Цена забвения. Дмитрий Безобразов

Дата публикации: 10 сентября 2015, 11:30

 

Есть такой гаденький анекдот, гулявший в позднесоветское время. 9 мая немецкий офицер в концлагере выстраивает заключенных в одну шеренгу и говорит:

 

— Уважаемые заключенные, хочу вам сообщить, что война закончилась. До свидания, всем спасибо.

 

Цена забвения

 

Тут мало юмора, но есть некая правда, отражающая глубокую разницу в психологии западного и русского человека (к последнему я в данном случае причисляю и украинцев, и вообще все население пост-советских республик).

 

Мы привыкли все помнить. Даже не вспоминать, а помнить. Они – напротив, привыкли быстро и безболезненно расставаться с любыми отягчающими душу воспоминаниями.

 

Вернемся к той же второй мировой войне, уже не в анекдотическом ракурсе. Самая разрушительная и страшная война в истории человечества. 40 миллионов погибших, пропавших без вести, калек. Невиданное истребление мирного населения – война перестала быть чем-то вроде страшного спорта, в котором участвуют лишь профессионалы, война прошлась по всем.

 

Казалось бы, память об этом должна пережить века. Не только память – но и гордость, и благодарность. И обязательное отвращение к виновникам этой беды, их продолжателям и симпатизантам.

 

Но на Западе привыкли изящно подшивать друг к другу неудобные страницы истории. Большинству нацистских преступников (не просто солдат, а – преступников) нужно было пересидеть пять-десять лет после войны, чтобы их оставили в покое. Вдумайтесь: всего десяток лет! Потом их не просто забыли – их стали охотно брать снова на службу, в том числе военную. Ветераны НСДАП и СС становились депутатами, всемирно известными актерами, книгоиздателями, крупными бизнесменами, бывшие капитаны подлодок – адмиралами бундесмарине, и т.д. Фельдмаршал фон Манштейн (кстати, свой жезл фельдмаршала он получил за взятие Севастополя в 1942 г.) был назначен разрабатывать военную доктрину ФРГ. В 1951 г бывший бригаденфюрер СС Отто Кумм вполне легально открыл Общество взаимопомощи бывших членов СС.

 

Даже те преступники, кого под горячую руку все-таки осудили, за тот же срок (пять-десять лет) все оказались на свободе. Уже в 50-ых западные суды активно увлеклись их амнистией. Даже осужденные Нюрнбергским трибуналом – а ведь там были преступники первой величины – «по состоянию здоровья» почти все досрочно выпорхнули на свободу.

 

О чем все это говорит? О том, что Запад всегда был настроен на забвение своей же истории, ради сиюминутных интересов. Америка не видела на своей земле ни первую, ни вторую мировую войну, что с нее взять. Европейцы же видели, все скопом. Но вся эта активная возня по «примирению», «умиротворению», «всепрощению» создала в Европе иной тип человека. Человека, который если его что-то напрямую не касается или не касалось, готов к этому относиться терпимо, с пониманием. А терпимость – она, увы, слишком близка к равнодушию.

 

И если современник тех событий Бертольд Брехт говорил о том, что «наши города – теперь всего лишь часть городов, разрушенных нами», то сейчас немцам нравится повторять, что они были «первый народ, пострадавший от Гитлера». Днем Победы 9 мая остается только в России, Белоруссии и Казахстане. В остальных европейских странах 9 мая либо вовсе обычная дата (Эстония, Литва), либо «день памяти и примирения» (Молдова, Украина). А день памяти, при всем уважении, это, извините, не праздник. Мне приходилось видеть, как такой день памяти проходит в пост-советских республиках: мрачная музыка, траурные, тусклые речи о том, что надо всем примириться и все забыть, что разъединяло. По сути – день забвения.

 

Знаете, что они не забыли? Денежную компенсацию за понесенные в войне расходы. Вот тут действительно руководствовались принципом «ничего не забыто», подсчитали с точностью до марки. Последний платеж в погашение репатриаций (внимание!) первой мировой войны Немецкий федеральный банк произвел в 2010 году. По второй мировой войне Германия рассчитывается с западными союзниками до сих пор. При этом западные историки с возмущением описывают грабеж, творимый на территории рейха частями Красной армии (часы снимали! велосипеды отбирали!). И забывают, что ГДР была единственной немецкой территорией, освобожденной от миллиардных репарационных выплат на государственном уровне. Так решил Советский Союз.

 

Тут есть прямая связь с сегодняшними событиями. Я уверен, в той же Америке или Канаде думают про Донбасс так: пусть повоюют, ничего страшного тут нет. Что бы там ни творилось, пройдет пять-десять лет, все отстроится, все успокоятся. Эмоции побурлят, но недолго. Ну, походят к психологам на прием, как у нас это принято. В суды походят, за моральным ущербом – это тоже принято.

 

Вот такая у них психология. Сказали американцам разбомбить Ирак – они разбомбили. Сказали восстанавливать – раздавать гумпомощь, сажать деревья, фотографироваться в обнимку с иракцами – они готовы. Ничего личного. Никаких внутренних противоречий. Пока иракцы были недемократичными, надо было так себя с ним вести. А с демократичными – иначе. Хотя люди-то те же.

 

А у нас что? Положа руку на сердце, все ли и всё ли мы помним?

 

Прошло всего 70 лет. Появились авторы, любящие крушить «глупые советские мифы о войне», появились и те, кто охотно их скупает и читает. Молодежь с татуировками-свастиками. Коллекционеры фашистских регалий. Любители порассуждать о том, что «при Гитлере был порядок», «немецкая оккупация была сносной». Раздражение и неуважение к старикам («лезут в автобус за бесплатно», «зачем им место уступать»). Отмена льгот ветеранам. Переименование самого дня Победы.

 

И все как бы в порядке. Никаких внутренних противоречий. Такая простая психология. Забыли, и все.

 

А забыть прошлую войну – то же, что начать новую.

 

Дмитрий Безобразов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1