Аркадий Минаков: Европейцы не считают нас Европой, а азиаты не считают нас Азией

Дата публикации: 27 Август 2015, 12:31

Впечатления доктора исторических наук, профессора Воронежского госуниверситета Аркадия Минакова о Бердяевских чтениях, состоявшихся недавно на Дальнем Востоке.

 

Граница между Европой и Азией

 

Вернулся в Воронеж, налетал и наездил около 15 тыс. километров. Но оно того стоило. Бердяевский форум во Владивостоке носил совершенно особый характер, резко отличающий его от всех предыдущих. Тема «Россия и Азия» нуждается в глубочайшем осмыслении, подобном тому, которое проделал в свое время Николай Яковлевич Данилевский в отношении к Европе. Интеллектуальное напряжение, новизна, удивительное чувство всемирной солидарности и единомыслия (были представители Китая, Сингапура, Индии, Японии, Южной Кореи, Турции), все, что можно обозначить как роскошь интеллектуального общения, оказались потрясающими. Как и впечатления от Владивостока и дальневосточной природы, великого Тихого океана. Россия на Дальнем Востоке раскрывается как гигантский и в то же время единый особый мир. А на форуме, слушая выступления китайцев, японцев, корейцев и т.д, вступая в частные беседы, я остро сознавал, что Россия и в самом деле — особая цивилизация. Она ни Азия, ни Европа. Надо быть самими собой. Как всегда, была блестящая организация (со стороны Института социально-экономических и политических исследований, близкого к Кремлю).

 

 

О россиянском восточничестве

 

Открывая чтения во Владивостоке, Леонид Поляков, политолог и профессор Высшей школы экономики, говорил о том, что российское западничество, существующее уже несколько столетий, сейчас едва ли не подвергается общественному остракизму. Но, конечно, здесь явное преувеличение. Достаточно вспомнить, как только что был жестоко наказан нацбол, пытавшийся сорвать концерт Андрея Макаревича в Москве, ранее выступавшего с концертами перед украинскими карателями. Парню вместо 15 суток дали три года строгача, какой уж там к черту остракизм! Наоборот, можно говорить о мощном и агрессивном западническом лобби на всех уровнях, в том числе в судебной системе. Ну а далее Леонид Поляков продолжил, что Россия нуждается в условиях жесткой конфронтации с Западом в противовесе в виде русского восточничества. Леонид Владимирович, безусловно, имел в виду некое политическое, идеологическое, интеллектуальное течение, осмысляющее факт пробуждения и стремительного роста Азии. Соответственно, русская идентичность должна определяться через отношение к Востоку, к Азии. Разумеется, восточничество предполагает возможность как минимум заключения стратегического союза России, Китая и Индии против глобального Запада. Спору нет, многополярный мир — назревшая необходимость, но говорить о возможности его скорой реализации не приходится в силу оппортунизма и откровенной трусости азиатских меритократов.

 

А вот реальные восточники у нас есть, и, похоже, они довольно массовое явление. Пока летел на самолете во Владивосток, разговорился с молодой соседкой по салону, разговор был долгий, благо лететь от Москвы до Дальнего Востока надо более восьми часов. Она сама из Владивостока и, будучи специалистом по компьютерным технологиям, явно предпочитает Азию Европе. «Вы там, в центре России, все хотите на Запад, в США, Германию, Францию, Испанию, Англию и т.д., а мы здесь, наоборот, предпочитаем работать и жить в Японии, Южной Корее, в Таиланде, в Малайзии, во Вьетнаме, на худой конец в Китае». По ее словам, многие молодые люди на Дальнем Востоке специально учат восточные языки, чтобы осуществить свою голубую мечту. Наиболее престижные браки — с японцами и корейцами. Распространено такое явление: сдавать квартиры во Владивостоке, чтобы на часть вырученной суммы годами жить в куда более дешевых по стоимости жизни восточных странах, ничего не делая, жилье и еда там — по нашим меркам — грошовые. Когда я поинтересовался, не связывает ли она свою дальнейшую жизнь и работу с Россией, она искренне удивилась: «Да что вы?! Я до недавнего времени вообще мечтала о том, чтобы Россия легла под Японию, и только недавно поняла, что мы на Востоке никому не нужны» (позитивная динамика, однако!). Когда я спросил соседку, что ее привлекает в восточной культуре, она ответила, что китайские сериалы, которые позволяют совершенствовать знание языка.

 

Своя собственная история, русская культура для молодой восточницы явно не существуют, разве что в виде статей в гламурных журналах, во всяком случае они для нее сколько-нибудь обязывающими ценностями не являются. И что-то подсказывает мне, что такое восточничество — достаточно распространенное явление от Якутии и до Дальнего Востока. Ну, примерно столь же распространенное, как подобное же по качеству западничество к западу от Урала. Так что, боюсь, благородные обликом и сильные интеллектом новые Сыромятниковы, Ухтомские и евразийцы, буде они появятся, утонут, как муха в молоке, в восточнической швали.

 

 

Из услышанного во Владивостоке

 

  1. К корректировке наших представлений о Китае:

 

«Если вы зайдете на владивостокский китайский мясной рынок, то там есть, на что посмотреть. Первые ряды ничем не будут отличаться от тех, которые вы можете увидеть на любом аналогичном рынке России: говядина, свинина, баранина и т.д. Но пройдите немного подальше — и начнется экзотика: крысы, мыши, змеи, хомяки, кроты и т.д. Вероятно, не от хорошей жизни. Когда едешь по Китаю, то можно видеть огромные пространства буквально выжженной и опустошенной земли, на которой ничто уже не растет. Так что все идет в дело, из всего можно приготовить пищу».

 

  1. Из выступления на Бердяевских чтениях посла Сингапура:

 

«Вы, русские, слишком верите иностранцам: от Маркса до Джеффри Сакса».

 

  1. Из разговора с мудрым азиатом:

 

«Вы, русские, не знаете, что мы выходили из катастрофы 1945 года, используя существенные элементы вашего опыта плановой экономики. Пиетет перед достижениями Советского Союза сохранялся до 70-х годов, когда американское влияние вытеснило советское. То, что вы сейчас хотите заимствовать с Востока, — ваш собственный опыт, модифицированный применительно к местным азиатским условиям. Сейчас вас ненавидит до 80% японцев. Америка контролирует половину воздушного пространства Японии, без их разрешения туда не могут залетать японские самолеты. В результате школьной и медийной политики многие японцы считают, что Хиросима и Нагасаки — справедливое возмездие за Перл-Харбор. Неуступчивость по северным территориям объясняется не столько нашей самурайской этикой, сколько позицией США. Не будь США — мы бы давно пришли бы к компромиссному решению. Сейчас у вас нет никакой стратегии, вообще никакой. Вы могли бы, например, сделать ставку на собственные внутренние возможности, а они у вас колоссальные, сосредоточиться на точках роста, на том, что у вас уникально и получается лучше всех. И развивать их. Вы такого не делаете. Вы могли бы вкладывать средства в науку и образование, в ваших детей — вы и такого не делаете. Я видел городок Забайкальск на китайской границе, с деревянными домами, а по другую сторону границы — гигантский город Маньчжурия, с гигантскими небоскребами. Так вот, Маньчжурия вырос за ваш счет, из Забайкальска вывозят сырье, китайцы его перерабатывают и строят города-гиганты. Такое не значит, что у нас нет проблем. Представьте себе, что 40% нашей молодежи не хотят секса. Вообще. Он им не нужен. Они предпочитают виртуальную реальность. И мы не знаем, что делать. Так что у технического прогресса есть опаснейшие стороны».

 

 

Резюме

 

Интересно, не правда ли? Надо самым тщательным и предметным образом обдумать тот факт, что европейцы не считают нас Европой, а азиаты не считают нас Азией. Я говорю об абсолютном большинстве и на Востоке, и на Западе.

 

Аркадий Минаков

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Minakov_small


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1