Если Родина бьет, значит любит. Константин Семин

Дата публикации: 18 августа 2015, 20:38

Приговор Олегу Миронову несправедлив в такой же степени, как и давнишний приговор Леониду Хабарову. Единственным союзником государства в сегодняшних предвоенных обстоятельствах является народ. Не партии и движения, не олигархи, не спецслужбы, не армия, а только народ. При этом народ заинтересован в сохранении государства, возможно, даже больше, чем государство — в сохранении народа.

 

 

Народ прекрасно помнит, что бывает, когда государство внезапно исчезает. Для народа это означает кровь, голод, вырождение. Народ понимает, что сегодняшнее государство ослаблено, больно, несовершенно. Но другого государства нет и не предвидится. Единственное другое государство — это государство под чужим флагом, государство-агрессор, государство-оккупант. Иными словами, все те же кровь, голод, вырождение.

 

 

Поэтому народ готов терпеть и прощать своему несовершенному государству очень многое. Гамбургеры с Обамой, танцы под америкэн бой, игру в бадминтон, Набиуллину и Васильеву, техногенные аварии и дорогие часы. Наплевать. Лишь бы не бросали Новороссию.

 
Государство тоже прекрасно понимает, что деваться народу некуда. У нас ведь испокон веку так: если Родина бьет, значит любит. Терпим и будем терпеть. Однако именно это долготерпение рождает у некоторых представителей государства обманчивую уверенность в том, что терпение вечно. Что стерпят всё, что угодно.

 

Эта иллюзия не один раз в российской истории доводила государство до саморазрушения. Да, можно терпеть любые лишения ради общего дела, общей цели, общей задачи. Но для этого необходима железобетнная уверенность каждого человека в том, что такое общее дело, общая цель, общая задача существуют.

 

Так было в 1941-1945. Поэтому никакие репрессии не заставили Советский Народ отречься от своего Государства. Если же общей задачи нет, а есть демонстративная, ежедневная, вопиющая несправедливость, рано или поздно народ начинает посещать мысль о предательстве, измене. Ненаказуемое предательство поощряет десятикратное предательство. Предательство становится массовым, популярным, заразительным, как паника.

 

Так было в 1916-17 году, когда народу начало казаться, что Александра Федоровна уж слишком лояльно относится к немцам, что уж слишком странно ведет себя министр Сухомлинов. Если в тылу «измена, трусость и обман» — ну какой же дурак пойдет умирать за Веру, Царя и Отечество? «Вам ли, любящим баб да блюда, жизнь отдавать в угоду?»

 

Какой смысл записываться в добровольцы и сестры милосердия, жертвовать сбережения, затягивать пояса, если за твоей спиной — макаревич на макаревиче? За что? Не помогли, как известно, ни крестные ходы, ни газетные прокламации, ни военно-полевые суды. Терпеливая спина вздыбилась. И только потом, в самый последний момент нарисовались проклятые большевики.

 
Хотим ли мы потерять государство сегодня? Нет. Наша задача удержать государство от повторения роковых ошибок. У народа нет ничего, кроме государства. У государства нет никого, кроме народа. Приговор Олегу Миронову — трагическая ошибка. Не хочется думать, что это предательство.

 

Константин Семин

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1