«Онажедеть!» Ева Меркурьева

   Дата публикации: 31 августа 2015, 16:57

 

Снова история из жизни. Готовьте носовые платки. Нет, лучше простыни и ведра для слез. И валерьянку. И барбовал. Рыдать придется много, но долго.

Тетя Галя пишет. Ее невестка в беде. Юная. Скромная. Тихая. Милая. Мечта любого парня. И сына тети Гали тоже. Вот-вот свадьба-свадьба, кольца-кольца. Она вся в белом – чудесная девочка…

Мимимимишечка, в общем.

 

Мимимимишечка, в общем

 

«Еще в апреле мой сын радостно известил меня о своей женитьбе на необыкновенной девочке, умнице, раскрасавице. При первой и единственной встрече девочка пленила меня скромностью и каким-то интеллигентным шармом. Я искренне радовалась за счастливых влюбленных детей» – признается тетя Галя.

 

Мимимимишечка, в общем

 

Но вдруг все изменилось. Мгновенно. В одночасье. Тете Гале позвонил с фронта рыдающий сын и сообщил, что его любимой светит пожизненное заключение. Да. Так бывает. Судьба жестока. Хрупкая девушка-одуванчик, которая мухи с виду не обидит, будет коротать век за решеткой.

 

Вы еще не рыдаете? А зря.

 

Потенциальную невестку тети Гали обвиняют в жестоком убийстве. Вот так, не разобравшись. Рубанули шашкой по судьбе. Разрушили девичье счастье и надежды на свадьбу-свадьбу, кольца-кольца…

 

А ведь во время убийства милая блондинка была совсем не там. Она была совсем в другом месте, пишет тетя Галя.

 

Она рыдает. Сын рыдает. Соседи тети Гали рыдают. А вы еще таки не рыдаете?

 

Суровые и безжалостные следователи должны рыть землю и раскопать, где находилось прекрасное юное создание во время убийства. Может быть, в родной Виннице, где девушка любила тихо ходить по офисам и вежливо просить местных предпринимателей не поддерживать российского агрессора. А возможно, на Донбассе, под Широкино, где она училась метко стрелять по домикам злых сепаратистов. Все знают, что девушка часто плакала, когда добрые друзья не брали ее с собой «убивать сепаров». Скромная и обаятельная, она не убивала мух. Ее страстью были «сепары». Но «убивать сепаров» – это высшее проявление патриотизма, разве не так?

 

Мимимимишечка, в общем

 

Грохот. Это рухнули патриотические идеалы тети Гали. Чуть не пришибли ее саму. Тетя Галя больше не знает, как жить. Ее сын в шоке. Он думал – свадьба-свадьба, кольца-кольца. А теперь жизнь молодого патриота разбита. Невеста – за решеткой. Может быть, навсегда. «И молодая не узнает, какой у парня был конец», как говорится. В самом прямом смысле.

 

Тетя Галя жалуется – ее накрыло. Она знать не знала и ведать не ведала, что сын уже почти год, как на фронте. Айдарит. Такой милый воспитанный мальчик. Он тоже не обижает мух. Но «убивать сепаров» – это ведь не преступление, а геройство.

 

Целый год чудесный парень на донецких фронтах, а мама не в курсе.

 

«Он скрывал это, таким образом щадя, оберегая меня. Вита – девочка, скромняга, умничка… И вдруг – террористка, бендерша, глава организованной преступной группировки, почти маньяк-убийца… Я брежу, кошмарный сон или что это?» – волает тетя Галя.

 

Ах, как мило она стреляла по домикам! Какая же она террористка? Девочка просто развлекалась. Невинное удовольствие – стрелять по поселочкам.

 

«Онижедети!» – взывает «онажемать». И ругает обывателей, которые не разглядели девочки-мимимишки, а сразу поверили в девочку-фашистку. А ведь это за них она скакала на майдане и ради них пошла на фронт – убивать злых «сепаров». А обыватель, гад, теперь отворачивается, кривит морду и плюется. Обыватель, сетует тетя Галя, «готов девочку распять за её подростковую радикальную активность в соцсетях». Мало ли что напишет ребенок! Мало ли, где он поскачет! Мало ли кого сожжет или убьет!

 

Что с того, что юная патриотка скромно написала у себя в ленте по поводу 2 мая: «Я помню. Я горжусь»? Шалость, не больше. Да и не знает тетя Галя, что там было 2 мая – дети ей не говорили, берегли, щадили. Не хотели волновать.

 

«Онижедети!» – рыдает «онажемать».

 

Призывает спасти Виту. Виту Заверуху. Виту-Витамину. Ту самую. По причине того, что «онажедеть». Стеснительный милый ребенок.

 

Сам ребенок на суде заявил, что «место детям в школе, а не в тюрьме». Такая себе пусечка в очочках. Образ умняшки-скромняшки, разрывающий все фибры души тети Гали.

 

«Онижедети!» – кричит из-под рухнувших патриотических идеалов тетя Галя.

 

Ей так хотелось «онижевнуков». Маленьких потешных фашистиков, которые любят «убивать сепаров».

 

Ева Меркурьева

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1