гастарбайтеров», потом был расстрел карикатуристов, а сегодня — новое переселение народов.

 

 

Армия мигрантов, посланная на завоевание

 

— Все, кто следит за происходящим в Европе, предполагали, что рано или поздно плотину прорвет. И на континент хлынут толпы инородцев. На ваш взгляд, что сейчас происходит?

 

— Этническое нашествие происходит, что же еще. И заметьте — страшнее всего на Ближнем Востоке страдают христиане, которых еще недавно в тех краях было много. Но где христиане среди тех масс, которые идут сейчас в в Западную Европу? Христиан нет. Что, они уже все не среди живых? Или, может быть, кто-то из них еще жив, но он не может двигаться в этих толпах? Мы прекрасно знаем, что преодолеть эти расстояния без финансирования практически невозможно. А вот передвижение христиан, по-видимому, никто не финансирует. Полагаю также, что христианам опасно двигаться в этой толпе. Да христиан просто зарежут в ближайшем подлеске. Кстати, сегодня я разговаривала по скайпу со знакомыми в Германии. Там уже прошла информация: в рядах «беженцев» выявлено множество боевиков «Исламского государства» (ИГ — террористическая организация, запрещенная в России. — Ред.).

 

— То есть, намерения у них не вполне дружелюбные?

 

— У ИГ? Полагаю, что не очень. Итак, этническое передвижение несет безусловно и религиозный характер (о чем я предупреждала в своей книге). Бегут мусульмане. Но ни одна из богатых мусульманских стран не озабочена тем, чтобы их принять. Никаких программ, сборов средств, планов размещения у себя. А ведь эти нефтяные мусульманские страны не бедны, могли бы принять единоверцев. Вот только зачем, если их единоверцы — фактически это армия, посланная завоевывать Европу?

 

— Ведь истинный «беженский» поток — это женщины, дети, старики… Но мы с удивлением наблюдаем сегодня, как в Европу бегут здоровые мужчины призывного возраста.

 

— Задумаемся над этим. Это прежде всего молодые мужчины. Когда еще мы видели среди беженцев молодых мужчин? Они неплохо одеты, они снабжены всей необходимой электроникой. Да, среди них идет какое-то количество женщин и детей, но мы прекрасно знаем эту технологию. В случае затруднений, непропуска через какие-то пункты, — женщины и дети выставляются вперед щитом. Они в таких случаях — дешевый материал, который идет в расход, не жалея. Это все давно отработано. Но идут-то в основном одетые, сытые мужчины. Зачем они идут? Они идут не работать. Даже никаких иллюзий на эту тему нельзя питать. Потому что, если бы они шли в Европу работать, они оседали бы в Восточной Европе, где вполне можно укрыться от опасностей, найти заработок.

 

— Румыния, например, предлагала им для заселения пустые деревни и землю. Беженцы отказались.

 

— Они идут конкретно туда, где дадут пособие. Я не могу представить, как эту социальную нагрузку выдержат европейские налогоплательщики. Они идут за муниципальным жильем и за пособиями. До поры. Далее они разместятся и будут ждать своего часа, который, вне всякого сомнения, пробьет. В города входит вражеская армия. Входит без боя.

 

Если Европа будет переполнена под завязочку, если нарушится баланс, она превратится ровно в такую же клоаку, из которой все эти беженцы бегут

Если Европа будет переполнена под завязочку, если нарушится баланс, она превратится ровно в такую же клоаку, из которой все эти беженцы бегут

 

Гонимые жаждой реванша

 

— Неужели в Европе не понимают этого? Где инстинкты самозащиты?

 

— Мы давно уже знаем, что такое толерантность в медицинском смысле. Толерантность – это ослабление иммунитета. В Европе сейчас происходит колоссальное ослабление общественного иммунитета. Мы слышим призывы переписать завещание на беженцев, разместить их у себя дома. Публичные лица предоставляют им свои особняки. Ну, не единственные, я так полагаю, но это производит на европейские умы нужное впечатление: «если он отдал особняк, то я уж тем более что-нибудь такое более скромное могу дать». Происходит массовое самоубийство, надо полностью отшибить себе мозги толерантностью, чтобы представить, будто за полученную помощь кто-то поблагодарит. К волонтерам относятся презрительно: «Что ты даешь какую-то кашу, я хочу мяса!». И наполнение Европы будет идти до победного конца, если никто не проявит воли. Причем жесткой воли.

 

— Пока сложившаяся ситуация самой Европой рассматривается как «Бог управит», или само все как-то утрясется?

 

— Исламский мир он тоже поступает не самым умным образом в этой ситуации. Молочные реки и кисельные берега – это в Европе не особенность климата. Это результат работающих там людей. Если Европа будет переполнена под завязочку, если нарушится баланс, она превратится ровно в такую же клоаку, из которой все эти беженцы бегут. То есть на самом деле исламскому миру было бы выгоднее получать какие-то преференции от Европы, сидя на своих местах. Но они гонимы не военной стратегией, у них, собственно, и нет тут просчитанной тактики и стратегии, они гонимы жаждой реванша, они хотят захватить эти земли, эти соборы, превратить их в мечети. Эти требования тоже, безусловно, прозвучат чуть позже. То есть, если это не прекратится, то будет ад. Ад для всех. И хаос.

 

В города входит вражеская армия. Входит без боя

В города входит вражеская армия. Входит без боя

 

— В Европе еще есть Россия.

 

— Россия пребывает в ситуации Франции 70-х годов, к нам едут, но к нам едут пока еще работать, — это тоже тревожно, но это пока цветочки. Во Франции дождались ягодок. Если ситуация продолжится таким образом, то Россия останется единственным Западом.

 

 

Земля маленькая, бежать больше некуда…

 

— Как вам такая конспирологическая версия: «переселение беженцев организовано кем-то из теневого правительства, чтобы сделать Европе прививку от толерантности?». Чтобы она посмотрела на это, ужаснулась и как-то изменила свою внутреннюю политику.

 

— Это все равно, что привить человеку чуму, чтобы он понял, что болеть неприятно. На мой взгляд, эта версия не выдерживает никакой критики. Во-первых, Европа не ужасается, как мы видим. Толерантность зашла чрезвычайно далеко. Ужасаются только в одном слое европейского населения. Это христиане-католики. Подчеркиваю, католики. Потому что протестанты давно уже превратили христианство в клуб по интересам, который подстраивается под любое современное веяние. Причем католики исключительно традиционалисты. Потому что, как мы знаем, Папа Римский уже призвал паству приютить по семье беженцев. Говорить о прививке смешно, потому что в Европе полностью сбиты и инстинкт самосохранения, и этические ориентиры, и самоидентификация, у нее сбито всё.

 

Происходит массовое самоубийство, надо полностью отшибить себе мозги толерантностью, чтобы представить, будто за полученную помощь кто-то поблагодарит. К волонтерам относятся презрительно: «Что ты даешь какую-то кашу, я хочу мяса!»

Происходит массовое самоубийство, надо полностью отшибить себе мозги толерантностью, чтобы представить, будто за полученную помощь кто-то поблагодарит. К волонтерам относятся презрительно: «Что ты даешь какую-то кашу, я хочу мяса!»

 

— Сколько времени вы отводите европейцам для прозрения, для тех, кто ничего не понимает? Несколько месяцев, год?

 

— В зависимости от того, насколько хитры будут новоявленные гости. Если чудовищный криминал начнется сразу, может быть, будут какие-то элементы прозрения. Хотя мы не представляем себе, до какой степени промыты мозги у среднего европейца. Мы же помним чудовищную историю о том, как девушка решила проехать перед свадьбой автостопом в платье невесты*, потому что плохих людей нет, никто ее не обидит, все будут ей рады, в том числе, и в мусульманских странах. Естественно, ее изнасиловали зверски и убили. Но над ее гробом родители говорили, что она была права и погибла за хорошее дело. Что мы можем к этому добавить?

 

— Собирается ли кто-то из европейцев бежать из Европы?

 

— Среди моих друзей таких мыслей нет. Все хотят стоять до конца. Но, строго говоря, и бежать-то некуда. Куда бежать?

 

— В Россию.

 

— Такие варианты многие рассматривают. Но пока в основном — лишь теоретически. В России ведь тоже свои проблемы. Мы просто отстаем от Европы. Пока что Россия не выплачивает мигрантам пособий и не представляет бесплатного жилья. Только по этой причине в Россию не идут сейчас эти толпы. Тут остается порадоваться, что у нас система социального обеспечения слабее и медицинское обслуживание хуже. Но рано или поздно, придут и в Россию, если мы не отстоим Европу. Наша Земля становится бесконечно маленькой, и бежать, строго говоря, некуда.

 

Дмитрий Стешин, «Комсомольская правда»

 


 

* В 2008 году итальянская художница Ди Маринео в рамках проекта «Невеста мира» отправилась в свадебном платье из Европы в Израиль автостопом. В турецкой провинции Гизи ее изнасиловали, ограбили и убили.

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Mechet_9171


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1