Сюююр-пра-а-айз! Наталия Завьялова

   Дата публикации: 19 августа 2015, 18:45

Как экономические клочки летели по закоулочкам. Картина сливочным маслом. Посвящается Б.Обаме.

 

У моей московской приятельницы в США живут родственники. Довольно близкие, хоть и граждане по праву рождения. По-русски практически не разговаривают. Родители ещё говорили, наше поколение — увы, уже нет. Приехали в гости. Навестить, ну и посмотреть, так сказать, на живой тоталитаризм. Дальше рассказываю с её слов, но заранее каюсь в неумении живописать картину столь же ярко, как её обрисовали мне. Я рыдала.

 

Как экономические клочки летели по закоулочкам

 

Гости долгожданные, не виделись целых десять лет, в общем событие межпланетного масштаба на местном уровне. Суета, волнения, причёски, маникюр, нет, не этот джемпер, а тот, квартира до блеска, холодильник битком, наготовлено, как водится, что на маланьину свадьбу. В приподнятом настроении хозяева отправляются в аэропорт встречать иностранную делегацию. То бишь кому брата с женой, кому дядюшку и тётушку.

 

После первых слёз, объятий и поцелуев гости делают таинственные лица. Сюююр-пра-а-айз. По транспортёру едут три огромных чемодана и объёмный, но даже не претендующий на сравнение саквояж. Чемоданы оказались не столько устрашающих размеров, сколько устрашающего веса. Принимающая сторона испытала некоторое недоумение, но приличествующий торжеству момента пафос не позволял задавать неуместные вопросы. А на чистосердечное признание гости не кололись. Сюрпрайз — так сюрпрайз. Да и мало ли какие причуды могут быть у прибывших? Может без сорока пар обуви отправляться на другой континент считается некомильфо. Такси пришлось отпустить и заказать грузовое, микроавтобус, в котором благополучно поместились и счастливые родственники, и несчастный багаж. Надо отдать должное грузчикам, вооружившихся девизом «не выпускать улыбку из открытых глаз» (с).

 

По прибытии на место что-то сразу пошло не так. Почему-то гостей смутил и даже расстроил накрытый в гостиной большой овальный стол, уставленный разнообразной снедью по самое не балуй. Включая пироги с шестью начинками и всенепременный фарфоровый поставец с красной икрой укомплектованный салатной ложкой с фамильным вензелем. Всё как положено.

 

После решительно непонятного хозяевам замешательства гостья села на диван и расплакалась. Начался форменный переполох, изрядно осложнённый языковым барьером. По-английски в семье говорят не все, поэтому туда-сюда возбуждённые переводы обрывочных фраз ситуацию не прояснили. Прояснил её срочно представленный на всеобщее обозрение монстр из семейства чемоданус гигантус.

 

Оказалось, что родственники пали жертвами свободных и независимых СМИ. Они привезли еду. ТРИ ЧЕМОДАНА американских консервов и продуктов длительного хранения. Гуманитарная помощь узникам режима.

 

В общем, и смех, и грех. И слёзы солидарности всей женской половины коллектива, и ярость дядюшки, в первом порыве собравшегося вчинить иск какой-то не то газете, не то телеканалу с требованием компенсации морального и материального ущерба, и темпераментный обмен специфической лексикой на обоих языках.

 

— Чёрт знает что!!! Майк, ну мы же сто раз говорили, что у нас всё в порядке, никто не голодает!!! — гремел хозяин русского семейства.

 

— Дааа?! А вдруг вы правду сказать боитесь? — оправдывался американский дядюшка.

 

— Вы же знаете — мы только что из круиза, ну это как?! На последние деньги что ли? Экономили, сидя на воде и хлебе?

 

— Так может вы как раз и выезжали, чтоб пожить хоть немного нормально? Может деньги есть, а в магазинах пусто?!

 

— Джулия, Джулия, — всхлипывала приятельница, вынимая из чемодана баночки с яблочным джемом, — у меня же дача, ты же знаешь, двенадцать яблонь, я уже смотреть на эти яблоки не могу, у меня 20 литров варенья, а это только первые, ранний сорт… А макароны, макароны зачем?!

 

— Так санкции же… У вас же запретили макароны …

 

Короче говоря, праздничный обед был зарезервирован как праздничный ужин и гостей повели на экскурсию. Не в запланированные в списке культурных мероприятий места, а за угол, в «Седьмой континент». Однако благие намерения заставили усомниться в своей благости практически сразу по входу в магазин. Первая волна кризиса, не приходя в сознание, плавно перешла во вторую. Сказать, что гости были в шоке — это не сказать ничего. От избытка чувств настояли на покупке свежей щуки, колотого горького шоколада и пакета пельменей, а хозяева предусмотрительно пополнили запасы волшебного напитка для снятия стрессов.

 

Закончилось всё, конечно, благополучно. Всеобщей большой ржачкой за семейным столом. Бескомпромиссной, лавинообразной и плохо контролируемой. Russian Vodka своё дело знает. Особенно под хорошую закуску. Под грибочки, огурчики, селёдочку, под дежурный оливье и пачку салатов помудрёнее. Вторым эшелоном — под солянку из семи сортов мяса, картошечку с телятиной по фирменному рецепту, пироги и … только не смейтесь … под яблочное варенье.

 

Вот только на следующий день выяснилось, что саквояж — это был единственный багаж с дядюшкиными и тётушкиными вещами. Они взяли с собой только самый-самый минимум. А ввиду неожиданно прохладной для августа погоды пришлось опять откладывать культурные мероприятия и совершать вояж за ветровками и кофтой для тётушки. Но всё равно было уже весело. А главное — сама собой снялась проблема естественной неловкости в общении людей, живущих в разных странах и много лет не видевших друг друга. Теплота и близость в отношениях установились такие, какие не всегда встретишь и между родственниками, живущими бок о бок.

 

Наталия Завьялова

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1