Великое переселение жертв демократии. Егор Холмогоров

Дата публикации: 31 Август 2015, 13:32

 

Крах Римской Империи начался с потока беженцев. Под ударами жестоких гуннов, так похожих на сегодняшний ИГИЛ, часть племени готов во главе с вождем Фритигерном в 376 году подошла к Дунаю и попросила могущественный Рим приютить их, взамен обещая охранять римские границы.

 

Великое переселение жертв демократии

 

Тысячи голодных отчаявшихся беженцев оказались на римском берегу в полном распоряжении имперских наместников, бывших не только ворюгами, но и кровопийцами. Готов унижали, грабили, принуждали платить за скверные съестные припасы сперва драгоценными вещами, потом – продажей в рабство собственных детей. В конечном счете готы взбунтовались и двинулись на Константинополь. В 378 году в сражении с ними пал император Валент. В 395 они разграбили в Греции Коринф и Спарту. А в 410 году перед готским вождем Аларихом пал Рим.

 

Между тогдашней Римской Империей и сегодняшним Евросоюзом есть, впрочем, серьезное различие. Рим не поддерживал гуннов, не бил готам в спину, не пытался произвести смену режима в готском королевстве между Днепром и Дунаем. Римляне платили по чужим счетам. Евросоюз платит по собственным.

 

Исход в Европу беженцев из Сирии и Ливана, изобилует душераздирающими картинами: вот люди пытаются перебраться через колючую проволоку, вот австрийские власти находят возле модного аутлета в Парндорфе рефрижератор с десятками тел задохнувшихся беженцев. Власти европейских стран, прежде всего Венгрии, по иронии судьбы считающей себя наследницей тех самых гуннов и Аттилы, лихорадочно строят современные подобия «Адрианова вала». Но только теперь он перекрывает ход не с севера на юг, а с юга на север.

 

Европейские лидеры готовы к решительному изменению миграционной политики, говорят о возможности прекращения действия Шенгенской зоны. При этом в их тоне много нерешительности, связанной с тем, что сегодняшние беженцы не похожи на недавних экономических мигрантов. До сих пор Европа сталкивалась преимущественно с экономической миграцией: люди, которым ничего особенного не угрожало дома, стремились переселиться от бедности в богатство, из полуварварства в цивилизацию, хотели своих крох с пышных столов Золотого Миллиарда.

 

Отношение к этим экономическим мигрантам было понятным – как к нахлебникам, которых может быть и жалко за то, что им не повезло родиться не в той стране, но которые представляют системную угрозу благополучию и культурной идентичности тех государств, куда приезжают, о чем жестко и саркастично написал в своей блестящей книге «Германия. Самоликвидация» Тило Саррацин.

 

Сегодняшние беженцы – это выходцы из до недавнего времени сравнительно благополучно живших стран Ближнего Востока и Северной Африки, страны которых были уничтожены инициированной США и горячо поддержанной европейскими лидерами «арабской весной». Европа имеет дело с плодом собственных рук и собственной глупости. Не было никакого резона развязывать вендетту против Саддама и разносить на части Ирак, освобождая место будущей ИГИЛ. Не было никакого резона порождать сам ИГИЛ под видом «сирийской оппозиции». Не было никакого смысла предавать мучительной смерти Каддафи, поддерживавшего неплохой уровень жизни в Ливии и контролировавшего свои границы.

 

Весь поток беженцев, плывущих из Ливии в Италию и пробирающихся через Турцию и Грецию в Венгрию и затем в Германию – люди, в чьих проблемах непосредственно виноваты Саркози, Олланд и Меркель. Вместе с Обамой. Начатая США и ЕС «деконструкция авторитарных режимов» на Ближнем Востоке, не дала ничего, кроме краха того сравнительно скромного благополучия, которое, однако, держало жителей этих стран на местах. Там, где «авторитаризму» удалось отбиться, как в Египте при маршале Сиси, никакого исхода беженцев не наблюдается.

 

В этих условиях затруднительно придерживаться распространенной в России и среди европейских правых негативной оценки миграции в Европу. Мы привыкли за последнее десятилетие воспринимать Европу как курорт, в котором хотелось бы как можно меньше сходства с тем явлением нашей жизни, которое презрительно именуют «Москвабадом». Не было, наверное, более распространенной темы разговоров среди русских заграницей, чем бурчание, что в Европе всё прекрасно, но мигрантов слишком много.

 

Не говоря о том, что после украинской аферы США и ЕС с темой «курорта» надолго покончено, многие воспринимают происходящее с Европой скорее по принципу «у соседа корова сдохла», то есть в высшей степени желательно, чтобы Евросоюз почувствовал на собственной шкуре дела рук своих. Может быть, столкнувшись с необходимостью принять миллионы беженцев, народы и правительства Европы осознают, что не стоит вламываться в чужой дом, неся «мир и демократию», и неплохо хотя бы немного просчитывать последствия своих действий.

 

Степень неадекватности западного подхода в начале ближневосточной авантюры можно проиллюстрировать цитатой из книги американской журналистки Сильвии Назар «Путь к великой цели». В 2011 году она завершила книгу на такой патетической ноте: «Люди вышедшие на улицы в Тунисе, в Сирии и в других странах Ближнего Востока в 2011 году, — это последнее по времени движение граждан, которые увидели экономическое будущее, характеризующееся ростом, стабильностью и благоприятным бизнес-климатом. Стоит лишь представить себе такое будущее, и возврат к кошмару прошлого будет всё менее вероятным, вплоть до невозможного».

 

Рост руин, стабильность казней через отрезание голов, благоприятный бизнес-климат на рынке секс-рабынь и в самом деле впечатляют. Впрочем, Назар легко говорить: США отделены от потоков беженцев океаном. Но о чем думали европейские политики, носившиеся с бензиновой канистрой по собственному ближнему двору, остается только догадываться. В любом случае, такое безмыслие должно иметь последствия и быть наказано.

 

Евросоюз часто обвиняет Россию в агрессивном поведении в отношении Украины. Но давайте посмотрим, кто платит по счетам? Разве не Россия приняла 3 миллиона временных переселенцев с Украины, гарантировала им выживание, защиту от «могилизации» в ВСУ, возможность получения российского гражданства? Ничего подобного Германия, бросив факел в Украину, для неё не сделала, как не сделала пока ничего и для Сирии.

 

Кто-то скажет, что украинцы в России и сирийцы в Германии и Франции – это не одно и то же, мол, культурная дистанция несравнимая. Простите, что это за расизм? Как в теории, так толерантность, а как на практике – обо всём забыли? Не говоря уже о том, что сирийцы одна из древних наций, наряду с греками, римлянами и египтянами составлявшая основу античной цивилизации. Принимая десятилетиями выходцев из Турции и со всего арабского и африканского мира и закрываясь перед беженцами – жертвами западной «демократизационной» авантюры, Европа проявила бы, конечно, крайнюю степень цинизма и бесчеловечности.

 

Егор Холмогоров

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Bezhency_48-4_prewu


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1