Никто не хочет умирать за копейки: как Киев провалил очередную мобилизацию

   Дата публикации: 16 августа 2015, 21:41

Шестая волна мобилизации на Украине должна закончиться в понедельник, 17 августа. По этому поводу замминистра обороны страны полковник Петр Мехед даже выступил перед журналистами с торжественным «спичем». Где и рассказал, что чисел еще много и возможны еще мобилизации, в том числе и всеобщая. То есть тотальная.

 

 

Конечно же, полная мобилизация возможна только после объявления военного положения. Но о военном положении совсем недавно с танка, как Ленин с броневичка, вещал не кто-нибудь а конфетный президент Украины Петр Порошенко. Так что ничего невозможного в этом нет. Но вернемся к выступлению полковника Мехеда.

 

Условно в его словах можно выделить три феерических заявления, одно круче другого. Первое: план мобилизации выполнен «лишь на 50%». Цифра это представляется чем-то вроде заявления барона Мюнхгаузена про вытаскивание самого себя за волосы из болота. Похоже, и полковник Мехед пытается вытащить себя и свое ведомство «из болота». На фоне бесконечных заявлений о провалах мобилизации в городах и весях Украины заявлять о 50% процентах плана?! Напомним, общий план был в районе 200 тысяч призывников.

 

В крупных городах Украины — Киеве, Харькове, Днепропетровске, Одессе — по неофициальным данным удалось призвать от 10% до 30% призывников. В оплоте украинского «национального духа» Галичине и того меньше. В Закарпатье, где и в мирное время большинство молодежи работало в Венгрии и Польше, вообще непонятно, сколько десятков человек удалось призывать. Откуда же в речах замминистра 50%? Понятно откуда. От страха за свое место.

 

Как в реальности проходит мобилизация, можно узнать от самих жителей Украины. Вот что мне, например, рассказал мой знакомый из Харькова Владимир Киященко.

 

«В Харькове военкомат без помощи «ментов» просто не в состоянии ничего сделать. «Посылают» откровенно и с порога. Родители детей к дверям вообще не подпускают, если слышат звонок в дверь. Открывают и говорят: сын уехал, где он сейчас, не знаем. Ловите сами. На прошлой неделе видел на харьковской набережной «картину маслом»: офисное здание. 9 утра. Все спешат на работу. Возле входа в здание стоят два микроавтобуса. В одном милиция, в другом, с госномерами, двое в камуфляже. Ловят работничков офисных, менты спрашивают фамилию, и если она нужная, из микроавтобуса выскакивают тут же военкомовские и повестку «в зубы». Вот такой патриотизм. Не хотят люди воевать. Кто может, откупается, кто не может, бежит. В Россию, в Европу, куда денег хватает. Сын одного из моих знакомых даже в Казахстан «срулил», — рассказывает с иронией Владимир.

 

По словам другой моей знакомой, Татьяны Чернавиной, у них в Чернигове ситуация еще более абсурдна. Военкомам не удается почти никого призвать, даже после успешного вручения повестки.

 

«Мне одна знакомая, сына которой чуть «не загребли», рассказала анекдотичный случай. Ее сын пошел с повесткой в военкомат, но им удалось сделать ему справку по здоровью. Мол, негоден. Их тогда в военкомат пришло много – 37 человек. Из них 24 оказалось с такими же справками, как у ее сына. Еще 12 получили отсрочку «по семейным обстоятельствам». Призвали из 37 ровно одного. Сельского паренька из области. Вот такой призыв», — рассказывает Татьяна.

 

И такая картина почти по всей Украине. Впрочем, и сам полковник Мехед понимает, насколько нелепа названная им цифра, и тут же начинает оправдываться перед журналистами. Мол, да, есть проблемы. Но связано это вовсе не с тем, что украинские мужчины не хотят воевать с собственным народом. Вовсе нет. Причина в другом. Здоровье призывников резко ухудшилось. Негодны украинские «защитники родины» к строевой службе, негодны.

 

Но это только половина дела. Причина, так сказать, «номер раз». А причина «номер два» в том, что слишком часто призывники меняют место жительства. Нет, не бегут от призыва, что вы. Ну, просто переселяются, и все тут. И повестки к ним, видите ли, не доходят.

 

А посему, говорит полковник Мехед, мы мобилизации проводить-то будем, но ставку сделаем на другое. На контрактную службу. Ту самую, про которую еще 10 лет назад говорили неистовая Юлия Тимощенко и пчеловод, а когда-то даже президент страны Виктор Ющенко. Тогда план перехода на контрактную службу сорвался по элементарным причинам: для нормальных зарплат (и это в мирное время!) в казне банально не было денег, и желающих служить за копейки не нашлось.

 

Денег в казне Украины стало еще меньше. Ни о каких «тысяче гривен боевых в день», о которых с таким пафосом говорил в начале АТО Петр Порошенко, нет и в помине. Так неужели теперь найдутся те, кто готов умирать за копейки?!

 

Сомнительно.

 

 

Олег Денежка

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1