Литва и Украина лоббируют срыв «минского процесса». Александр Носович

   Дата публикации: 17 августа 2015, 13:24

На фоне нового обострения на Донбассе, грозящего вылиться в третий раунд полномасштабной войны, на Украину зачастили официальные представители Белоруссии и Литвы. Активизация литовской дипломатии на украинском направлении происходит с целью добиться отказа от нормандского формата и переговорной площадки по урегулированию украинского кризиса в Минске, при этом руководство Белоруссии пытается сохранить те преференции, которые получила страна на международной арене за месяцы выступления в качестве посредника по урегулированию конфликта.

 

Литва и Украина лоббируют срыв «минского процесса»

 

Визит министра иностранных дел Белоруссии Владимира Макея на Украину продолжался с 12-го по 16-августа. В ходе своей поездки министр иностранных дел Белоруссии провел переговоры не только со своим украинским коллегой Павлом Климкиным и президентом Украины Петром Порошенко, но и с губернатором Одесской области Михаилом Саакашвили и министром иностранных дел Литвы Линасом Линкявичюсом. Именно эти встречи вызвали наибольшее число пересудов.

 

По официальной информации белорусского МИД, Макей и Саакашвили обсуждали возможность увеличения экспорта белорусских товаров через порты Одессы и Ильичевска. «Сокращение белорусского экспорта в Россию почти на 25% весьма ощутимо для белорусской экономики. Для белорусского руководства важно не допустить катастрофического падения экспорта на украинском направлении в связи со сложной ситуацией в этой стране. Визит в Одессу имел транспортно-логистический и транзитный подтекст», — пояснил в комментарии RuBaltic.Ru белорусский философ и политолог, координатор общественно-политического проекта «Цитадель» Алексей Дзермант.

 

Однако очевидно, что далеко не последнее место в рамках визита белорусского министра заняли политические вопросы. На это указывает уже хотя бы тот факт, что вместе с Владимиром Макеем в переговорах в Одессе участвовали глава украинского МИД Павел Климкин, советник президента Украины Руслан Демченко, являющийся доверенным лицом Порошенко по международным связям, и министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс. С таким составом переговорщиков сами переговоры не могут состоять в обсуждении белорусского транзита; даже обсуждение сухопутного транспортного коридора между портами Балтийского и Черного морей (что отчасти объясняет участие в переговорах главы МИД Литвы) для переговоров с таким составом участников – слишком мелкая тема.

 

К тому же, пятидневный вояж Владимира Макея совпал по времени с небывалой со времен Вильнюсского саммита активизацией на белорусском направлении литовских политиков. Одновременно с белорусским министром свой визит на Украину совершили глава МИД Литвы Линас Линкявичюс и спикер литовского Сейма Лорета Граужинене, а вскоре планируется поездка в Киев премьер-министра Литвы Альгирдаса Буткявичюса.

 

По такой активности можно предположить, что все заинтересованные стороны готовятся к новому раунду большой войны на Донбассе и уже согласовывают свои позиции в очередном дипломатическом противостоянии.

 

Потому что в этом месяце под Донецком вновь активизировалась позиционная война, и обе враждующие стороны находятся в шаге от того, чтобы перейти от обстрелов к наступлению по всем фронтам. На фоне этого обострения состоялись переговоры министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова с главой МИД ФРГ Франком-Вальтером Штайнмайером, на которых стороны ритуально подтвердили свою верность «минскому процессу» и «нормандскому формату». В это же время в Одессе главы дипломатических ведомств Украины, Белоруссии и Литвы дискутировали о новом особом формате для решения проблемы Донбасса. «Министры всесторонне обсудили региональную ситуацию, связанную с конфликтом на юго-востоке Украины, и высказались в пользу оперативного достижения конкретных, приемлемых для всех сторон, договоренностей в рамках Трехсторонней контактной группы», — говорится об этом в сообщении МИД Белоруссии.

 

Главной особенностью предлагаемого нового формата должно быть, судя по всему, отсутствие в нем представителей ДНР и ЛНР, а также — отстаивающей их интересы на международной арене России.

 

При этом очень наивно считать главу МИД Белоруссии посредником, представлявшим позицию России на переговорах с Порошенко, Саакашвили, украинским и литовским коллегами, как предположили некоторые журналисты и эксперты, анализирующие визит на Украину белорусского министра.

 

Во-первых, для Москвы не секрет геополитические симпатии Владимира Макея, являющегося одним из лидеров той части белорусской элиты, которая убеждает президента Лукашенко не увлекаться союзом с Россией и процессами евразийской интеграции, а работать над активизацией диалога с западными партнерами.

 

Во-вторых, о чем Россия, даже через посредника, может разговаривать с губернатором Одесской области, тем более если это – Саакашвили?

 

В-третьих, аналогичный вопрос по Литве: о чем Кремль, даже через посредника, может разговаривать с представителем Дали Грибаускайте, призывавшим изолировать Россию от «цивилизованного мира»?

 

В-четвертых, Владимир Макей во время украинского визита обратил внимание на «важность сопряжения интеграционных процессов на европейском пространстве и — в перспективе — начала диалога между ЕАЭС и ЕС». Однако здесь снова возникает вопрос о Литве: о каком «сопряжении интеграционных процессов» можно говорить при участии страны, которая посвятила свое председательство в ЕС демонизации евразийской интеграции и жестко противопоставляла её интеграции в ЕС, что и стало одной из причин возникновения украинского кризиса?

 

Нынешняя дипломатическая активность с участием США и его восточно-европейского лобби — Польши и Литвы — говорит о том, что среди западных союзников готовится процесс смены нормандского формата и отказа от переговорной площадки в Минске. Украинский же визит Владимира Макея свидетельствует, что Минск, понимая это, хочет либо затормозить этот процесс, либо извлечь для себя напоследок максимум преференций за то, что долгое время выполнял функции нейтральной стороны и посредника.

 

Для белорусского руководства признание своей выдающейся дипломатической роли Западом особенно важно в виду приближающихся президентских выборов. «Цель встречи – в поддержании прямого дипломатического контакта в контексте соблюдения Минских соглашений, отстаивании белорусских, прежде всего, экономических интересов в Украине и Литве, а также, возможно, политические консультации накануне президентских выборов в Беларуси, с целью не допустить эскалации напряженности со стороны этих государств или некоторых сил, находящихся на их территории», — считает Алексей Дзермант. То есть официальному Минску для спокойного проведения выборов нужны гарантии безопасности со стороны такого нестабильного соседа, как Украина, а также со стороны неоднократно пытавшейся вмешиваться во внутренние дела Белоруссии Литвы. Однако дипломатические маневры Александра Лукашенко и его министра иностранных дел – это все интрига местного значения. Подлинную важность в вопросах войны и мира имеет затеваемый слом минского процесса.

 

Недовольство нормандским форматом со стороны не участвующих в нем стран проявляется с тех пор, как он доказал свою эффективность.

 

Неожиданный марш-бросок госсекретаря США Джона Керри в Сочи в мае этого года многие связали именно с желанием Вашингтона в качестве полноценного участника вклиниться в нормандский формат.

 

Затем активное желание стать полноправным участником минского процесса начала изъявлять американская агентура в ЕС, а именно – Польша. Однако на данный момент Варшаве пока не с руки по полной включаться в дипломатическую игру: там еще не закончилось «междуцарствие». Новый президент Анджей Дуда уже вступил в должность, но выборы в Сейм только предстоят, и в полной мере участвовать в международных отношениях Варшава сможет только к концу года, когда закончится формирование правящей коалиции и правительства. Возможно, именно с этим связана бурная дипломатическая активность другого беззаветно преданного союзника Вашингтона – Литвы.

 

В любом случае, замена минского процесса новым переговорным форматом по урегулированию украинского кризиса, в котором будут представлены интересы только одной стороны конфликта и не будет представлена позиция ДНР и ЛНР, может привести не к урегулированию кризиса, а только к новому этапу большой войны.

 

Может быть, ради этого смена переговорного формата и затевается? Ведь не случайно же отказа от нормандского формата и переговорной площадки в Минске (даже на основе ОБСЕ) добиваются ближайшие союзники США в Европе? Полномасштабная война на востоке Украины с косвенным (а в идеале – прямым) вовлечением России будет для американцев идеальным фоном для переговоров с европейскими странами по условиям создания трансатлантической зоны свободной торговли. Отчего же в таком случае не попытаться сломать минский процесс?

 

Александр Носович

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1