Главная битва США против России еще впереди. Владимир Лепехин

   Дата публикации: 04 сентября 2015, 15:15

 

4 сентября 2006 года указом Президента России был учрежден праздник военных ядерщиков. Возможно именно этот день ровно 9 лет назад стал точкой отсчета новой российской внешнеполитической доктрины, исходящей не из романтических постперестроечных представлений о безъядерном будущем мира, но из осознания неизбежности давления США на Россию и необходимости последней защищать свои интересы.

 

Главная битва США против России еще впереди

 

О сущностях новой глобальной войны и месте в ней России

 

Итогами Третьей мировой войны очевидно должны стать не просто передел глобальных рынков, но изменение статуса мировых валют и установление со стороны субъектов-бенефициаров новой системы контроля над ФРС США и иными подобными институциями.

 

Мировая валютная война, в центре которой оказались США, уже идет. Но, к примеру, Джордж Сорос пару месяцев назад заявил о возможности перерастания названной валютной войны в новую и полноценную мировую войну США и Китая.

 

Как финансист, Сорос логично акцентировал внимание на ключевом факторе современных мировых противостояний, и соперничество между США и тем же Китаем за контроль над мировой финансовой системой действительно будет нарастать.

 

Вместе с тем, проигрывая конкурентам войну за монопольный контроль над эмиссией резервной валюты, а целому ряду стран (России, Ирану, Индию, Китаю, Вьетнаму, Венесуэле, Мексике, Индонезии и т.п.) — борьбу за контроль над поставками углеводородов, Госдеп, судя по всему, переключается на захват иных институций.

 

Важнейшими такими институциями становятся не только NBIC-технологии с попытками найти «эликсир вечной жизни» и сконструировать биологическое супероружие, но также атомная энергетика и связанное с ней производство наступательных ядерных вооружений нового поколения.

 

Полагаю, что неудачи в установлении контроля за финансовой сферой и углеводородной энергетикой американские стратеги стремятся компенсировать приватизацией технологий получения дешевой и эффективной энергии (и, соответственно, нового супероружия) из урана-238, запасы которого на Земле — в отличие от используемого сегодня в производстве атомной энергии урана-235 — не ограничены.

 

И вот здесь в центре внимания США и, следовательно, будущего глобального противостояния оказывается не Китай как «фабрика 21 века», а, прежде всего, Россия с её ядерными технологиями.

 

Замечу, что сегодня стандартную атомную бомбу могут произвести уже примерно сорок стран. Подобная перспектива, безусловно, пугает США, политики которой понимают, на кого может быть направлен уже в ближайшее время гнев большинства из стран, способных тайно произвести и доставить примитивные ядерные заряды с часовым механизмом к берегам тех же США.

 

В такой ситуации американские элиты все больше склоняются к тому, чтобы получить в свое монопольное распоряжение некие революционные технологии контроля над реакциями термоядерного синтеза, а также производства компактных ускорителей высокой энергии и средств дальнего обнаружения ядерных зарядов.

 

Россия — единственная страна, в которой сегодня имеются названные технологии. И имеются они, как говорится, не просто в карандаше, но в формате частично осуществленных НИОКР (речь идет, в частности, о разработке ядерного реактора четвёртого поколения «Брест» и некоторых других проектах).

 

 

Американцы не хотят договариваться

 

Способность полуколониальной и почти уничтоженной, с «разорванной в клочья экономикой» (как утверждает Обама) страны производить интеллектуальный продукт, который не по силам такой сверхдержаве, как США, наверняка, изрядно нервирует американских стратегов.

 

Это бесит и одновременно пугает, ведь располагая технологиями управления термоядерными реакциями, Россия потенциально сможет контролировать реакторы американских авианосцев, АЭС и, что «самое страшное», — поражающую способность американских баллистических ракет с ядерными боеголовками.

 

Согласно доктрине американской «исключительности», такой технологией — позволяющей Госдепу контролировать планету, должны обладать только США. А потому Россия должна быть «разорвана в клочья» не только экономически.

 

И вот только после этого — как, видимо, полагают в Вашингтоне — будет возможен окончательный передел мира по его сценарию.

 

 

Удастся ли американцам их глобальный замысел

 

США вполне могли бы осуществить свой замысел по формированию однополюсного мира, если бы набрались терпения и выстроили грамотную политику в отношении все той же России.

 

У них был шанс постепенно переварить Россию путем грамотной инвестиционной политики и организации диалога, к которому в нашей стране всегда были готовы не только элиты и креативный класс, но и массовый обыватель. И поначалу администрации Клинтона и Бушей делали, в общем-то, правильные шаги.

 

Осенью 2001 года Россия была включена в состав Международной антитеррористической коалиции во главе с США. Вашингтон наращивал сотрудничество с Россией в информационной, космической и иных сферах. С подачи Госдепа Российская Федерация была включена и в «G7». Очевидно, что Россия не представляла для США ни малейшей угрозы. И «вдруг» — иррациональное стремление США видеть нашу страну в числе врагов, что можно объяснить только одним: патологической неспособностью США к равноправному партнерству.

 

Такое ощущение, что при Обаме США намеренно перегнули палку в тех вопросах, которые являются для России не просто чувствительными (как, к примеру, расширение НАТО на восток), но сверхчувствительными — как установка ПРО у российских границ, организация госпереворота на Украине и открытое осуществление подрывной деятельности уже внутри самой России путем финансирования оппозиции и антиправительственных «неправительственных» организаций (НПО).

 

Дело дошло до того, что администрация Обамы ввела в отношении Москвы экономические санкции и объявила Россию одним из трех главных угроз миру — наряду с вирусом Эбола и Исламским государством, фактически переведя Россию в разряд главного врага и пополнив ею все более многочисленный лагерь своих противников.

 

Объективно геополитические противники США сегодня — это Китай и Индия, Бразилия и Индонезия, Вьетнам и Иран. Это также целый ряд растущих азиатских, латиноамериканских и даже — с учетом последних событий — европейских стран, включая оказавшуюся на грани серьезного внутриполитического кризиса (по вине США) Германию. Но администрация Обамы, судя по всему, видит мир иначе.

 

Включив Россию в число друзей, США вполне могли бы завершить формирование нового мирового порядка с центром в Вашингтоне. Но записав её во враги, Госдеп изменил расстановку сил в мире, посеяв сомнения в жизнеспособности предлагаемой им схемы мироустройства даже среди союзников.

 

«Самая большая неприятность для Америки заключается в том, что у страны сложились напряженные отношения со всеми остальными членами мирового сообщества», — заявил на днях американский бизнес-магнат и кандидат в президенты США Дональд Трамп.

 

Разумеется, в американском истэблишменте (в основном среди республиканцев) имеются люди, осознающие профнепригодность Обамы и тот факт, что удержать мировую гегемонию можно только через получение в свое распоряжение палочки-выручалочки, какой, похоже, и видится новое супероружие. Вот почему взоры некоторых американских политиков вновь устремились в Россию, с которой нужно не ссориться, а «дружить»,… дабы, в очередной раз усыпив бдительность российских элит лестью и обещаниями, выудить из этой страны критически важные технологии.

 

Россия получает от США сигналы о возобновлении отношений, заявил на прошлой неделе глава МИД РФ Сергей Лавров.

 

Не сомневаюсь, что это сигналы от той части республиканцев, которая, в отличие от демократов и республиканской галерки во главе с Маккейном, еще не утратила стратегического мышления.

 

Владимир Лепехин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1