Упраздненное право. Андрей Дмитриев

Дата публикации: 18 Август 2015, 15:05

Августовские события навели четкую оптику на степень деградации Харькова.

 

Даже тем, кто лелеял собственную гражданскую близорукость и отказывался замечать все «прелести» нынешнего режима, становится понятно: нет больше того города, который совсем недавно был интеллектуальным центром, правовой столицей.

 

Августовские события навели четкую оптику на степень деградации Харькова.

 

Многочисленные культурные проекты и фестивали, перспективные научные разработки и эксперименты остались в прошлом. Харьков превращен в площадку для социал-дарвинистского эксперимента. Такая уличная забава, как погром — стараниями заезжих евроцивилизаторов, местных политических маргиналов и милитаризовавшихся ультрас — стала периодической.

 

Как только харьковчане решаются на какие-то предельно деликатные общественные инициативы или позволяют себе осторожные акции протеста — следуют нападения радикалов в балаклавах, разгоны митингов, избиения участников. Милиционеры вежливо уступают дорогу штурмовикам.

 

В конце июля был разогнан митинг в поддержку статуса специального экономического региона. В начале августа радикалы шумно, со стрельбой, но свободно и безнаказанно штурмовали харьковский офис Оппозиционного блока. Засевших там оппозиционеров выкуривали дымовыми шашками. Их микроавтобус штурмовики разбили и обыскали на глазах у милиции. Одного из участников оппозиционного митинга похитили в центре города: в автомобиле полка «Азов» вывезли на кладбище, где избивали и пытали. Пострадавший активист вернулся оттуда раздетым, с переломанными ребрами и следами побоев на теле.

 

Поводом для погрома стало «крамольное» стремление региональной организации Оппозиционного блока зарегистрироваться на местных выборах. С регистрацией возникла волокита в областном управлении юстиции. Появилась вероятность, что оппозиционеры не будут допущены на выборы в самом благоприятном для них регионе.

 

Из Харькова делают наглядное пособие по общественной изоляции и поражению в политических правах устойчивого большинства жителей, лояльных России. Некоторые свидомые деятели с инфантильной непосредственностью выражали недовольство результатами постмайданных президентских и парламентских выборов 2014 года в Харькове: дескать, «ватный электорат» неисправим. Мало того что добрая половина населения региона вообще бойкотировала или проигнорировала выборы, так еще и остальную часть статистической картины портят «несознательные» избиратели: большинство харьковчан голосует в пику Киеву.

 

Собственно, Оппозиционный блок не представляет какой-либо опасности для режима. Более покладистой и зашуганной, а потому бессмысленной оппозиции на Украине не было за всю историю незалежности. Но есть множество активистов евромайдана, «понаехавших» свидомых, приободрившихся маргиналов, борцов с памятниками, военных волонтеров, гражданских штурмовиков, которые долго ждали своего часа. Майданные и уличные «боевые заслуги» они хотели бы конвертировать на этих местных выборах в ощутимые дивиденды и «ништяки».

 

Бесподобную реакцию на харьковские погромы продемонстрировали должностные лица, ответственные за происходящее в городе.

 

Велеречивый министр внутренних дел Аваков откликнулся на беспорядки в родном городе… многозначительным молчанием. Наказание погромщиков не входит в его планы. Штурмовикам в Харькове закон не писан еще с прошлого лета. Так что на днях министр внутренних дел ушел в отпуск с чувством выполненного долга: за год в городе не случилось ни одного серьезного протестного выступления.

 

Областное управление милиции отрапортовало, что правоохранители своевременно пресекли беспорядки. У харьковских милиционеров нынче весьма специфическое понятие о «пресечении беспорядков»: не препятствовать штурмовикам расправляться с неугодными, задержать пострадавших. Выглядит всё так, как если бы терпилу, которого избили гопники, напоследок толкнув в витрину магазина и разбив ее, — обвинить в хулиганстве и списать на него ущерб.

 

Губернатор Райнин тоже осудил действия «деструктивных элементов». Правда, в посягательстве на стабильность и спокойствие он обвиняет не погромщиков, а тех, кого громили. Потому что устраивать санкционированные митинги, раздражающие нервных штурмовиков, — неслыханная дерзость.

 

«Теперь, свергнутые свободолюбивым украинским народом, они превратились в маргиналов, призывая к акциям неповиновения по любому надуманному поводу», — заявил губернатор. Это говорит, чиновник, возглавляющий областную организацию партии «Блок Петра Порошенко». Маргиналами он называет Оппозиционный блок, за который на парламентских выборах 2014 года проголосовало наибольшее количество жителей Харьковской области — 32%. Блок Петра Порошенко довольствовался вторым результатом, хотя и весьма худосочным — 15%.

 

Здесь любую попытку озвучить мнение большинства жителей, выразить их интересы в лучшем случае объявят происками «деструктивных элементов» и маргиналов.

 

За полтора года режиму удалось зачистить Харьков от активного инакомыслия, от неугодных сограждан. Чистая страница в его новейшей истории открыта исключительно для тотальной лжи и подмены понятий. Сила в кривде — это всё, что харьковчанам надлежит знать сегодня.

 

За полтора года духовный пейзаж города необратимо изменился. На политическом коллективном портрете Харькова вымараны фигуры инакомыслящих — брошенных за решетку, пропавших без вести, подавшихся в бега, эмигрировавших.

 

Этот город перестал быть генератором общественной мысли, оплотом сопротивления унитаризму и интегральному национализму, полноценным субъектом местного самоуправления. Нынешний Харьков — это литературная реминисценция. Здесь тебе — и «Факультет ненужных вещей» Домбровского, и «В ожидании варваров» Кутзее. Право упразднено за ненадобностью. Под истеричные возгласы властей об угрозе российской оккупации варвары появились откуда-то изнутри, вместе с территориальными батальонами.

 

Свидомые активисты, участвовавшие в августовских столкновениях и погромах, устраивают пресс-конференции, готовят себя в «лидеры общественного мнения». Наиболее матерые заявляют: «Мы ни перед кем не должны оправдываться. Кому что не нравится — чемодан, вокзал, Россия». Ну, действительно, если права уже нет (стало «факультетом ненужных вещей»), то следствия и суда тем более не предвидится. Тот, кто менее искушен, комично проговаривается о подробностях нападений на политических оппонентов: «Позиция была такая: проследить за ними и посмотреть, что они будут делать… Ребята не сдержались и, увидев знакомые лица, начали за ними гнаться». В самом деле: нечего шастать по Харькову, если твое лицо кому-то знакомо. Лучше уж сразу держаться ближе к чемодану, вокзалу.

 

Погромщики блаженствуют, энтропия торжествует, антиутопия реализуется.

 

Главарь харьковской «Громадской варты», известный провокатор Быстриченко с минувшего лета не пропускает ни одного праздничного шествия или митинга, где можно поглумиться над ветеранами, пенсионерами, женщинами. Год назад милиционеры (то ли по инерции, то ли по неосторожности) даже задерживали его за хулиганство. Потом правоохранителей наказали за это. Больше они не позволяли себе таких безобразных поступков, как задержание неприкасаемого штурмовика.

 

За год члены организации «Громадская варта» (их всё чаще сравнивают с тонтон-макутами) побороли почти все советские памятники в Харькове. Снесли даже надгробный камень — над могилой заместителя наркома по военным делам Донецко-Криворожской республики Николая Руднева.

 

Потом они переключились на живого харьковского мэра: не дают Геннадию Кернесу соскучиться в Полтавском суде, где рассматривается его дело. Появилось видео с пламенным выступлением погромщика Быстриченко во время последнего судебного заседания: «Адвокаты, хватит мутить воду!.. Все морды, с именами, с фамилиями, по всему Харькову, по всем интернет-ресурсам будут расклеены. Адвокаты, рот закрыли! Прокуратура, щемите эту адвокатуру, этих адвокатов недоношенных!».

 

Чтобы иметь исчерпывающее представление о нынешних «нравах и правах» и будущем «новом порядке» Харькова, достаточно посмотреть это видео, послушать эту речь.

 

Родословная таких харьковских персонажей, как Быстриченко, восходит к свидомым «дядькам», о которых писал Эдуард Лимонов в «Молодом негодяе». В сравнительно недавние времена их называли «чертями». В социал-дарвинистском эксперименте, который уготовили русскому Харькову «архитекторы майдана», этим «чертям» отводится особая роль. Они будут курировать результаты выборов и корректировать решения судов, назначать и люстрировать чиновников, переименовывать улицы, производить «ротацию» памятников. Словом, доводить до логического завершения либеральную харьковскую мечту.

 

2–3 года назад харьковские либералы сокрушались, как тяжко им живется рядом с местным быдлом. Полтора года назад они же вопили, что нет продыху от «ватников» с георгиевскими лентами, что нет сил. В марте 2014 года ректор харьковской консерватории и учредитель международного музыкального фестиваля выступала с воззваниями: защитим Харьков от российского агрессора и пророссийской гопоты!

 

«Ватников» с георгиевскими лентами нет больше на улицах Харькова. Российский агрессор так и не появился. Международный музыкальный фестиваль загнулся вместе с «бандитской властью» Януковича. А гопников и откровенных отморозков на улицах стало гораздо больше. И свои погромы они порой устраивают аккурат под окнами харьковской консерватории.

 

Андрей Дмитриев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
kharkov_ukraine


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1