«Роковыны» украинской «нэзалэжности». Андрей Ваджра

   Дата публикации: 21 Август 2015, 09:23

Для меня день украинской независимости всегда был очень печальным «праздником». Не «святом», а трагическими «роковынамы», началом большой и страшной беды, вроде потопа, землетрясения или чумы.

 

 

Безусловно, после этих строк, патриоты Украины в очередной раз запишут их автора в т.н. «украинофобы» и/или «украиножоры», а потом радостно воскликнут: «вин знову прызнався у свойий нелюбови до Украйины»! Естественно, что никто из них нюансы этой моей «нелюбви» разбирать не станет. Для «сдвинувшихся по фазе» на почве массового психоза, это не требуется. А ведь вся суть моей «нелюбви» как раз в этих нюансах.

 

Задам риторический вопрос: можно ли любить свою болезнь? Ведь если экстраполировать логику «свидомых украинцев» относительно того, что Украину надо любить без всяких условий, только потому, что ты на ней живёшь, и гордиться тем, что ты «украинец» только потому, что ты родился «украинцем», то каждый человек обязан любить свой геморрой и гордиться своим слабоумием. Что может быть роднее подобных вещей? Ведь они – кровь от крови и плоть от плоти каждого своего носителя!

 

Дело в том, что абсолютной любви не бывает. С точки зрения психологии абсолютная любовь это – мания. С греческого данное слово переводится как «страсть», «влечение», «безумие». Поэтому «манией» назвали психопатологический синдром, представляющий собой совокупность отдельных симптомов нарушения психической деятельности и психических состояний.

 

Маньяк – это человек одержимый манией. Влечения маньяка абсолютны, безусловны, непреодолимы и всёохватывающи. Он тоже «любит» объект своей страсти. Он психологически намертво привязан к нему. Он целиком растворён в этой «любви». Он полностью зависим от того, что «любит». Он раб этого. Поэтому здоровому человеку невозможно понять, например, «любовь» некрофила или копрофага. Тем более увидеть в объектах подобной «любви» нечто манящее или притягательное. Наоборот, у психически здорового человека они будут вызывать лишь отвращение. Для него подобная «любовь» – сумасшествие и высшая степень несвободы.

 

Поэтому все разговоры о великой, безусловной любви к чему-то, не более чем оправдание своей девиации. Некрофилы воспевают трупы, копрофаги – экскременты, а кто-то орёт «слава Украине!» Но если человек не подвержен мании, то он далёк от странных форм безусловной «любви».

 

Именно поэтому я не горжусь тем, что «украинец», и не считаю день украинской независимости праздником. Более того, те индивиды, которые ходят толпой и, вытаращив глаза, с воплями трясут «жовто-блакитными» флагами для меня являются чем-то средним между некрофилами и копрофагами. Украинство – это болезнь, Украина – продукт болезни украинства, а день украинской независимости это как день празднование шизофрениками шизофрении. Весело. Но такое веселье возможно лишь в дурдоме.

 

Сказанное мной для многих на Украине прозвучит очень жёстко, нетактично и крайне цинично. На фоне индуцированного психоза всеобщей «любви» к Украине, который сейчас там раскручен пропагандой, это естественно. Для маньяка объект его страсти – абсолютная ценность, сомнение в которой для него – святотатство. Но если отстраниться от эмоций и обратиться к фактам, то без труда можно увидеть, что украинство со всеми его «цветными революциями» и почти четвертьвековой государственной независимостью, это – смертельная болезнь для всех, кто волею судьбы стал гражданином мятежной русской провинции под странным названием «Украина».

 

Когда после этих слов на меня гневно кидаются украинские патриоты, я задаю им один-единственный вопрос: где достижения вашей «нэзалэжнойи» Украины?

 

Вопрос неудобный. Он всегда вызывает неловкую паузу, плавно переходящую в гробовое молчание. Моим оппонентам нечего сказать. Кто-то из самых «упоротых» чаще всего пытается привычно «блеять» про какую-то там свободу, которую они якобы «выборолы» на Майдане. Однако их яркие, эстетические переживания я всегда прерываю рядом вопросов «на добивание».

 

Если вы на Майдане «выборолы» свободу, то почему вами продолжают править олигархи? Если вы живёте в свободной стране, то почему её верховная власть принадлежит американскому посольству? Если вы свободный народ, то почему затаптываете друг друга в драках из-за бесплатных сосисок и гречки, которые вам кидают с барского стола как кость ваши олигархи? Если вы свободные люди, то почему вас как скот отлавливают на улицах военкомы и отправляют на убой в АТО? Почему власть за вас решает, что вам можно/надо читать, слушать, смотреть и думать? Почему вы безропотно платите грабительские тарифы на коммунальные услуги? Почему до острых приступов диареи боитесь грабителей, убийц и садистов из разнообразных «добровольческих батальонов»? Если вы свободные люди, а не рабы, то почему считаете за счастье чистить сортиры в Европе?

 

Ведь вы же свободные люди! Но почему же вы ведёте себя как рабы?!

 

В ответ на эти вопросы мои свободолюбивые оппоненты либо молчат, либо привычно вспоминают о «Рашке», где, как они считают, всё держится на рабстве. А когда я в ответ на это спрашиваю, почему же тогда в «российское рабство» добровольно отдалось три миллиона свободолюбивых украинцев, мои собеседники впадают в ступор. Почему, спрашиваю я их, свободолюбивые галичане отдаются в мерзкое, «российское рабство» чуть ли не целыми сёлами? Причём абсолютно добровольно! С радостью покидая свою великую, прекрасную, вольную Украину?

 

Но ответом на этот вопрос всегда становится приступ бурной ненависти. Мои «свидомые» оппоненты просто самозабвенно орут «слава Украине – героям слава!» и обещают уничтожить всех «москалей». И это понятно. Ведь копрофага невозможно убедить в том, что его любимый деликатес – обычное дерьмо. На любой ваш довод он будет просто кричать: «слава дерьму!» И с этим ничего не поделаешь. Так он устроен.

 

Ещё во времена Ющенко и Януковича, вопрос о достижениях Украины вводил украинских патриотов в ступор, уводя их в абстрактные дали рассуждений о великих европейских идеалах, к которым украинский народ, якобы, совершил мощнейший рывок.

 

Но, похоже, что «украинцы» настолько радикально рванули к этим «идеалам», что теперь получение ими визы в посольстве какой-нибудь европейской страны является практически неосуществимым желанием. Дикие пляски на Майдане, чумная нищета и кровавая резня в Донбассе, отбили европейцам всякую охоту видеть жителей Украины у себя в гостях. Про безвизовый режим речь вообще уже никто не ведёт. Об этом теперь даже в Киеве заикаться неприлично. А о такой глупости как евроинтеграция давно никто не вспоминает.

 

«Достижения» украинской «нэзалэжности» пугают европейцев до дрожи в коленках.

 

Впрочем, эти «достижения» пугают и самих граждан Украины.

 

Украинская экономика в руинах. По всей стране массово останавливаются и закрываются предприятия. Уровень экономического развития опустился к африканским низинам.

 

Государственная казна пуста. Долги неимоверны. Кредиторы требуют расплатиться по долгам до того, как разразится украинский дефолт.

 

Стране катастрофически не хватает газа и угля. С каждым месяцем нарастает угроза того, что Украина останется без тепла и электроэнергии.

 

Украинские пенсионеры уже существуют на 30 долл. в месяц, а средняя по стране зарплата не превышает 140 долларов. По уровню нищеты Украина стремительно догоняет Африку.

 

На глазах рушится инфраструктура. Падают дома, исчезают дороги, мосты, трубопроводы, линии электропередач. Даже Киев может в ближайшее время утонуть в собственных фикалиях из-за городского коллектора, ремонт которого превратился в эпохальное событие.

 

Ударными темпами сокращается население страны. Динамика депопуляции приближается к катастрофическим показателям. Бескрайние просторы украинских кладбищ поражают своей широтой и размахом.

 

В стране царит беззаконие и произвол, свирепствует коррупция и бандитизм. На юго-востоке идёт кровавая вялотекущая гражданская война, готовая в любой момент вспыхнуть с новой силой.

 

Украинская власть уже даже не пытается скрывать тот факт, что является придатком американского посольства. Окончательно растоптаны хилые ростки украинской демократии. Теперь выборы зависят от того, у кого больше гречки и сосисок, для подкупа избирателей, мощнее «зомбоящик» для промывки мозгов, выше админресурс для фальсификаций и многочисленнее бандформирования, для принуждения к проведению «правильной» избирательной кампании.

 

И ведь «достижения», которые я описал, это лишь общая клиническая картина того, что сейчас называется «Украина». Если её детализировать, то, как минимум, можно схлопотать невроз.

 

А теперь у меня вопрос к тем украинским патриотам, которые так пламенно, изо дня в день, публично признаются в неистовой любви к Украине. Вы действительно любите ЭТО? Но чем же тогда вы отличаетесь от некрофилов и копрофагов? Ведь то, что представляет собой Украина, психически нормальный, адекватный человек любить не может. Точно так же как он не может любить поразившую его организм раковую опухоль или обосновавшийся в нём вирус иммунодефицита. Это не любовь, это мания – продукт больной психики.

 

Что вы будете праздновать 24 августа? Это праздник чего? Праздник кого? В каком надо находиться психическом состоянии, чтобы считать день независимости Украины праздником, зная к каким ужасам и бедам привела миллионы людей эта «нэзалэжность»?

 

 

Андрей Ваджра 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1