Несломленный дух. Инвалиды войны. Влад

   Дата публикации: 12 Август 2015, 16:08

Видео предоставлено специальным корреспондентом Аленой Кочкиной специально для news-front.info

 

Интервью с ополченцем Владом из бригады «Восток».
Алена Кочкина: Скажите, с какого момента вы, мирный человек, взяли в руки оружие, и почему?
Влад: — Фактически с самого начала, год назад я вступил в ряды батальона «Восток», дабы защитить свой город, нашу республику, семью, защитить выбор людей на референдуме, которые ясно дали понять, что они не против быть с Украиной, но они хотят жить по своим правилам, требуя федерализацию своего края — Донбасса. Но, к сожалению, моральная подоплека была попрана полностью, против нас киевская хунта развязала братоубийственную войну, вот и пришлось взять в руки оружие.
— А в прошлой — мирной — жизни кем Вы были?
— В мирной жизни я был частным предпринимателем. Был свой маленький бизнес, связанный со строительными материалами. Жил, зарабатывал деньги, содержал семью…
— То есть к военной службе вы никакого отношения не имели, максимум армия?
— Да, в десантных войсках служил. К профессиональным военным не отношусь, впрочем, как и большинство моих соратников по оружию. Здесь защищают свою землю обычные люди — шоферы, предприниматели, металлурги, шахтеры… Война людей не выбирает… Соседи целыми подъездами выходили и брали в руки оружие. События 2 мая в Одессе показали, что если ты оружие в руки не возьмешь вовремя, то можешь оказаться жертвой украинских фашистов. Собой пожертвовать многие не боятся, но дети, женщины, старики… в чем они виноваты? А наши культурные ценности — их тоже нужно было защищать.
— Почему пришли именно в «Восток»?
— Еще когда в Москве по работе был, читал, слушал, созванивался с друзьями, и всё анализировал, то вступил в группу «Патриотические силы Донбасса». И далее так получилось, что те ориентиры, которые Александр Сергеевич обозначил, были и мне близки по духу. Считаю его своим соратником в делах, как и все мои боевые товарищи.
— Уже пошел второй год войны, за всё это время где Вы принимали участие в боевых действиях?
— В боевых действиях принимал участие в Песках, Первомайке, на Саур-Могиле, Октябрьское, Ясиноватая, Красный Партизан, Донецкий Аэропорт… То есть везде где батальон «Восток» принимал участие в боях за Донбасс. Самые первые бои батальона я не застал. Вначале своего пути «Восток» состоял из 50 человек, потом стало 300, сегодня — это слаженная бригада в несколько тысяч человек, у которой есть боевой опыт и, к сожалению, боевые потери. Как бы тяжело не было, мы всегда свою задачу выполняем, и есть боевые заслуги и достижения.
— Ранения у Вас были на протяжении всего этого времени?

 

— Нет, только две легкие контузии.
— Расскажите, пожалуйста, как Вы получили это своё ранение?
— 12 апреля 2015 года в светлый праздник Пасхи…хотя, как мы знаем, Минские договоренности уже давным-давно должны были действовать. Вместе с другом и боевым братом мы сопровождали прессу. Журналисты ДНР хотели снять, как именно выполняются украинской стороной эти самые договорённости на территории донецкого аэропорта. Подъехали мы вместе с водителем (Громом), сзади остановилась машина с журналистами. Мы вышли из машины и пошли к ребятам для того, чтобы предупредить, что дальше ехать уже не безопасно. И в этот момент рядом начали взрываться противотанковые радиоуправляемые ракеты (ПТУР). Вот при первом же попадании мы с Громом и получили свои ранения, которые фактически нас и обездвижили. На ногах мы ходить уже не могли. Сознание не теряли, быстро сориентировались и отползли. Слава Богу, журналисты не пострадали. Еще в течении 2 часов шёл бой, и нас не могли эвакуировать, но все остались живы. Видимо, Бог был на нашей стороне, Пасха ведь была! Неприятная ситуация, но, все что делается — всё к лучшему, живы остались! Теперь в наших планах излечение, протезирование и возвращение в строй.
— То есть, Вы собираетесь вернуться в строй?!
— Так точно! Есть задачи, есть определенные сложности у Республики — враг у наших ворот, поэтому нужно быть в строю. На нас надеется и вся бригада «Восток». Мы в полном контакте с ними — они нас поддерживают, и руководство Республики тоже помогает, и персонал больницы заботой окружил. Скоро мы вернемся, так что ждите!
— Влад, я уже брала интервью у гражданских ребят, которые тоже без ног остались. Одни «свой» снаряд чувствуют, другие говорят, что его не услышишь. А у Вас как было?
— Свой снаряд я не слышал. Тем более ПТУР запускается с большого расстояния, до 4 км. Соответственно, звук не всегда можно услышать, а в аэропорту всегда ветер, шум, мелкие перестрелки… Когда мы бываем с журналистами, стараемся находиться возле каких-либо коммуникаций, чтобы в случае поражения они могли куда-нибудь укрыться. В этом же случае ПТУРы в зоне поражения мы не услышали и действовали после взрыва и контузии уже «на автомате». Перевязывали ноги, отползали, искали пути для эвакуации…
— Извините, Влад, заранее за мой вопрос: у вас, у человека когда-то активно ведущего полноценную жизнь, есть жена и дети. Когда Вы уже поняли, что с Вами произошло, какие были первые мысли? Жене сообщили о случившемся?
— Нет, не сообщил. Да и первых мыслей о жене не было. По крайней мере, ближайшие 2 часа, пока мы были под обстрелом. Мысли были только о ситуации: каким образом не дать себя уничтожить, не попасть в плен… Об этом я думал. Потом была реанимация. Потом сами понимаете… Моя супруга узнала случайно, через вереницу моих друзей и боевых товарищей, через интернет. А я, чисто по-мужски, хотел сначала сделать протезы, а потом уже явиться на очи желанные…
— А с детьми уже разговаривали?
— Да, раньше я с ними по скайпу общался, сейчас нет. Да и связь плохая. Но переписываемся регулярно.
— Что говорят?
— А они не знают о моем ранении. Пока с женой не говорим, чтоб дети не переживали. Когда уже с ними встречусь, я смогу им как-то всё объяснить, предугадать их реакцию. А на расстоянии не хочу их огорчать. У меня две девчонки — двойняшки замечательные, по 11 лет! Они хорошо учатся, сейчас закончили 4 класс и отдыхают у бабушки.
— Влад, скажите, если бы в тот момент, когда Вы вступали в ряды батальона «Восток» для защиты родной земли, узнали, что такое случится, Вы бы поменяли своё решение?
— Сложно говорить, как бы ты отреагировал… Когда мы все идем на войну, мы представляем себе картину. Я адекватный человек, взрослый, с определённым жизненным опытом. Я знал, что могу погибнуть, тем более получить ранения, но никогда не думаю о плохом… Каждый мужчина делает для себя определённый выбор. Понятно, что та действительность, с которой мы столкнулись, отличается от воображаемой, ровно до того момента, пока сам с ней не столкнёшься.
— Но решение землю свою защищать осталось бы все равно?
— Конечно, осталось бы! Оно и сейчас есть. Я и детей своих так воспитываю с любовью к Родине, которая тебе не безразлична и которой ты не безразличен… В Украине же уникальная ситуация. Олигархат ввел такие правила игры, при которых простые люди всегда на втором плане. Внешняя, внутренняя политика Украины всегда были сумбурные, вызывали дикий интерес у зевак. А для своего народа ничего не делалось. Вот это и привело к таким чудовищным последствиям. Думаю, что когда-нибудь это должно было произойти, правда, не думалось, что все будет так печально.
— Наверное, не предполагали, что это всё коснется именно Вас и Ваших близких?
— Честно говоря, еще лет за 5 до начала войны мысль о том, что на Украине назревает конфликт, уже была. Экономическая ситуация развивалась так, что богатые люди вели себя безответственно. Бизнес был не социально-ответственный, зарабатывали себе большие барыши, а население выживало на мизерную заработную плату и не могло нормально обеспечивать семьи. Всё работало по определенным схемам. Тем более что Донбасс — регион индустриальный. И очень хотелось бы, чтобы в нашем новом государстве люди начали получать достойную плату за свой труд, честный, тяжелый, донбасский труд… Республика Народная — вот чтоб для народа всё и было.
— На Украине стартовал очередной призыв в армию, президента Порошенко всё чаще и чаще обвиняют в том, что он создает страну инвалидов. Если бы Вы встретили парня-срочника из Украины, который также остался без ног, что бы Вы ему сказали?
— Выздоравливай!!! Смысла нет говорить что-то тем людям, которые сделали свой осознанный выбор. Если бы я мог поговорить с ним до того, как он сюда отправился, а так, только спросить, в чём он нуждается и пожелать выздоровления.

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Несломленный дух. Инвалиды войны. Влад
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1