Евгений Бень: Русофобия как травля XXI века

   Дата публикации: 03 сентября 2015, 14:56

 

О заявлении Петра Порошенко относительно определения Российской Федерации военным противником Украины и последствиях этого заявления, а также о том, откуда в XXI веке воспылали русофобские настроения во всем мире и многом другом, беседуем с нашим постоянным экспертом, публицистом и политологом Евгением Бенем.

 

Русофобия как травля XXI века

 

— Евгений Моисеевич! В последнее время понятие «русофобия» стало чуть ли не модным. Особенно это связано с последними событиями на Украине… В среду вот Порошенко принял военную доктрину против России, в которой призвал весь мир к войне с нами… Откуда это и когда в современном понимании началось?

 

— Украина, а также Евросоюз, стимулируемые Соединенными Штатами, ведут антироссийскую пропаганду. Главное острие направлено против России как государства, против сегодняшней российской власти и лично против Путина. Но понятие русофобии, которое было популярно у отдельных идеологов в 1980-е – оно тогда представлялось больше умозрительным. Но в десятых годах XXI века русофобия встала в полный рост.

 

Как я понимаю в связи этим понятием вчерашнее выступление Порошенко… Он, призывая весь свободный мир выступить против России, делает это в год 70-летия Победы в ВОВ. А это значит, что российский народ должен, по его мнению, вновь претерпеть какие-то страшные лишения. Будем называть вещи своими именами – это усиление санкций, экономическое давление…

 

По кому это больше всего бьет? Конечно, по российскому народу. Это просто святотатственно – говорить так, чтобы весь мир ополчился против России, против народа, который на своих плечах вынес Великую Отечественную войну. По русскому народу, который потерял более 18 млн. человек, в том числе и мирного населения. Это сопоставимо только с потерями еврейского народа.

 

Сказать, что победа в ВОВ достигнута усилиями РККА и УПА – повстанческой армией Украины — это удар ниже пояса и самая настоящая русофобия. Мы знаем, кто такие УПА и им подобные организации украинских националистов. Это упыри, которые зверствовали на территории Украины и унесли сотни тысяч жизней людей. Как можно сопоставлять их с Красной Армией, которая спасла мир от гитлеровской чумы? Это — явное проявление русофобии и плевок в сторону русского и российского человека.

 

— Историки считают, что русофобия как направление в идеологии возникло в XVI веке. Это было связано с экспансионистской политикой Польши, стремившейся подчинить земли на Востоке. Русофобия у США, а, следовательно, у Европы — звенья одной цепи? Стремление подчинить земли на Востоке?

 

— Я бы не стал связывать эпоху Ивана Грозного и близкое к ней время с сегодняшним днем. И смотрел бы не в XVI век, а в принципе в историческую глубину формирования российского народа. Русский народ — восточно-христианский народ. Очень много почерпнуто российскими народом, русским православием и нашим культурным менталитетом из византийских традиций.

 

Россия лежит на перепутье дорог — между Востоком и Западом, между Севером и Югом. И не только географически, но и даже климатически. Такое отдельное положение. Россия — не внутри Европы и не внутри исламского востока, и, тем более, никак не внутри китайской конфуцианской традиции. Все веками шло собственным чередом.

 

В конце 1980-х, а особенно в девяностые годы у США и Европы сложилось такое глобальное заблуждение, что Россия смогла вписаться в европейский мир, поэтому должна быть его сырьевым придатком. То есть Россия воспринималась как часть Европы и ельцинское руководство давало повод воспринимать ее в качестве придатка, кормящего ресурсами.

 

Это, безусловно, породило на Западе грандиозную иллюзию, что медведь вдруг стал дрессированным и стал частью зоопарка… На самом деле раненый медведь поправился и начал жить своей обновленной биологической жизнью. А естественная российская жизнь отличается от западно-европейской, тем более — от американской А они этого понять не способны. Для них чужды понятия Русского мира, Русской идеи. Они меряют их своим аршином по своему обывательскому представлению. А раз так, то это уже изначально несет признаки предвзятости, превосходства и национального небрежения.

 

Наша страна создавалась веками. Здесь сформировался уникальный национальный сплав с очень специфическим русским языком, а не искусственный плавильный котел, выплавляющий какую-то непредсказуемую общность людей.  Будем говорить прямо – у кого-то это вызывает сильное раздражение и непонимание самого явления — универсального специфического языка с совершенно уникальной многозначностью. Это язык, когда один и тот же предмет может называться с помощью разных слов с множеством тончайших оттенков. Хотя у нас язык европейский, но для Европы он совсем другой. Этот литературный язык оказал огромное влияние на русский разговорный язык в XIX и в XX веках.

 

Как часто сложно человеку, который родился с русским языком, освоить другой европейский язык, так и европейцам очень сложно войти в настоящее понимание русского языка. Это создает преграды, а значит может вызывать отталкивание от непонимания.Ведь язык очень влияет на сам образ мышления.

 

 — Но ведь в их понимании существуют два таких основополагающих понятия — «мультикультурализм» и «толерантность»… Это все некая дипломатическая форма или попросту слова?

 

— Как вы совершенно правильно заметили, понятия «мультикультурализм» и «толерантность» получили развитие в Европе во второй половине XX века. Это случилось после такого страшного заболевания как германский национал-социализм. Людей, которые принадлежали другим народам, просто сжигали в печке. Поэтому нужны были некие «медицинские инструменты» — для излечения — например, «мультикультурализм» и «толерантность».

 

Но… Эти понятия были и у нас в 1990-е… И, что характерно, они появились, когда после развала Советского Союза в России были межэтнические столкновения. Но именно эти понятия в России не прижились. Но у нас проявилось другое. Естественные представления о терпимости. Терпимости межнациональной и межрелигиозной. И уровень этой терпимости в теперешней России очень высок. Он больше чем в Европе. И Россия времен Путина является, может быть, среди последних на свете пространств  межнациональности и межрелигиозной терпимости.

 

В последние 10 лет Европа в связи с притоком беженцев реально пребывает в межэтнических противоречиях. В том числе и в межгосударственных. Это связано с тем, что она взяла на себя ответственность за беженцев в таком количестве в русле идей глобализации.

 

А в России, может быть, впервые за всю историю, сейчас фактически ушли из обихода проявления национальной нетерпимости. Возник совершенно новый критерий: кто владеет русским языком, тот россиянин. Это уникальная ситуация.

 

— Евгений Моисеевич, так получается с этими беженцами Европа сама себя высекла, руководствуясь принципами той же демократии и давлением США, которые, собственно, и были инициаторами разрушения стран, откуда бегут люди?

 

— Тут два очень четких аспекта. Первый касается беженцев из Ирака, Ливии и Сирии. Огромной процент беженцев именно из Сирии. Именно США инициировали деятельность суннитских группировок против правительства Асада. И последствием формирования этих группировок, изначально инициированных политикой Вашингтона, стало создание ИГИЛ. К сожалению, мало, кто в Европе это понимает.

 

Второй аспект. Это — «что посеешь, то пожнешь». Европа посеяла шенгенскую зону, ценности глобализации, принцип «Европа без границ». В результате у лидеров Европы возникли противоречия по поводу беженцев. Недавно министр МВД Германии заявил, что если так дальше будет продолжаться, то Германия выйдет из шенгенского соглашения. А немцы были инициатором шенгенской зоны. То есть теперь проект «Европа без границ» под реальной угрозой, что, кстати, вполне может соответствовать естественному духу времени.

 

— Сегодня случайно прочитал русофобскую статью бывшего вице-президента США Дика Чейни в «The Wall Street Journal«. Суть сводится к тому, что США хорошо относились к России, но она не пошла к нам на встречу и вообще отбилась от рук, поэтому ее нужно проучить. Ну и в таком духе. Непонятно, зачем Штатам дразнить русских? Ведь история не раз доказывала, что мало никому не покажется?

 

— Я тоже читал эту статью, она очень характерна. Они нагнетают старости, чтобы оправдаться перед своим и населением Европы – почему расширяются санкции, почему идет противостояние. А оно выгодно, прежде всего, военно-промышленному комплексу США. И эти плоды дают свои всходы среди населения.

 

Мне приходится общаться по телефону с людьми в США, которые уехали туда в 70-е – 80-е годы. Часть из них совсем не понимает, что здесь происходит. И спрашивает: когда же, наконец, в России соберутся и расправятся с первыми лицами государства? Я отвечаю, что здесь некому для этого собираться и незачем. Это полный абсурд. Здесь совершенно другие настроения. Вот насколько там идет пропаганда! Она гротескна и дает совершенно жуткие всходы. То есть там находятся в полном заблуждении по поводу происходящего в России.

 

— То есть, США понимают, что они не собираются воевать с Россией потому, что это бессмысленно, в виду взаимного уничтожения, а расчет идет на то, что элиты поднимутся…

 

— Совершенно верно. И, более того, идет кампания по дезинформации населения о том, что Россия это нечто вроде Ирака, Ливии или вообще банановых африканских стран, где управляют какие-то деспоты, диктаторы и самодуры. Их можно в одночасье сменить. Это — такая глубоко русофобская идеологема, которая говорит о глубоком непонимании российского менталитета. Россия отнюдь не банановая страна и не страна исламской диктатуры. От этого непонимания образуется ниша для русофобии. Но подавляющее большинство населения там вне политики, поэтому такие люди, к счастью, чужды русофобии.

 

— В таком случае вопрос: существуют ли методы противоборства русофобии или ее распространение может привести только к очередной войне с Россией?

 

— Большой войны точно не будет. Никто не хочет ядерного суицида. Российский народ и наша страна становятся гонимыми в нынешних условиях. Это историческая судьба народа. И мы знаем и из истории, и из Библии, что гонимый народ с многовековой традицией гонениями укрепляется. И тем сложнее будет антироссийским силам противостоять российскому государству и российскому народу.

 

Подготовил Вячеслав Бочкарёв, «Журналистская правда»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1