Тотальное дезертирство как перспектива ВСУ. Дмитрий Молчанов

Дата публикации: 15 Август 2015, 16:33

Есть в теории военной пропаганды теперь уже широко используемый и в предвыборной практике приём, называемый «прививка». Суть его проста: люди, как правило, верят самому первому сообщению. И негатив, который и так уже в мешке не утаишь, военный или предвыборный штаб сливает в СМИ по собственной инициативе и, естественно, в выгодном для себя свете.

 

Тотальное дезертирство как перспектива ВСУ

 

Приведу пример. Скажем, кандидат на выборную должность ранее был судим. Понятно, что журналисты это рано или поздно разнюхают. И поэтому сам штаб кандидата, стараясь опередить штабы конкурентов, создаёт на эту тему «героическую легенду» типа «молодой был, горячий. Вступился за девчонку на дискотеке и случайно убил пьяного хулигана» (хотя в реальности «герой» мог как раз и «сидеть» за изнасилование этой девчонки). Поэтому, если в украинских СМИ начало примерно такое: «Чтобы не вызывать огонь превосходящих  числом сепаратистов по мирному населению…», то можете смело быть уверены в том, что на самом деле вполне немалая шайка ВСУшников поняла, что долго прикрываться мирным населением не сможет, а ополченцы, увидев  их издевательства над деревней, могут решить пленных не брать. И, естественно, сбежали куда глаза глядят.

 

Вот интересный факт: сводки о дезертирстве в ВСУ приобрели лавинообразный характер. И дошло до того, что «штаб АТО» сам заговорил на эту тему, внезапно отбросил шаблонное «у нас нет дезертиров, у нас все любят Украину». И даже цифру озвучили – 8 тысяч. Одно ясно: если Украина сама об этом заговорила, то явление приобрело настолько массовый характер, что утаивать это стало не возможным.  А вот дальше идёт «наведение тени на плетень», так чтобы не шокировать «пересичных». То ли это за всю войну 8 тысяч набралось, толи за последнюю неделю неведомо. Так же как не ясно, входят ли в это количество крымчане, и кто из восьми тысяч только призывники, а кто уже на фронте «сделал ноги». А Аваков ещё раньше говорил о 15 тысячах.

 

Но, ещё интересней не цифры «негероев», а причины дезертирства.

 

 

Причина первая – «запоздалое возвращение в реальность»

 

Сейчас, к сожалению, есть такой социально-психологический феномен как «виртуальная идиотия». Такой кибер-дебил рубится в компе в «стрелялки» и думает, что мир тоже так устроен. Нажми «Рестарт» и всё в порядке. И вот он попадает на Донбасс и чувствует себя в 3D-шутере. Тут жмёшь кнопку, а там «красиво» дом взлетает на воздух. И вот, когда эти дебилы уже в плену, им показывают  дела их рук — остатки инвалидной коляски и плохо отмытые мозги на стене в разрушенном  доме инвалидов. И до кибер-дебила доходит, что никакого «рестарта» в жизни нет и убитого им невинного человека не вернуть. И где-то в его головной «кашематрице» начинает шевелиться совесть. И начинает он в ногах валяться и кричать «Простите! Я же не знал!» А чего, ты придурок, не знал? Не знал, что люди живые? Не знал, что ребёнок жить хотел? Что мать его любила?

 

А потом его возвращают по обмену военнопленных в ВСУшную казарму, где он признаётся своим подельникам, как выглядит их «контр-страйк» на другом конце траектории выстрела.

 

 

Причина вторая — До ВСУшников доходит, что они ломятся в «открытую дверь»

 

Приведу типичный пример. Берут в плен укропа. Уже после допроса спрашивают зачем таким хорошим он приехал воевать? Он и сообщает, что у него хорошая зарплата аж… 3700 гривен. Ополченцы были в шоке! «И это ты за 3700 нас убивать приехал и сам голову под пули подставлять приехал?!» Кто-то даже принёс на следующий день довоенную шахтёрскую сверку из дома, где у горнорабочего 3-го разряда было 4100 гривен «на руки» и ещё одну «из лавы». Тогда наступила очередь для шока у ВСУшника: в лаве «на руки» выходило 10000 гривен. То есть, приедь он как нормальный человек, пройди полуторамесячные оплачиваемые работнику курсы, он мог бы получать зарплату в три раза больше, не убивая людей и не рискуя быть убитым сам!

 

Да и с их вожделенными обещанными им в украинских военкоматах «хатками с землёй» всё не так, как они думали.

 

Дело в том, что на Донбассе жизнь традиционно «жмётся» к шахтам. Построили шахту и рядом вырастает шахтёрский посёлок. Потом шахта, исчерпав запасы угля, закрывается, и в посёлке остаются только пенсионеры, если, конечно, не ходит автобус к соседней шахте. И таких полузаброшенных посёлков много. Есть практически бесплатное жильё и много земли, которую надо снова распахать.  Жизнь там не сахар для горожанина – ФАП, магазинчик и иногда клуб. Но, для того, кто хочет работать на земле этого вполне достаточно. А, главное, никого не надо убивать и быть самому убитым. Одного только, обещанного галичанам в военкомате нет: нет «положенных по закону» «кацапских работников»,  работать надо честно и самим.

 

Об этом они узнают в плену или от местных жителей на оккупированных Украиной территориях ЛДНР. И до них доходит, что они кровью и грабежом пытаются получить то, что, приедь они мирно, могли бы получить честно трудясь. Не удивительно, что это может быть мотивом для перехода на сторону ополчения.

 

 

Причина третья – «всё не так как рассказывали»

 

Опять пример. Лежит в хирургии в ЛНР пленный ВСУшник. Ноги ниже щиколотки нет и руки чуть ниже плеча тоже. Рассказывает следующее: «Приятель предложил подзаработать, сказал что договорился, что мы с ним будем на кухне в тыловом обеспечении. Говорил, что на передовую местных понагонят. А на самом деле как приехали, так сразу и на передовую кинули. А на следующий день такое… А приятеля сразу на месте убило». Понятно, что таких много и они, чтобы выжить,  перебегают на другую сторону. Потому что «заробитчане» психологически не готовы к тому, что их ожидает.

 

 

Причина четвёртая – «и не так, и не эдак»

 

Понятно, что хунту удовлетворяло бы такое положение дел, при котором на передовую  они бы кидали людей с юго-востока, особенно с оккупируемых ими территорий ЛДНР, таким образом, вынуждая Донбасс как бы уничтожать «сам себя». При этом гробы в Галицию не идут и их базовый электорат доволен. Понятно, что их рейтинги на юго-востоке не беспокоят, так как они понимают, что им тут ничего не светит. Но, дело в том, что донбасские и в целом юго-восточные  люди перебегают в ополчение массово. А гробы, которые идут на Харьковщину или Одесчину неминуемо влекут за собой партизанское движение, что до чёртиков пугает обывателя опять же на их западенщине. Тогда они решили, что местных можно использовать в тылу для охраны складов, а на передовую кидать своих «бендерюгендов». Но, тогда их матери пикетируют военкоматы Галиции и рейтинг власти там падает. Эта «посудная лавка» такая маленькая, что как бы не выкручивался «киевский слон», а посуда будет биться со всех сторон.

 

Подытоживая вышесказанное, можно с высокой долей вероятности прогнозировать, что, в случае перехода Вооружённых Сил Новороссии в атаку, переходы украинских военных на сторону ВСН, станут превышать скорость и количество украинской мобилизации и военкоматы Украины по сути станут работать на Новороссию.

 

Дмитрий Молчанов

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Dezertir_article609


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1