Почему ОБСЕ не способна обеспечить мир на Донбассе. Владимир Лепехин

Дата публикации: 22 августа 2015, 10:41

Как отметил заместитель командующего штабом ополчения ДНР Эдуард Басурин, несколько группировок Вооруженных сил Украины (ВСУ), общей численностью до 90 тысяч человек и 450 танков сосредоточены на линии соприкосновения с ополченцами ДНР-ЛНР и готовы к началу очередной наступательной операции на города Донбасса.

 

Почему ОБСЕ не способна обеспечить мир на Донбассе

 

В Донбассе считают, что в планах Киева — не только подавить сопротивление ополченцев, но также помешать проведению выборов в самопровозглашенных республиках. Власти ДНР-ЛНР призывают Германию, Францию и Россию оказать давление на Киев с целью предотвращения возобновления на востоке Украины боевых действий.

 

Между тем в Киеве лицемерно заявляют, что это не ВСУ, а именно ополчение самопровозглашенных республик готовится де к наступлению на Украину накануне Дня независимости этой страны. И это в ситуации, когда ополченцы делают все возможное для того, чтобы не дать противнику повода для эскалации конфликта.

 

В частности, представители Минобороны ДНР в последние дни неоднократно подчеркивали в своих заявлениях для прессы, что их «техника на позиции не возвращается».

 

 

Декорация миротворческой миссии

 

Военные и наблюдатели по обе стороны границы между ВСУ и ополчением Донбасса пребывают в ожидании начала масштабного наступления силовиков на позиции сил самообороны ДНР-ЛНР. Однако в данном случае автора этих строк интересуют больше не последствия реализации названного сценария, а ответы на ряд вопросов.

 

Почему миссия ОБСЕ не выполнила задачи обеспечения контроля за отводом сторонами конфликта тяжелых вооружений от линии соприкосновения? Ведь именно представителям ОБСЕ по итогам Минских соглашений были даны полномочия не только по осуществлению пассивного мониторинга за ситуацией в Донбассе, но также по активному принуждению сторон к соблюдению минских договоренностей по важнейшему их пункту. Почему ОБСЕ не смогла добиться не только перемирия между враждующими сторонами, но даже хотя бы прекращения обстрелов из тяжелой и прочей артиллерии городов и сел ДНР-ЛНР? Не очень-то и хотелось? Или за этой недееспособностью кроется что-то еще?

 

С моей точки зрения, ситуация с выполнением ОБСЕ миротворческой миссии обстоит еще хуже: эта международная организация не только не справилась со своими задачами, но фактически помогла Киеву перевооружиться и подготовиться к очередной карательной операции против ДНР-ЛНР.

 

Причем, в этой помощи Киеву со стороны сотрудников ОБСЕ не было, как я полагаю, злого умысла. Миссия этой организации в Донбассе просто выполняла свою работу в соответствии с принятыми в европейских (называющих себя международными) структурах стандартами. Работа же в этой и некоторых других международных организациях сегодня поставлена так, что выполнить декларируемые публично миротворческие задачи они в принципе не в состоянии.

 

 

Баланс в подаче информации как способ сокрытия правды

 

Главная причина недееспособности миссии ОБСЕ (да и многих других подобных структур) в тех вопросах, которые касаются поддержания мира где-либо, кроется в установке на «объективность» оценки действий враждующих сторон и «сбалансированность» подачи информации о них в публичное пространство.

 

«Объективность» предполагает отстраненное (то есть подчеркнуто незаинтересованное) отношение сотрудников ОБСЕ к участникам конфликта, а «сбалансированность» — как бы равную подачу информации о действиях каждой из сторон.

 

Казалось бы, принцип правильный. Однако названные выше принципы работают лишь в том случае, когда обе стороны в равной степени ответственны за эскалацию конфликта — как это было, к примеру, в ситуации ирано-иракской войны или в событиях, связанных с разного рода межэтническими противостояниями, например, на Ближнем Востоке, в ряде африканских стран или даже в Боснии и Герцеговине. Но на Украине мы имеем ситуацию не столько с гражданским конфликтом, сколько с фактическим геноцидом одной стороны против другой.

 

Как результат — миссионеры ОБСЕ стремятся обеспечить «баланс» между нацистами и интернационалистами, между стороной нападающей и обороняющейся, между насильниками и их жертвами.

 

Может ли в таком случае отстраненное отношение сотрудников ОБСЕ быть объективным? Ответ, я думаю, ясен.

 

Вот и получается в итоге, что, передавая свои сводки о событиях в Донбассе, например, о взаимных обстрелах, в европейские СМИ и штаб-квартиры международных организаций, наблюдатели от ОБСЕ фиксируют количество залпов, тип вооружения, из которого производятся эти залпы, и даже порой направления артиллерийских ударов, но в силу «объективистского» и «сбалансированного» подхода к подаче информации нередко умалчивают о том, кто начинает обстрелы и куда конкретно приходятся удары «градов» и «ураганов».

 

Сбалансированный подход в подаче информации, а также в подготовке докладов ОБСЕ на деле оборачивается сокрытием правды — истинных причин войны на юго-востоке Украины и откровенных преступлений, которых у одной из сторон конфликта значительно больше, чем у другой.

 

Замалчивая важные нюансы в стремлении казаться беспристрастными в своих оценках, миссионеры ОБСЕ, по сути, потакают той стороне конфликта, на которой и лежит основная вина за организацию массовых убийств и эскалацию напряженности в регионе.

 

Камуфлируя истинное положение дел под прикрытием тезиса «преступления совершаются обеими сторонами», ОБСЕ, по сути, дезориентирует европейскую и мировую общественность и играет в одну игру с киевской «партией войны».

 

 

Некоторые итоги миротворческой миссии ОБСЕ

 

Ответы на поставленные в этой статье вопросы особенно актуальны в связи с сегодняшним посещением заместителем главы Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ на Украине Александром Хугом горловской школы № 25, которая, как известно, несколько раз подвергалась обстрелам со стороны ВСУ.

 

Будет ли Хуг объективен в своих оценках ситуации на востоке Украины после общения с детьми и учителями школы № 25 или останется подчеркнуто беспристрастен? Не будем гадать. Вместе с тем нетрудно догадаться, что становится результатом объективистского, но не объективного подхода миссии ОБСЕ к оценке событий в Донбассе и «сбалансированного» отношения в подаче мнений тех, кто убивает и тех, кого убивают.

 

Ополчение ДНР-ЛНР и большинство граждан этих республик, видя несправедливое отношение миссии ОБСЕ к своим действиям, не верят этой международной организации и, будучи кровно заинтересованными в соблюдении Минских соглашений, тем не менее не дорожат присутствием структур ОБСЕ в регионе, не спешат помогать им.

 

В свою очередь, представители украинских силовиков, понимая, что ОБСЕ фактически покрывает их действия, не воспринимают присутствие этой организации в зоне конфликта как реальную миротворческую силу и сдерживающий фактор.

 

Они знают: что бы ВСУ, Нацгвардия или «Правый сектор»* ни сделали на территории ДНР-ЛНР, миссия ОБСЕ не назовет вещи своими именами, промолчит относительно вины конкретной стороны, не объяснит источника очередной провокации и проч.

 

В Киеве знают, что в результате очередного артобстрела жилых кварталов в Донецке, Горловке или Луганске, в сводках и докладах миссии ОБСЕ не будет сказано, что ВСУ нанесли удар, а ДНР-ЛНР лишь ответили. В них не будет сказано, что ВСУ наносили удары целенаправленно и сознательно по школам, больницам и электростанциям, а ополченцы стреляли по артиллерийским батареям и позициям противника.

 

В этих докладах и сводках наверняка будет сообщено, что ОБСЕ «выражает серьезную обеспокоенность в связи с использованием тяжелых вооружений и усилением боевых столкновений в районе Донецка». Вот так — традиционно «сбалансированно».

 

Получается, что миротворческая миссия ОБСЕ в Донбассе выполняет все ту же функцию пассивной поддержки одной из сторон конфликта — как это было совсем недавно, например, в Косово.

 

Владимир Лепехин

 

 


*Данная организация признана Верховным судом РФ экстремистской, её деятельность на территории России запрещена

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1