Двойное дно евроинтеграции Украины. Михаил Мищишин

   Дата публикации: 27 августа 2015, 12:06

 

Украинский футбольный клуб «Заря» просит своих болельщиков не ехать в Польшу на ответный матч Лиги Европы с варшавской «Легией», который состоится, сегодня, 27 августа в Варшаве. Об этом говорится в обращении клуба.

 

Столкновения украинских и польских футбольных фанатов

 

Футбольный клуб «Заря» не рекомендует своим болельщикам посещать матч «Легия» — «Заря», — говорится в заявлении. Клуб обратился к своим фанам после, как минимум, трех драк в Киеве и Львове, случившихся накануне и в день матча 20 августа, когда «стенка на стенку» сошлись десятки украинских и польских болельщиков.

 

 

Кулачное право родом с Майдана

 

Что это было? Заурядное столкновение футбольных фанатов? Или первые ласточки грядущего противостояния украинцев и поляков? Ведь драка возникла из-за того, что польские болельщики сожгли украинский флаг и скандировали обидные для украинских националистов лозунги в отношении Степана Бандеры.

 

В Украине футбол сильно замешан на политике. И он не аполитичен, как принято считать. К примеру, владельцами сильнейших футбольных клубов являются олигархи, которые финансировали свержение Виктора Януковича. Да, кстати, а ведь именно «заурядные» футбольные «ультрас» в Украине выступили основной ударной силой Майдана! Причем, это были не болельщики с Галичины, а фанаты из восточных областей Украины: Харькова, Днепропетровска, Киева и даже Донецка, которые в борьбе за Украину оказались «святее Папы Римского». То есть, радикальнее традиционно националистически настроенных галичан.

 

Для того чтобы сделать аполитичных «ультрас» ярыми националистами, политики должны с ними работать. Так они и работают, судя по всему. Причем похоже, что с украинскими и польскими футбольными болельщиками активно работают националистические политики обеих стран. По крайней мере, поляки в Киеве оказались хорошо подготовленными к демонстрации национальной неприязни к украинцам. Ведь они приехали не только со слоганами и речевками про Львов и Бандеру, но и заранее заготовили и привезли с собой баннеры и растяжки.

 

Оказывается, поляки не забыли Волынскую резню, которые устроили украинские националисты, уничтожившие в 1943 году от 50 до 100 тысяч поляков, преимущественно на Волыни, входившей до 1939 года в состав Польши. 15 июля 2013 года Сейм Польши даже принял специальную резолюцию, посвящённую 70-летию «Волынского преступления» (такое название использовано в резолюции), где отмечается что преступления, совершённые ОУН и УПА, имели «организованный и массовый масштаб», что придало им «характер этнической чистки с признаками геноцида». Также в резолюции Сейма называется цифра погибших поляков в 1942—1945 гг. на территории Волыни и Восточной Галиции — около 100 тысяч человек.

 

Хотя такая резолюция не помешала политикам Польши принять активное участие в Майдане, где даже стояла палатка польских депутатов. Сообщившая СМИ в 2013 году об установке палатки депутат Сейма Малгожата Госевська тогда подчеркнула: это не вмешательство во внутренние дела Украины, а всего лишь поддержка украинцев в стремлении вступить в ЕС.

 

Интерес Польши к Украине, а точнее, к тому, чтобы влиять на внутреннюю и внешнюю политику Украины, вполне понятен. Начать хотя бы с того, что Ассоциация Украины с ЕС дает полякам возможность реституции — т. е. возврата собственности на территории Украины ее бывшим хозяевам-гражданам Польши. И, так как многие дома и земли на Западной Украине до 1939 года принадлежали полякам, все это украинцам придется вернуть в обмен на Ассоциацию и вступление в ЕС. Почему нет? Ведь аналогичная реституция уже состоялась в самой Польше и странах Прибалтики, ставших членами Европейского Союза.

 

 

У нас вопрос земельный

 

Конечно, прямо сейчас речи об этом не идет. Но, как только собственность на Западной Украине (и не только) будет возвращена ее бывшим владельцам, они, по сути, создадут обширный польский анклав на территории Галичины. Со своими зданиями, людьми, интересами, технологиями и предприятиями, которые будут де-факто являться польскими, а никак не украинскими. И это может стать новой причиной силового противостояния в Украине.

 

Дело в том, что вернуть полякам можно будет далеко не все. Что-то уже утрачено, что-то разрушено, дома, занятые учреждениями власти, по принятой в ЕС практике, возврату не подлежат. Несомненно, что во многих случаях, когда собственность уже невозможно вернуть, Украине придется выплачивать бывшим владельцам компенсацию. И, так как в казне нет денег на реституцию, рассчитываться с поляками Украина, скорее всего, будет своим единственным еще оставшимся ресурсом — землей.

 

И вот тут начинается самое интересное. Ведь киевские власти пообещали наградить участников антитеррористической операции (АТО) именно земельными участками. А большинство из них, особенно представители «Правого сектора» и добровольческих батальонов — ярые украинские националисты. Таким образом, между поляками и участниками АТО возникает конфликт интересов из-за земли. Нетрудно представить себе ситуацию, когда участник АТО будет претендовать на земельный участок, а земля по реституции уйдет кому-то из поляков. А ведь земля — это еще и предмет жесткого интереса со стороны украинских миллиардеров. Вот этот треугольник «поляки, украинские националисты-участники АТО и олигархи» и может стать каркасом нового острого социального и силового конфликта в Украине.

 

А еще имущественные споры с бывшими владельцами земли, зданий и предприятий на Галичине, которая до 1939 года входила в состав Польши — это конфликт интересов между корыстными устремлениями и желанием Польши создать новую Речь Посполитую из Польши, Украины и Прибалтики, да еще и с сохранением дружественных отношений между украинцами и поляками.

 

Хотя поляки сейчас несколько отодвинуты американцами и грузинами в плане влияния на ситуацию в Украине, никто не отменял амбиционных планов по созданию Балто-Черноморской дуги с главенствующей ролью Польши, более сильной и развитой, чем Украина. Таким образом, по мере продвижения в Европу украинским националистам придется разменять не нравящийся им российский диктат на польский. Вряд ли они так просто согласятся на это.

 

Отстаивая собственную независимость, бандеровцы традиционно боролись как с русскими, так и с поляками. В предвоенной Польше бандеровцы осуществили серию терактов, когда они убивали польских политиков. Самым громким из них оказалось убийство в 1934 министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого.

 

Как видим, что российский, что западный вектор для Украины — это сотрудничество с более развитыми государствами. А значит, роль подчиненного — или «младшего брата» в этом «совместном предприятии». Причем в том и другом случае придется простить давние обиды, как русским, так и полякам. Неважно, надуманные это обиды или реальные. И если даже прозападные галичане боролись за свою независимость от Польши с помощью терактов, можно себе представить, как будут относиться к подчиненной роли Украины в ЕС украинцы Востока, которые уже сейчас борются против этого с оружием в руках.

 

При всей заманчивости западного вектора развития для Украины, в нем оказывается не меньше подводных камней, подчас труднопреодолимых, чем на пути кооперации Украины с Россией, которую больше года усердно гробят киевские власти. Единственный плюс «европейского выбора» для украинцев — это перспектива безвизового въезда и возможности работы в ЕС. Но для тех, кто останется работать и жить в Украине, безвизовый режим никак не компенсирует рост европейских тарифов и цен при сохранении украинских зарплат.

 

А ведь есть еще территориальный интерес. И пример отхода Крыма к России заразителен не только для Донбасса. Такой пример может быть заразителен и для Варшавы, которая никогда не скрывала своего желания вернуть Львов. А, быть может, и Западную Украину в целом. Ведь, как известно, аппетит приходит во время еды.

 

А что может решить задачу захвата территории лучше, чем война? Поэтому для того, чтобы реализовать такой бизнес-план, Западу нужен не мир, а война в Украине. Причем война не только на Востоке, но и на Западе Украины. Иначе, без войны, Польша вряд ли сможет вернуть себе Львов, а Венгрия и Румыния — те части территории, что когда-то входили в их состав и где компактно проживают этнические венгры и румыны. Красивые фразы о «демократических ценностях» — это всего лишь красивый фасад. А история учит нас тому, что для государств-соседей грех не порвать на куски ослабевшую от внутренних распрей страну. И такой случай представляется раз в сто лет. Да и потомки им не простят подобного промедления.

 

Все это к тому, чтобы потом не получилось так, что рекламные «европейские стандарты жизни» обойдутся нам в неподъемную цену.

 

Михаил Мищишин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1