Евросоюзу предложили перейти к шантажу стран Балтии по вопросу беженцев. Александр Шамшиев

   Дата публикации: 01 сентября 2015, 17:08

 

В попытке навязывать свою волю странам Балтии Евросоюз переходит от прямых указаний к новой тактике — дипломатическому шантажу и торговле «услуга за услугу». Политики намекают, что если Прибалтика не проявит должного рвения в приеме беженцев, Европа может пересмотреть принцип солидарности и отказаться помогать в будущем.

 

Евросоюзу предложили перейти к шантажу стран Балтии по вопросу беженцев

 

Основной наплыв беженцев в Прибалтику ожидается зимой–осенью. Тем временем видный европейский политик Карл Бильдт, бывший премьер и экс-глава МИД Швеции, решил дополнительно мотивировать Вильнюс, Ригу и Таллин радушнее встретить чужаков с Ближнего Востока и Африки. «Полагаю, мы должны быть готовы поделиться бременем. Страны Балтии должны понять, что в будущем могут сложиться ситуации, когда им придется просить страны Южной Европы о солидарности, тогда им могут напомнить, как они реагировали на положение в нынешние дни», — заявил Бильдт в недавнем интервью. Основания заниматься политпросветом балтийских союзников у европейцев действительно есть. Ожидание приезда 150-250 человек стало большим стрессом для маленьких республик, превратилось в настоящий триллер, за которым с замиранием сердца следит большинство населения. Правительства и парламенты вовсю обсуждают запрет мусульманской одежды, пока МВД и муниципалитеты лихорадочно ищут способ равномерно «размазать» прибывших беженцев по территории государств.

 

Бильдт – совсем не рядовой европейский политик. Долгое время, будучи неофициальным куратором программы «Восточное партнерство», он артикулировал и выражал доминирующие взгляды Евросоюза на внешнюю политику на восточном фронте, такие важные направления, как евроинтеграция и политика добрососедства. Много внимания он уделял самой Прибалтике, сейчас – Украине. Несмотря на то, что Бильдт не занимает теперь столь высоких постов, он имеет возможность активнее и откровеннее озвучить то, о чем думают в ЕС.

 

Во-первых, по вопросу беженцев Брюссель больше не интересует классическая аргументация балтийских республик, будь то недостаточная развитость инфраструктуры либо курс на яростную борьбу за национальную идентичность. Не считаются существенными препятствиями и объективные нюансы Прибалтики – экономические трудности и стремительная убыль населения. Во-вторых, от апелляций к высоким материям вроде гуманизма и благородной миссии по спасению бедных арабов с африканцами Бильдт переходит на меркантильный язык.

 

Успехи по приему и обустройству беженцев отныне напрямую увязываются с любыми другими кризисами и проблемами, которые могут постигнуть Прибалтику в будущем.

 

Реакция Европы в таком случае впредь будет зависеть от того, насколько лояльно Литва, Латвия и Эстония разберутся с беженцами. Справятся с задачей – ЕС придет на помощь, припомнив их былые заслуги. Окажутся нерасторопными или начнут упираться – Европа затаил обиду, и солидарности по иным вопросам можно не ждать. Именно такую модель взаимоотношений «ты — мне, я — тебе» Прибалтике предлагает Бильдт. И именно она как раз может, наконец, возыметь эффект.

 

«Испугай человека — и он послушно пойдет за тобой куда угодно. И если у политического бомонда стран Балтии отнять возможность говорить «да, времена нынче трудные, зато смотрите, как умело мы выстроили систему безопасности — все наши союзники в любой момент готовы за нас хоть в пекло», рухнет поддержка электората, — отмечает депутат эстонского парламента Михаил Стальнухин. — Карл Бильдт шантажирует балтийских политиков и делает это со знанием дела, с глубоким пониманием их психологии. Можно не сомневаться, что страны Балтии примут и первых беженцев, и многие тысячи последующих.

 

Хотя бы потому, что недовольства старших партнеров по ЕС и НАТО наши политики боятся гораздо больше, чем потери национальной идентичности, самобытности и культуры».

 

Кризис с беженцами, массово пересекающими Средиземное море, стал испытанием не только для возможностей и институтов ЕС, но и для идеологии общеевропейского пространства. Принцип европейской солидарности был краеугольным камнем Европейского союза с момента создания его первых очертаний. В известной декларации Шумана 1950 года указывалось, что лишь сплоченные, солидарные действия способны покончить с «вечным» противостоянием Германии и Франции. Принцип солидарности прочно вошел Лиссабонский договор. Статья 222 гласит, что члены ЕС будут действовать совместно, исходя из духа солидарности, если одна из стран падет жертвой террористического акта, стихийного и техногенного бедствия. Пресловутым «духом солидарности» пронизан буквально каждый документ ЕС. А уж о важности европейской солидарности по Украине в ЕС не говорит только ленивый. Причем, идейная солидарность в украинском вопросе ставится значительно выше, нежели аргументы экономического характера.

 

Вместе с тем, призывая добиться солидарного решения кризиса с беженцами, Еврокомиссия предложила ввести систему квот для каждой страны. Воспротивилась не только Прибалтика, но и такие крупные игроки, как Британия, поэтому от ввода жестких квот пришлось отказаться. Они стали добровольными. Проблему это не решает, поэтому в ЕС обкатывают новые методы стимулирования, чтобы не мытьем, так катаньем заставить упорствующих членов впрягаться в общую повозку. Происходит отход от безусловной солидарности. Летом Германия заявила, что особого отношения заслуживают отнюдь не те, кто больше всех страдают от кризиса с беженцами, а те, кто прилагают наибольшие усилия для его разрешения. И предъявила свою статистику предоставления убежища.

 

Сейчас эта обновленная «бартерная солидарность» докатывается до Прибалтики. Литве, Латвии и Эстонии мягко говорят, если в будущем вместо Италии и Греции в беду попадут они, при определенных условиях им могут и не помочь, либо помочь половинчато. Будут вспоминать заслуги «по беженцам».

 

Это своеобразная «политика Санта-Клауса», который, согласно западной традиции, при раздаче подарков вспоминает, хорошо ли себя вел на протяжении года тот или иной ребенок. «Помогать надо всегда, не задумываясь над тем, помогут ли потом тебе. Такая своего рода торговля или тактика прагматизма столько малонравственна, сколько и бесперспективна, — рассуждает Игорь Пименов, член Сейма Латвии. — Принимать беженцев необходимо даже не только ради того, чтобы помочь этим людям, но и чтоб самим убедиться, что мы действительно солидарны друг с другом. С точки зрения долгосрочных интересов, любое государство хорошо понимает проверку, которую сейчас проходит Евросоюз. И хорошо понимает, что становиться государством, которое отказывается принимать участие в общеевропейской политике — это становиться государством-изгоем».

 

Становиться аутсайдером на поле ЕС Прибалтика, разумеется, не желает, поэтому вежливые наставления Карла Бильдта могут прозвучать убедительно. Ведь по такой логике европейская солидарность не может быть безвозмездной. Плохо отработают «по беженцам» — могут под благовидным предлогом, скажем, не дать Литве 50 миллионов евро на спасение молочной отрасли. Или не воспримут всерьез крестовый поход Эстонии против русских хакеров.

 

Александр Шамшиев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1