«Свои» против «своих». Ева Меркурьева

   Дата публикации: 04 сентября 2015, 14:26

 

Полтора года назад, когда «онижедети» жгли бойцов «Беркута» зажигательной смесью, это списывалось  на издержки мирного протеста.

 

"Беркут" горит

 

Когда окровавленного, замученного пытками солдата Внутренних войск МВД озверевшая толпа тянула через Майдан Независимости, галицкие попы воодушевленно пели осанну его мучителям.

 

Политики наперебой призывали Майдан к оружию.

 

И когда пистолеты, автоматы, снайперские винтовки появились таки у «мирных протестующих», Запад просто этого не заметил. Он аплодировал торжеству украинской демократии.

 

Когда при нападении на оружейные склады патриотам пришлось сжечь заживо обороняющих оружие «беркутов», об этом и политические руководители Майдана, и их западные друзья предпочли особо не распространяться. Будто этого и не было вовсе.

 

Воздух украинской свободы, непригодный для дыхания – густой дым от горящих автомобильных покрышек, пахнущий смертью. Однако, это не помешало украинским и западным СМИ петь пасторали о свежем ветре, наполненном ароматами альпийских трав, французских духов и баварских колбасок. Ветер дул прямо с Майдана в направлении Европы. Воздух свободы предлагалось набирать в трехлитровые банки и консервировать, чтобы в минуты  радости и печали вдыхать по глоточку и ностальгировать.

 

«Беркут», да и все украинские милиционеры считались главными врагами Майдана. Их не возбранялось жечь, калечить и убивать. Совершенно безнаказанно.

 

Запад, на глазах которого творился беспредел, многоголосо призывал к неприменению силы против «мирных протестующих».

 

Хотя и Европа, и США у себя дома однозначно считают руку, поднятую на полицейского, рукой преступника. А преступление, совершенное в отношении полицейского – преступлением против государства.

 

Аксиома.

 

По тем же западным меркам никакой «революции достоинства» на Украине не было, а был вооруженный переворот с целью захвата власти.

 

Вот только Запад к Украине своих мерок не применял.

 

Но от этого переворот не перестал им быть.

 

Цена победы – обрушение самого государства Украина. В том числе, и системы внутренней госбезопасности.

 

О внешней и речи нет. Вообще.

 

Революционеры получили в управление страну, которой не в состоянии управлять. Охранять общественный порядок просто некому, поскольку новая власть пришла в кабинеты предшественников буквально по трупам милиционеров. Поскольку общество раскололось на «своих» и «врагов», и «свои» неподсудны. Поскольку легализация карательных батальонов сделала сотрудниками украинской милиции убийц, грабителей, насильников, похитителей людей. Отморозков. А их командиры уселись в кресла парламентариев.

 

Ну, а служба безопасности вообще служит интересам другого государства.

 

Судебная система мечется между маркерами – «свой» и «враг».

 

При всякой попытке Киева доказать, что государство все-таки существует, раздается треск, грохот, проскакивает искра – и попытка накрывается медным тазом.

 

И если в финансовом секторе разруху еще можно продолжать списывать на золотые батоны Януковича, то зияющую дыру на месте системы безопасности не удается списать даже на войну.

 

Война украинских радикалов с милицией, развязанная на Майдане и продолжившаяся после него серией громких убийств, расстрелом и сожжением милиционеров в Мариуполе, видеороликами на тему «смерть мента в прямом эфире» никак не способствовала укреплению МВД. Более того, милиционеры тысячами отказывались принимать участие в так называемой «антитеррористической операции» на востоке Украины. Видимо, не считали войну с Донбассом законной. Ну а для «новой честной власти» закона как такового не существовало вообще. После «революции достоинства» берега были потеряны. Отцы революции, нацелившие в свое время боевиков Майдана на «Беркут», внутренние войска МВД, простых безоружных ППС-ников, сегодня оказались в ситуации, когда их самих защитить некому – разве что нанимать для этого дела карательные батальоны или приглашать иностранные ЧВК.

 

На  милицию надежды никакой. Милиция, в большинстве своем, ненавидит революционеров и то, что они сделали с государством.

 

«Беркут» уже в нештатной ситуации не позовешь. Нет его уже, былого «Беркута».

 

«Красивая полиция» в форме американского образца, толпой едва скручивающая одного бомжа на телекамеры, не способна даже себя защитить от повального воровства дорогих пистолетов. Что уж говорить о борьбе с настоящими преступниками или о массовых «мирных протестах», на которые на Украине принято приходить с битами, арматурой, оружием и вот теперь уже – с боевыми гранатами.

 

На днях  мир узнал, что во время голосования за изменения в Конституцию Украины, которые касались децентрализации, стены украинского парламента защищала Национальная Гвардия – мутная вооруженная структура, входящая в МВД, но подчиняющаяся непосредственно президенту. Создана она была еще на Майдане – из боевого крыла революционеров. После победы «революции достоинства» в нее переформатировали внутренние войска МВД, а военная операция на Донбассе привела в ряды гвардейцев карательные батальоны «Днепр» и «Азов». Каратели – теперь все сплошь милиционеры. Даже неонацисты и фашисты, которые убивали мариупольских милиционеров 9 мая 2014 года.

 

«Мирный протест» в последний день августа стал точно так же бить нацгвардейцев, как на Майдане били ВВ-шников.

 

Прогремели взрывы и выстрелы.

 

Трое погибших во время побоища у Верховной Рады гвардейцев – призывники, они ушли служить по повесткам в конце апреля.

 

Тогда никто из них и предположить не мог, что жить осталось – всего четыре месяца.

 

Зато все получили ордена «За мужество». Посмертно.

 

Как выяснилось, смертельные ранения были получены не только в результате осколочных ранений. Имела место и прицельная стрельба.

 

Прицельная. Стрельба.

 

Всего пострадавших 31 августа – более сотни. Медики тоже говорят и про осколки, и про огнестрельные ранения.

 

Огнестрельные.

 

Одной жертве «мирного протеста» не сохранили жизнь ни бронежилет, ни шлем. Другой нацгвардеец умер от кровопотери – в больнице не оказалось хороших препаратов, останавливающих кровотечение.

 

Пушечное мясо. Вот только война настигла их в Киеве.

 

Можно долго рассуждать о политической подоплеке события. Но интереснее другое – как оно вообще могло произойти в столице победившей «революции достоинства»? Не Майдан же. Это раньше смертоубийство считалось приметой «мирной борьбы» за европейский выбор вкупе с кружевными трусами. А теперь-то победившая сторона должна жить по-новому, не орать «Банду – геть!», не драться арматурой, не бросаться гранатами под лозунги «Слава нации! Смерть – врагам!»

 

Вот Горловку обстрелять – это пожалуйста.

 

Сейчас ведь не Майдан. То, что на Майдане было патриотическим актом, теперь – акт террористический. Статья в УК.

 

Нельзя путать Майдан с Немайданом!

 

Вот и Запад, который восхищался кровавым Майданом, возмущен кровавым Немайданом. Требует прекратить, расследовать, наказать.

 

Статья в УК, тем более, имеется.

 

Виновные уже названы. Сразу же. Буквально спустя миг после взрыва гранаты и стрельбы.

 

Правда, Уголовный Кодекс был писан еще в те времена, когда любое убийство считалось преступлением, вне зависимости от прописки жертвы и политических взглядов убийцы.

 

А сейчас этим УК разве что подтереться.

 

Обвиняемых в убийстве писателя Олеся Бузины выпускают под залог, на свободе патриотическая общественность забрасывает их цветами, носит на руках и объявляет героями, которым слава.

 

Вояка, задавивший в Донбассе бронемашиной восьмилетнего ребенка, получает награду из рук украинского президента.

 

Правосудия больше нет. Совсем нет.

 

Уголовный Кодекс должен быть переписан с учетом фактора «своих» и «врагов».

 

Убить, покалечить, изнасиловать, ограбить врага, его близких, детей («личинок», как принято говорить у украинских патриотов) – героизм. То же самое в отношении «своего» – преступление.

 

Бросить шесть гранат в подвал, где прятались мирные жители Иловайска – героизм. Бросить гранату в нацгвардейцев у Верховной Рады – преступление. Прицельно расстрелять Бузину – героизм. Прицельно расстрелять «своих» – преступление.

 

Все просто. Главное – не путать «своих» и «врагов».

 

Возле здания парламента «свои» могли убивать и избивать «своих» только по одной причине – закулисным организаторам бойни потребовалось объявить часть «своих» врагами. Внутренними. Которые подло ударили в спину.

 

Глупой жертвенной овцой стала партия «Свобода». Именно «Свобода» и собирала протест. Снимки с разъяренными «свободовцами», дубасящими гвардейцев не украшали разве что только порносайты. Самого Тягнибока папарацци застукали в эпицентре стычки. Он был окружен однопартийцами с дубинами. Соратники дружно избивали людей в форме. Депутат от «Свободы», автор закона о Нацгвардии, самолично колотил нацгвардейца. Кто-то запустил булыжниками и в головы иностранных журналистов. Чтобы западные «друзья Украины» громче негодовали.

 

Над побоищем трепетали флаги «Свободы». Участники бойни не забыли надеть футболки с символикой «Свободы». Обвиненный в метании боевой гранаты в Нацгвардию оказался бойцом батальона, состоявшего на довольствии у «Свободы».

 

Бывшие «свои» мгновенно были идентифицированы как враги. Проект «Свобода» перестал существовать как имеющий шансы на политическое будущее. Зато получил все шансы заработать клеймо экстремистской террористической организации. Которой не место в рядах «своих». «Тягнибока – в клетку! Пусть ответит за своих подонков!» – скандируют в социальных сетях «свои». Ату его, ату!

 

«Свободу», сливаемую в унитаз, ничуть не жаль. Там ей и место.

 

Революция сожрала одного из своих «посаженных отцов». Только косточки на зубах захрустели.

 

Правда, оказалось невозможным скрыть то, что не уложилось в схему гибели нацгвардейцев от рук «свободовца», якобы бросившего гранату.

 

Во-первых, никуда не деть пулевые ранения. Прицельную стрельбу. Многочисленные видео не зафиксировали оружия в руках у митингующих – только дубины и прочие средства для битья. Снова поползли нехорошие слухи о «неизвестных снайперах».

 

Поговаривают, что и граната была не совсем гранатой, поскольку доктора вытаскивали из тел пострадавших не только осколки, но и «начинку» – гайки, гвозди, шурупы.

 

Однако, и тут объяснение в высоких кабинетах нашлось просто и легко. Если кто и организовал заваруху в Киеве – то это Россия, больше некому. Уже и Порошенко это заявил в интервью телеканалу Sky News: «Россия пытается дестабилизировать ситуацию на Украине, используя ультраправые группировки, и не только».

 

Все, что нельзя объяснить наличием внутренних врагов – дело рук врага внешнего. Который, разумеется, руководит внутренними. Поскольку внутренний враг без связки с Россией с трудом воспринимается патриотами как враг.

 

Соответственно, Тягнибока теперь в среде патриотов называют Кремлебоком.

 

Со всеми вытекающими.

 

С Россией тоже все понятно – враг коварен, непредсказуем и согласно новой военной доктрине Украины является главным военным противником Украины.

 

Значит, без Кремля не обошлось.

 

Осталось втолковать народу, что на Майдане милиционеров убивать и калечить было можно, а на Немайдане нельзя.

 

Сейчас это преступление, а тогда был героизм.

 

Главное – не запутаться.

 

Ева Меркурьева

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1