Прикладная футурология. Виктор Мараховский

Дата публикации: 10 Август 2015, 16:20

Помните, в апреле были такие неприятные инциденты в Средиземном море, когда за несколько дней затонули около тысячи беженцев? Они плыли из разбомбленных западными демократиями частей мира (Ливия, Сирия) в эти самые западные демократии, где по слухам есть еда и лекарства, и тонули пачками. Когда их стало СЛИШКОМ много – Европа даже собрала какой-то экстренный совет, чтобы решить проблему.

…Ну так вот. Уже пару месяцев о тонущих беженцах ничего не слышно. Видимо, проблема решена.

Надо проверить.

 

за несколько дней затонули около тысячи беженцев

 

Ой, оказывается, вообще-то нет. Буквально на прошлой неделе на пути в Италию перевернулся очередной водный транспорт с беженцами. На судне было порядка 600 человек, спасти удалось 375. Сколько спасти не удалось – считайте сами.

 

По логике это должно быть во всех передовицах и топовых заголовках – больше 200 трупов же. Но нет. Информационные пушки мировых СМИ бьют по другим целям: захват отеля в Мали, дебаты республиканцев, Мадонна не приедет в притесняющую геев Россию.

 

Отечественные СМИ – которые, напомним, являются информационными вассалами западных – повторяют эту повестку.

 

Вопрос: почему тонущих беженцев никто не замечает? Ответ: а потому что они всё дохнут и дохнут, сколько можно удерживать внимание на них. Тем более что проблема признана не то чтобы несуществующей, а так, «ещё одним хроническим геморроем цивилизации».

 

Сколько можно насчитать таких существующих, но отсутствующих в поле внимания граждан геморроев – можно только догадываться.

 

Саудовская Аравия при поддержке других монархий осуществляет наземную интервенцию в восставший Йемен (это называется «проправительственные силы вытесняют мятежников»), идут бомбёжки, дети гибнут сотнями. Это неинтересно.

 

Пуэрто-Рико объявил дефолт – это тоже неинтересно.

 

В результате самые кровавые, самые драматические и самые масштабные события, происходящие на нашей планете сегодня – проходят где-то в отдалении, как зелёный шум. И не участвуют в ежедневно меняющейся картине мира граждан.

 

…Не, я сейчас не буду в энный раз стенать, «как же это вниманием мировой публики бесстыдно манипулируют». И о том, как это делается, и о том, какое это бесстыдство – написаны терабайты разоблачений. К тому же разоблачители слишком часто скатываются в дурную конспирологию, предполагая чью-то невероятно хитроумную волю за каждым бардаком и чей-то мегамозг за любой глупостью.

 

Давайте порассуждаем, чем это всё кончится.

 

У меня есть версия. Я уже писал о «маргинализации большинства», в ходе которой повсеместно на планете совершенствуются технологии т.н. «управления массами».

 

Представляется, что на самом деле это не технологии управления массами. Это уже технологии изоляции друг от друга новых социальных классов, которые можно коротко определить как «юниты» и «игроки». И эти технологии уже начали действовать против своих изобретателей.

 

Тут в чём вся штука. Игроки — это не «управители» в старом добром смысле. Те, прежние управители действительно управляли. То есть имели модели реальности в головах и как умели, дискутируя, подсиживая и порой валя друг друга — эти модели реализовывали.

 

Сегодняшние игроки — просто добиваются успеха. У них вообще другое мироощущение. Игрок не программист, он не создаёт мир, не фиксит его баги. Он просто набивает экспу и набирает лут с бонусами применительно к обстоятельствам. Более того: прослышав о новых дырах в мироустройстве, игрок спешит их использовать — и мы наблюдаем, например, эту таинственную, но успешную «продажу нефти ИГИЛ непонятно кому».

 

Количество БФГ, аптечек и плазмотронов, имеющихся у современных игроков, зашкаливает — не настолько, чтобы убить всех монстров, то есть друг дружку, но достаточно, чтобы набивать бонусы за счёт того, что в старых играх называлось «доход от городов».

 

Чем от этих славных ребят отличаются юниты? Они не лучше, они не хуже игроков. Они просто гораздо слабее. У них НЕТ аптечек, дробовиков и дохода от городов — и потому они зависят от своего низкого левела гораздо сильнее и вынуждены жить в том мире, который своими играми меняет как оно хочет сословие игроков.

 

Когда-то, лет сто назад, у юнитов появились дробовики — это случилось, когда тогдашние управители схлестнулись друг с другом многомиллионными армиями. Винтовка родила власть — и юниты были временно возведены в гражданское достоинство, и получили какие-то массовые политические партии, и стали превращаться в управителей. Некоторые вышедшие из юнитов управители даже мечтали о том, как бы сделать управителями всех, кто способен.

 

Но эти времена позади. Сейчас сама идея управления переживает кризис и деградацию, управление заменено игрой престолов.

 

И потому запрос на непрерывное осмысление происходящего — вытеснен запросом на «эффективную», то есть наиболее эффективно изолирующую граждан от происходящего, трактовку.

 

И потому изоляция мира юнитов от мира игроков всё растёт. Игрокам глубоко чуждо какое-либо цивилизационное целеполагание. Для них «эффективное управление» — это не решение каких-либо системных проблем, а продолжение игры. Поэтому у мира пусть хоть целые области и страны отгнивают заживо — главное, чтобы это вдруг не привело к их личному выпадению из того, что игроки называют обоймами.

 

Пусть разбомбленные нации дохнут, пытаясь сбежать со своих обугленных континентов. Пусть вымирают пристойно и без трагедий собственные народы-юниты. Это всё, конечно, проблемы, и проблемы серьёзные — но с точки зрения игрока не решать их — куда эффективнее, чем решать. Последнее может привести к потере экспы. Ну их. Просто пусть никого они особо не тревожат, а уж если тревожат — то пусть локально.

 

В результате получается любопытный «новый общественный договор» — договор об отчуждении миров. Накапливающеся системные проблемы интересуют игроков исключительно в смысле «как бы их задвинуть». Массам же юнитов — будем откровенны — нет особой радости тревожиться о проблемах, которые им решать не делегировали. И продукт этого общественного договора изоляции — медиа-класс, спонсируемый игроками и состоящий из тех же юнитов — во многом бессознательно переключает своё (и масс) внимание на всякую хрень. До последнего. Пока есть возможность жить без решения.

 

…Каков будет итог? Есть мнение, что как всегда, ув. друзья, блестяще разыгрываемые партии в игре престолов всегда завершаются сломом т.н. великой шахматной доски.

 

Потому что (и это самая страшная тайна) — Человечество ни хрена не игра. Люди могут вести себя как пешки и фишки, жить как фишки и думать как фишки. Но они ими не являются. Они живые и в целом — как явление — жутко древние. И офигевшие игроки однажды — эпоху за эпохой — обнаруживают, что их продвинутые технологии управления сначала выродились в технологии изоляции, а затем — надёжно изолировали их самих, великих игроков, от происходящего в недрах «юнитских» масс. Которые вдруг порождают из недр своего коллективного бессознательного такой кровавый ресет, что самим страшно и больно.

 

О дальнейшем потом, спустя столетия, заново наросшие на человечестве элиты снимают сопливые сериалы. Но те, кто внезапно прямо из эргономичного кресла перед супермонитором попадает на площадь, под продвинутый модный девайс со скошенным лезвием, — этих сериалов уже не увидит.

 

Виктор Мараховский

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Bezhency_g075


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1