Неграждане Латвии: 20 лет без права голоса. «Deutsche Welle», Германия

Дата публикации: 25 августа 2015, 09:35

Каждый восьмой житель Латвии не имеет права участвовать в выборах и работать в госуправлении. Многие русскоязычные умирают, так и не получив гражданства. 

 

Неграждане Латвии: 20 лет без права голоса

 

Рига, Агенскалнский рынок. Пять часов вечера. Продавец Елена Ходжаева закрывает ларек с выпечкой и сладостями, снимает передник и переодевается в летнее платье. Работать здесь ей осталось недолго: 57-летняя женщина решила принять российское гражданство и переехать в Крым. Скоро она будет держать в руках паспорт гражданина со своей фотографией — впервые за последние 20 лет.

 

Елена, родившаяся в России и приехавшая в Ригу в 1986 году, входит в число 262 тысяч так называемых латвийских неграждан, которые составляют около 12 процентов населения страны. Такой статус после восстановления независимости Латвии получили бывшие граждане СССР, переселившиеся в республику после 1940 года, а также их потомки.

 

Абсолютное большинство неграждан — русскоязычные. Они не имеют избирательных прав и не могут работать в госуправлении, в том числе служить по контракту в армии, работать полицейскими, адвокатами и фармацевтами. Похожая ситуация существует и в соседней Эстонии — правда, число обладателей этого статуса там значительно меньше.

 

 

Русскоязычные — угроза латвийской государственности?

 

«В советский период в Латвии существенно изменился национальный состав. В конце 80-х годов доля титульной нации — латышей — составляла лишь 52 процента», — пояснил в интервью изданию Latvijas Avīze экс-глава Конституционного суда Айварс Эндзиньш. Он уверен, что это представляло угрозу независимости страны: «Если бы в Латвии гражданство предоставили всем, то еще большой вопрос, были бы мы сегодня в ЕС и НАТО или же находились в зоне влияния России».

 

Кроме того, в советское время во всех сферах общественной жизни широко использовался русский язык. Поэтому в закон о гражданстве нужно было внести критерий о знании латышского, отмечает в интервью DW политолог Илга Крейтусе. К тому же в начале 1990-х в риторике правых партий доминировала тема советской оккупации, а некоторые радикальные силы даже призывали к депортации русскоязычных.

 

В итоге был введен статус негражданина — в 2015 году ему исполнилось 20 лет. При этом получить гражданство можно с помощью процедуры натурализации — сдав экзамены по латышскому языку и истории страны, а также выучив гимн республики.

 

 

Вопрос практической выгоды

 

За два десятилетия количество неграждан в Латвии сократилось в три раза — в 1995 году их было 700 тысяч. Правда, через натурализацию прошла лишь небольшая их часть: главным образом на снижение числа неграждан повлияла смертность. В то же время несколько тысяч человек ежегодно принимают гражданство России.

 

Согласно исследованию Балтийского института социальных наук, опубликованному осенью 2014 года, натурализация — во многом вопрос практической выгоды. Неграждане не могут беспрепятственно работать в других странах ЕС, поэтому причиной натурализации нередко становится отъезд из Латвии. Людям же, имеющим тесные связи с Россией, латвийское гражданство не столь выгодно: в этом случае для посещения РФ им придется получать визу. «Тот же, кто хочет, например, работать в полиции, идет и сдает экзамен», — рассказывает соавтор исследования Инесе Шупуле. Политические же права негражданам часто не важны, отмечает она.

 

 

Из Латвии — в Крым

 

Отсутствие права голоса не доставляет особых неудобств и Елене Ходжаевой. «Политика меня не интересует», — поясняет она в беседе с DW. В молодости женщина закончила строительный техникум и по распределению попала в город Череповец, где познакомилась с будущим мужем — рижанином, который служил там в армии. Спустя несколько лет семья переехала в Ригу, оба работали на заводе. После перестройки его закрыли, и Елена устроилась в представительство швейцарской компании Zepter. Однако во время кризиса доходы от продаж упали, и женщина была вынуждена пойти работать на рынок.

 

Елена — единственная негражданка в семье. Ее свекровь — латышка, поэтому муж и дети Елены получили гражданство. После событий 2014 года в Крыму женщина решила переехать в Алушту, куда ездила отдыхать каждый год. «Там есть перспектива развития. Сейчас жизнь в Крыму закипела, и мне тоже захотелось в этом поучаствовать. А стоять на базаре я не хочу», — говорит она.

 

 

Экзамен как унижение

 

По результатам исследования Балтийского института социальных наук, многие неграждане воспринимают свой статус как дискриминацию, а сдачу экзамена — как унижение. «Я здесь родилась и ничего не должна доказывать. Я здесь работаю, плачу налоги, голосовала за независимость Латвии (на референдуме 1991 года — Ред.). В итоге оказалось, что я никто», — заявила одна из респонденток, 47-летняя женщина.

 

«Статус негражданина разделил людей по национальному признаку. У них есть обида на государство», — рассказывает Елизавета Кривцова, член правления Конгресса неграждан, выступающего за упрощение языкового экзамена и отмену экзамена по истории. По ее словам, большинство неграждан — пенсионного и предпенсионного возраста. «Эти люди не мигранты, они прожили здесь всю свою жизнь, и им не нужно доказывать свое знание истории», — поясняет Кривцова.

 

Статус негражданина неоднократно подвергался критике как со стороны международных организаций, так и России. Латвийские неграждане, в отличие от эстонских, не могут голосовать даже на местных выборах. Опрошенные DW эксперты сходятся во мнении, что Латвия должна последовать эстонскому примеру. «Это укрепило бы связь таких людей с государством», — подчеркивает Инесе Шупуле. Однако правящие партии не спешат наделять всех жителей одинаковыми паспортами — ведь существует угроза того, что голоса новоиспеченных избирателей перейдут к оппозиции, заключает Елизавета Кривцова.

 

«Deutsche Welle»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1