Без «вести» пропавшая свобода слова. Михаил Мищишин

Дата публикации: 12 Август 2015, 13:45

Почему я решил об этом написать? Потому что европейскую демократию в Украине странным образом строят без свободы СМИ. В стране нет оппозиции, нет оппозиционных СМИ. Вот уже год кошмарят обысками и допросами популярную газету и ее редактора. Теперь уже бывшего. Это я про «Вести» и про Игоря Гужву.

 

Игорь Гужва

 

Гужва обживается в статусе подозреваемого. Ему предъявлено обвинение в уклонении от уплаты налогов и отмывании денег через медиа-холдинг.  Он стал, как минимум, третьим украинским журналистом после Руслана Коцабы и Артема Бузилы, в отношении которого возбуждены уголовные дела. И, если Коцаба и Бузила занимали  антивоенную позицию, то вина Гужвы оказалась в том, что он пытался сделать по европейски взвешенную и качественную газету в воюющей Украине. Но, когда палят пушки, не до объективности.

 

Вот как сам Гужва характеризует ситуацию. “С начала Майдана произошел очень серьезный раскол журналистского сообщества. Оно разделилось на три части. Первая — конкретно за Майдан. Они исходят из того, что все средства хороши ради победы Майдана, а после того как Майдан победил — все средства хороши ради торжества его ценностей, как они их понимают. В такой парадигме СМИ перестают быть средствами информации, а становятся, как писал Ленин, коллективными организаторами, агитаторами и пропагандистами.

 

Вторая часть журналистов заняла зеркально противоположную позицию. Эти журналисты говорили, что Майдан нужно разогнать, задавить его танками, не считаясь ни с чем. Эти люди сейчас находятся частично в Москве, а частично — в ДНР и ЛНР. Обе группы сущностно не отличаются друг от друга, только линия фронта разделяет их. И есть третья часть журналистов — они пытаются сохранить единство страны и народа. Пытаются показать объективную картину происходящего в Украине. Чтобы разные точки зрения были представлены. Чтобы одна часть населения не делала из другой части врага. Не оправдывала насильственные действия тем, что они — во благо, ради какой-то высокой идеи. Они говорят, что нужно просто слушать друг друга».

 

Политическое преследование «Вестей» — далеко не первый случай расправы над неугодным изданием в Украине. Как отмечает на своей странице в Facebook блоггер Геннадий Хелемский, в последние годы на Украине закрыты множество печатных изданий, которые в былые годы определяли лицо украинских СМИ.

 

В 2014 году закрыта газета «Коммерсант-Украина». Двумя годами раньше, в 2012 году, ушла в онлайн-режим печатная версия газеты «Дело», выходившая в Украине с 2005 года. В 2015 году прекращен выпуск бумажной версии газеты «Капитал». Еще раньше перестала выходить «Украинская инвестиционная газета». Почили в бозе журнал «Эксперт-Украина» и газета «Экономические известия». У украинского журнала «Форбс» началась судебная тяжба с американским правообладателем за право использования бренда «Форбс», проплаченного, по словам представителей Украинского медиа-холдинга до 2018 года.

 

Как видим, как и в ситуации с «Вестями», в проблемах большинства украинских изданий была замешана политика. Американцы отозвали лицензию у журнала «Форбс-Украина» из-за включения в санкционный список Сергея Курченко, собственника Украинского медиа-холдинга, которое издает журнал. Газету «Капитал» также связывали с представителями прошлой власти. Российскому издателю «Коммерсант-Украина» не понравилось то, как лояльно освещал события Майдана коллектив украинской версии «Коммерсанта». Это говорит о том, что никакая пресса в Украине, ни политическая, ни деловая, не является по факту независимой и такой, на которую не влияет смена власти в стране.

 

Меняются правительства и президенты – меняются собственники и редакционная политика многих украинских СМИ. И все это называется движением к европейским демократическим ценностям. Новая власть унаследовала худшие черты своих предшественников. От эпохи Виктора Ющенко она взяла склоки во власти и конфликты между олигархами. От методов команды Виктора Януковича – давление на бизнес, СМИ и их собственников, в том числе с помощью налоговиков.

 

Так что же в Украине совсем не может быть независимых СМИ? Могут. Но их тоже закрывают. Недавно душераздирающую статью об этом написал владелец старейшей деловой газеты «Галицькі контракти» («Контракты») Сергей Иванов-Малявин. Претензия властей к Сергею Иванову та же, что и к Игорю Гужве – неуплата налогов и отмывание средств через газету. Смысл статьи: власть в Украине меняется, а налоговый пресс на бизнес и СМИ – нет. Начатое еще при старой власти дело в отношении собственника «Контрактов» продолжается и при новой власти. Кстати, в 2014 году «Контракты» также ушли в он-лайн и прекратили выпуск бумажного журнала.

 

При всей разнообразности редакторских историй, вывод у них один. Все крупные и влиятельные СМИ в Украине должны принадлежать действующей власти. Если они не принадлежат действующей власти и проводят самостоятельную редакционную политику, на сцене появляются налоговые инспекторы, которые находят претензии к собственнику или главному редактору и ставят под вопрос выход издания. И репутацию его руководства. Что при Викторе Януковиче. Что при Петре Порошенко.

 

Запретив Комартию, и, устроив гонения регионалам, власть практически выдавила из политического поля Украины оппозицию. Это прозвучит цинично. Но власть в чем-то и права. Если в стране нет оппозиции, то, зачем Украине оппозиционные СМИ?

 

Майдан, клявшийся в верности идеалам демократии и упрекавший прежнюю власть в диктатуре, сам став властью сам, безжалостно выдавил всех своих противников в политический андерграунд. Сейчас оппозицией в Украине считаются разногласия между самой властью: президентом Петром Порошенко и премьером Арсением Яценюком, Радикальной партией Олега Ляшко и Правым сектором, новой партией Игоря Коломойского «Укроп», которые сообща действовали против Виктора Януковича на Майдане.

 

Яркие антагонисты коммунистов и Виктора Януковича, украинские националисты, как ни странно, создали зеркало коммунистического режима. По сути, ими сейчас создан такой общественный настрой в Украине, в котором СМИ могут быть только «за» власть. Да, действия власти можно критиковать сколько угодно. Вместе с тем, огромный пласт мнений и оценок, осуждающий Майдан и его насилие, вырван из контекста Украины и приравнен к предателям Родины.

 

В стране, в которой нет настоящей оппозиции, и которой не нужна качественная журналистика мнений, а мечта создать европейскую газету обречена на проавал. И тут я полностью согласен с Гужвой: «В Донецке мы перестали выходить с июля месяца, нас назвали бандеровской проукраинской газетой. А в Киеве на нас нападает «Правый Сектор» за то, что мы — якобы «пятая колонна», — написал Игорь Гужва.- Такова судьба объективных СМИ в переломный период истории”.

 

Михаил Мищишин

 

 

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
Guzhva_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1