Как создавалось украинство. Александр Носович

Дата публикации: 01 Сентябрь 2015, 16:58

 

Украинский национализм возник не на Майдане и даже не в Украинской повстанческой армии. Истоки этого явления — в украинофильском движении XIX века, которому оказала решающую поддержку Австрийская империя, превратившая принадлежащую ей Галичину в «украинский Пьемонт». Поддержка украинского движения извне была нужна для ослабления России путем искусственного выделения из русского народа жителей южнорусских губерний и создания нового, враждебного русским этноса — украинцы. Поэтому украинский национализм поддерживался на Западе сто лет назад, поэтому поддерживается и сейчас.

 

Как создавалось украинство

 

«Письменник Дмитро Донцов в речи на львовском студенческом съезде в июне этого года, призывая украинское студенчество поддерживать политический сепаратизм на Украине, высказывает горячее пожелание, чтобы «в великих движениях польского и мирового значения польское и украинское знамя шли вместе»», — писал в 1914 году в Киеве российский ученый Сергей Щеголев. — В брошюре, выпущенной нынешней весной, г. Донцов доказывает, что для подрастающего поколения малорусской интеллигенции (в России) некоторые произведения Мицкевича лучше пригодились бы, чем, например, «Полтава» или «Клеветникам России» Пушкина».

 

Дмитрий Донцов в 1926 году выпустит главную книгу своей жизни — «Национализм», в которой будут прописаны все ключевые основы украинского интегрального национализма, проще говоря — украинского нацизма.

 

Украинская нация — превыше всего, борьба с поработителями за создание независимого украинского государства — высшая цель в жизни каждого сознательного украинца.

 

Под «поработителями» понимаются исключительно «москали», империя которых является наследницей Золотой Орды, а сами они представляют собой смесь монголо-татар с финно-уграми, в которых ничего не осталось от восточных славян. Тогда как украинцы — это самые чистокровные славяне, а граница между цивилизованной Европой и азиатской степью проходит как раз по восточным границам Украины.

 

Книга Донцова стала идеологической основой движения украинских националистов. Сам Донцов был штатным идеологом ОУН — Организации украинских националистов, возглавлявшейся Евгением Коновальцем, Андреем Мельником и Степаном Бандерой. В годы Второй мировой на базе ОУН была создана УПА, в борьбе за украинское национальное государство отметившаяся сотрудничеством с гитлеровцами, истреблением русских, евреев, поляков. Сегодня боевики УПА почитаются украинской властью героями, а расистские идеи Донцова о «чистокровных украинцах» и «финно-монголо-кацапах» находят самый широкий отклик в украинском обществе.

 

При этом радикальный украинский национализм начался не с УПА, не с Бандеры и Мельника и не с книги Донцова — этот проект развивался еще до Первой мировой войны в австро-венгерской Галичине.

 

Доказательством тому — книги забытого ныне ученого Сергея Щеголева. Внештатный чиновник по особым поручениям при киевском губернаторе, Щеголев занимался изучением «украинского вопроса», под которым в Российской империи начала ХХ века понимались сепаратистские тенденции в малороссийских губерниях. Этой проблеме посвящены две книги Щеголева: «Украинское движение как современный этап южнорусского сепаратизма» 1912 года и «Современное украинство, его происхождение, рост и задачи». В этих книгах Щеголев обращается в первую очередь к австрийским источникам, к которым он в качестве цензора имел доступ. Эти источники доказывают, что возникновение так называемого украинского движения было связано со страхом Австро-Венгрии перед пророссийскими настроениями на Львовщине. Отсюда — навязывание идеи украинцев как особого народа, не имеющего ничего общего с русскими, проводившееся на отошедших к Австро-Венгрии землях Киевской Руси.

 

Это было именно административное навязывание: Сергей Щеголев цитирует внутриведомственные документы, приказывающие госслужащим вместо общепринятых в течение столетий рутенов или русинов внедрять в речь новое слово — украинцы.

 

«Австрийское правительство надеется путем искусственного подъема украинского движения в Галиции вызвать и в южной России национальный украинский сепаратизм и создать там в случае надобности даже революционные осложнения», — цитирует Сергей Щеголев телеграмму из Вены львовскому униатскому митрополиту Андрею Шептицкому.

 

«Блистательная Вена» стимулировала финансово и административно деятельность таких активистов украинского национального движения, как Дмитрий Донцов, чтобы накануне большой войны расколоть русский народ надвое. Австрийские власти были тактическими союзниками украинской национальной интеллигенции, которая рассчитывала в три этапа добиться автономии от Санкт-Петербурга: сперва культурной автономии южнорусских губерний, в которых планировалось дать официальный статус новому искусственному языку, созданному из местных диалектов; затем — экономической автономии с правом оставлять налоги на местах; наконец, политической автономии от Российской империи. Это была доктрина старшего поколения украинофилов, к которому относились поэт Тарас Шевченко, историк Николай Костомаров, этнограф Пантелеймон Кулиш (Кирилло-Мефодиевское братство). Младшее поколение, к которому относятся современники Щеголева Михаил Грушевский, Дмитрий Донцов и Евгений Коновалец, потребует уже создание независимого украинского государства. Украина — понад все!

 

При этом еще в «Современном украинстве» (1914 г.) доказывается, что украинское сепаратистское движение в России является маргинальным, более того — нелепым. Автором приводятся примеры: на фольклорном празднике в Харькове активисты украинского движения в узорчатых рубахах не могли сформулировать свою мысль на украинском языке и переходили на русский. Хуторяне на Полтавщине не могли понять «будителей народного духа», обращающихся к ним на «ридной мове», и интересовались, на каком языке те разговаривают.

 

Украинство смогло выжить и оформиться в мощное политическое движение, потому что в нем была заинтересована Австро-Венгрия. Поэтому не Киев, а именно Галичина стала «украинским Пьемонтом», коим и является по сей день.

 

Это обстоятельство подчеркивает не только Сергей Щеголев, но и современные западные авторы. «Если бы Российская империя получила Восточную Галицию после Венского Конгресса или даже оккупировала её в 1878 году в ходе Балканского кризиса, украинская игра была бы закончена не только в Галиции, но и в надднепрянской Украине», — пишет американский историк украинского происхождения Джон-Пол Химка.

 

В этой заинтересованности в украинском национализме внешнего центра — самая яркая аналогия с сегодняшним днем. Ведь сегодняшний украинский национализм тоже жалок и нелеп: выходцы из Днепропетровска в Верховной Раде, которые не в состоянии изложить свою мысль украинскою мовою, а потому переходят на русский; гражданские активисты в вышиванках, которые бегут от повестки на фронт в Россию и Беларусь. Но, несмотря на все это, идейные наследники Донцова, Бандеры и Шухевича вот уже полтора года с трудом, но держатся во власти. Потому что их идеология исключительно враждебна по отношению к России, и поэтому в ней снова заинтересованы западные внешние игроки.

 

Сто лет прошло — ничего не изменилось.

 

Александр Носович

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Ukraine_e49


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1