С оружием в руках, с Бандерой в голове. Максим Равреба

Дата публикации: 15 Август 2015, 10:49

«Чёрные списки» на службе Запада на Украине

 

Новый сайт «Злочинець» (Преступник), созданный для запугивания и преследований инакомыслящих и «врагов» киевского режима, не просуществовал в сети и суток. Его заблокировали за нарушение правил хостинга. Впрочем, спустя день, в пятницу 14 августа, он вновь появился в интернете.

 

«Чёрные списки» на службе Запада на Украине

 

Новый сайт, как и более известный его собрат (Миротворец), организован наподобие социальной сети. Каждый может добавить туда тех, кто является (согласно рубрикации) «врагом», «предателем», «террористом», «агентом Кремля в мире». Те персонажи, которые представлены в существующей версии, были собраны на основании анонимного опроса 30 украинских социологов и политологов 15 — 31 июля 2015 года. «В разработке списка принимали участие сотрудники СБУ», — говорится в аннотации.

 

«Тридцать социологов» — это, конечно выдумка. «Сотрудники СБУ» — тоже выдумка. Те, кого киевский режим давно и справедливо не относит к своим поклонникам, давно известны. Социология здесь не при чем. Так безграмотно не пишут даже украинские социологи. А если судить по информации о «преступниках», те сотрудники СБУ, кто принимал участие в составлении сайта — очень плохо информированы.

 

Радует и состав «команды преступников». Там не только Сурков, Кадыров и Ардзинба, Янукович и Азаров, привычные еще с майдана, киевские «ватники» и «колорады», журналисты — Равреба, Чаленко и Мартиросян. Но там и экзотика. Актеры Стивен Сигал и Жерар Депардье соседствуют с президентом Чехии Земаном, премьером Греции Ципрасом, главой Китайской Народной Республики Си Цзиньпином. Есть миллиардер и кандидат в Президенты США, Дональд Трамп. Есть Президент Франции Саркози. Им угрожают трибуналом. Согласитесь, у украинских социологов и сотрудников СБУ очень странные наклонности. Сайт повалили, потом снова вернули. Он в сети. Один из многих. Казалось бы — это смешно. Но смешно ли?

 

Евромайдан начался с «черных списков». Это была проба пера. Не обладая силой для того, чтобы свергнуть законную власть, мятежники решили использовать информационные технологии психологической войны. Так, впервые в интернете, ставшем полем битвы, появились фотографии бойцов милиции и Беркута. Это делали организованные майданом группы, которые искали и публиковали такие фотографии. Учитывая то, что бойца милиции не запугать таким наивным способом, информационные террористы пошли дальше. И стали публиковать фотографии членов семей защитников правопорядка. Жен, детей. Указывать их домашние адреса. Это было вопиющее нарушение закона, конституции и прав человека. Это создавало угрозу жизни, здоровью и репутации законопослушных граждан Украины, чьи мужья и сыновья честно выполняли свой долг, спасая страну от войны. На людей стали нападать, преследовать, травить. И впервые, в мирное время, граждане Украины были вынуждены прятаться.

 

Технологии «черных списков» были не только не осуждены странами Запада, не скрывавшими своей поддержки евромайдана, но также и поддержаны на международном уровне. Появились первые санкции против отдельных представителей действующей на Украине законной власти. Санкции. Они открыто публиковались, что явно показывало намерение запада во главе с США оказать открытое давление на Киев с целью парализовать волю, подавить желание сопротивляться мятежу, наконец, отдать власть в руки мятежников. По сути дела первые санкции против отдельных киевских чиновников и политиков были «черными списками». И по сути дела эта тактика себя оправдала. Тогдашняя власть состояла из людей бизнеса, для которых существует железное правило: «деньги любят тишину». И Партия Регионов, обладавшая всей полнотой власти, командовала милицией, армией и прочими силовиками, которых было немало, дрогнула. Это было видно по той нерешительности, с которой власть общалась с протестным движением. Медленно сдавая позицию за позицией, вплоть до свержения.

 

И сразу после переворота, информационные пропагандисты новоявленной «хунты», журналисты, чьими руками делалась «революция достоинства», принялись за своих врагов. Первые «черные списки» в отношении журналистов, которые выступали против евромайдана, появились на страницах издания «Телекритика», «Украинская Правда» и прочих ресурсах, относящихся к агитпропу переворота. 24 февраля 2014 года, впервые в истории Украины, да собственно и всего постсоветского пространства, пресса опубликовала «проскрипции», в которые вошли журналисты, политтехнологи и политологи. И многие из них были вынуждены бежать из страны. Это была лишь видимая часть явления. Настоящие расстрельные «черные списки», на реальное уничтожение, присутствовали у штурмовиков евромайдана, «самообороны», Правого сектора, которые возвели по всей стране, на всех дорогах блок-посты. Искали врагов евромайдана. Останавливали машины, искали и уничтожали. Многие патриоты в те дни исчезли навсегда пытаясь уйти из охваченного мятежом Киева.

 

Силы мятежников всерьез собирались провести кровавую «люстрацию», зачистив Украину сначала от «врагов майдана», чтобы перейти затем к зачистке всего советского и русского наследия. Пойти по спискам. Но «Русская весна» отвлекла внимание режима узурпаторов от внутренних врагов. Око «революции достоинства» обратилось на восставший юго-восток. Поскольку речь шла о самом существовании нового режима, на тех, кто в 2014 году решил остаться в Киеве, решили пока не обращать внимания, давая им изливать свое негодование в социальных сетях. А сами стали готовить повстанцам «поезда дружбы», с вооруженными боевиками. И СМИ обсуждали не тех, кто был в старых «черных списках» (их было приказано не упоминать совсем), а новых персонажей украинской драмы. Зазвучали новые фамилии и имена. Донбасс взялся за оружие и эгоцентричный Киев не знал еще тех, кто это сделал. Крым сказал Украине последнее «прощай». Запылал Дом профсоюзов в Одессе. Загремели выстрелы на Рымарской в Харькове. Пали на улицах Мариуполя, праздновавшие День Победы мирные граждане. Загремели канонады под Славянском. В ямах закапывали тысячи безымянных тел солдат погибших в «котлах».

 

Летом 2014 киевскому режиму было не до списков. К ним вернулись лишь после Минска-2. Сначала они были стихийными. Составлялись в интернете так называемым «информационным сопротивлением». Там были в основном люди, которые выражали протест в социальных сетях. Но затем к делу подошли профессионально и системно. Было создано Министерство информации. Его руководитель, Стець инициировал создание «информационной армии», в которую вошли десятки тысяч пользователей интернета. Им давались индивидуальные задания: искать врагов и готовить их списки. Зачем? Скоро это стало ясно. Осенью 2014 под руководством Турчинова, Авакова и его советника Геращенко, нынешнего Луганского губернатора Туки был показан сайт «Миротворец». Образец профессионального и системного подхода. Он был подобен социальной сети, добавить в список тех, кто «враг» мог каждый желающий (только из Украины). В «Миротворце» фигурировали имена и адреса «врагов». И по их следам пошли настоящие убийцы, с Бандерой в голове и автоматом в руках.

 

Пали первые жертвы. Самые известные — Олег Калашников и Олесь Бузина. Еще более трехсот патриотов были убиты, арестованы, замучаны, посажены. Этот сайт, несмотря на вопиющее нарушение всех возможных законов, до сих пор существует и призывает к массовым репрессиям. Правда теперь он играет вспомогательную роль. Декорации и острастки. Пугала. Потому что большинство тех, кто жил в Киеве и попал на страницы «Миротворца» вынуждены были покинуть Родину. К тому же теперь списки составляют в МВД и СБУ, ГПУ и МО. Но вот новый сайт. Что это? Серьезное желание отдать Стивена Сигала и Тьерри Мариани с Дональдом Трампом под трибунал? Или попытка «распилить» кусок тощего бюджета СБУ и МВД? Это скорее насмешка над законами и правами человека. Насмешка опасных сумасшедших, в руках у которых власть над огромной европейской страной, которая по меткому выражению киевского писателя, больше Франции. Есть о чем задуматься.

 

Максим Равреба

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Black_List_63463_0


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1